Main Content:

Просмотр сообщений

Сообщения | * Темы | Вложения

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.

Темы - admin

Страницы: [1] 2 3
1
УСТАВ
ВСЕРОССИЙСКОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ ИЗБИРАТЕЛЕЙ
[/color]

     Всероссийское объединение избирателей является внепартийным общественным объединением избирателей страны для реализации права народа на всю полноту политической власти, этического, морального и нравственного контроля в обществе и государстве.
     Вся полнота власти в стране принадлежит народу. Народ реализует свое право суверенного источника власти на территории страны через установленные общепризнанные правовые механизмы (референдумы, участие в выборах и контроле органов власти, федеральное, региональное и местное самоуправление).
Всероссийское объединение избирателей является надгосударственным образованием. Все выборные органы власти в стране, формируемые в процессе волеизъявления избирателей, подотчётны и подконтрольны постоянно действующим органам Всероссийского объединения избирателей и его высшему органу - Съезду Всероссийского объединения избирателей.
     Полномочия любого должностного лица в системе органов государственной власти и управления, а также в системе общественного самоуправления народа, производны от воли народа. Любое действие или бездействие такого должностного лица, если оно входит в противоречие с волей народа, зафиксированной в актах его волеизъявления (всенародных референдумах и постановлениях высших органов управления      Всероссийского объединения избирателей, признаётся ничтожным, независимо от судебной проверки и последующей отмены такого акта. Должностное лицо, виновное в совершении такого проступка (воспрепятствовании воле народа), подлежит привлечению к ответственности в обязательном порядке и независимо от срока давности совершения такого правонарушения. Споры и разногласия по вопросам о соответствии или несоответствии акта должностного лица акту органа народного волеизъявления, рассматриваются специально создаваемыми для этих целей выборными судами в системе всенародного самоуправления.

ОРГАНЫ УПРАВЛЕНИЯ

     Высшим органом управления Всероссийского объединения избирателей является Всероссийский съезд представителей избирателей России. Съезд вправе рассмотреть любой вопрос связанный с жизненно важной для народа реализацией абсолютного права на верховенство его воли, как над государственной властью, так и над властью конфессиональной, идеологической и любой иной формой прямой и завуалированной власти в обществе.
     Вопросы мира и войны, изменения государственного устройства и конституционного строя, территориальной целостности страны, объединения в какие бы то ни было союзы и организации с другими народами и государствами, принадлежности земли и принципов землеустройства и недропользования, использования иных общих ресурсов и общенародных средств производства, принадлежности финансовой системы страны, общих принципов организации судебной системы, относятся к исключительной компетенции Всероссийского Съезда избирателей. Постановления Съезда по этим вопросам, принятые квалифицированным большинством (более половины от общего числа представителей), имеют высшую юридическую силу на территории России и подлежат обязательному исполнению, вне зависимости от действия иных нормативно-правовых и индивидуально-правовых актов любых органов государственной власти и общественного самоуправления.
     В период между ежегодными Съездами Всероссийского объединения избирателей, могут созываться Конференции ВОИ (здесь и далее - Всероссийского объединения избирателей). Порядок созыва, нормы представительства, органы управления и компетенция Конференций ВОИ определяется Съездом.
     Съезд Всероссийского объединения избирателей образует свои постоянно действующие органы управления и контроля - Президиум и Контрольную комиссию Всероссийского объединения избирателей, наделяет эти органы полномочиями для реализации целей и задач объединения.
 

ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ОБЪЕДИНЕНИЯ

1. О принадлежности земли и недр.


     Территория страны принадлежит по праву неделимому союзу коренных народов России с государствообразующим этническим ядром - русским народом, исторически создавшим государство Россия, составляющим абсолютное большинство населения страны, являющимся его этнополитической основой.
     Земля и другие природные ресурсы РФ - это источник жизни народа и его последующих поколений, никто не вправе присваивать, иметь в частной собственности или отчуждать эти блага в любой форме без согласия или вопреки воле народа, как коллективного владельца этих природных ресурсов.
     Из принадлежности этого имущества народу, на праве общей совместной собственности, следует принадлежность каждому гражданину пропорциональной неотчуждаемой части этого имущества.
При использовании земель с целью извлечения прибыли, и продаже полезных ископаемых, извлечении дохода из любых видов природных ресурсов на территории страны пропорциональная часть имущества или денежных средств (природная рента) принадлежит лично гражданину РФ на праве собственности. Это часть дохода гражданина не подлежит изъятию или обращению в доход других лиц, включая государство, она не может быть подвергнута какому-либо прямому или косвенному налогообложению.
     Право на часть общего дохода от природной ренты возникает у гражданина страны с момента возникновения его гражданства и прекращается с утратой гражданства. Лица с двойным (и более) гражданством, без гражданства, либо постоянно (более 6 месяцев в году) проживающие вне пределов Российской Федерации, не имеют права на указанную часть дохода .
     Право на ренту гражданина не наследуется после его смерти, однако каждый гражданин РФ родившийся на территории РФ приобретает такое право с момента рождения. Это право может быть утрачено гражданином РФ по решению суда и только в связи с причинением указанному общему имуществу народа невосполнимого имущественного вреда либо хищения этого имущества или средств от его реализации в особо крупном размере, превышающем его пропорциональную долю в ренте за период средней продолжительности жизни в стране на момент рассмотрения такого дела судом.
Право гражданина РФ на пользование землёй для сельскохозяйственных нужд, дачного строительства, строительства жилого дома и обустройства приусадебного участка, в пределах выделенной ему пропорциональной части земель, с учётом категории земель и климатических условий, является бесплатным.
     Право пользования гражданином своей долей земли, возникает по решению органа общественного самоуправления данной административно - территориальной единицы. Такое право пользования земельным участком может передаваться по наследству, однако наследник при этом утрачивает своё самостоятельное право на выделение ему части земель для личного пользования в размере унаследованного им участка.
     Все средства, полученные от использования земель, продажи полезных ископаемых из недр и эксплуатации иных природных ресурсов (добыча нефти, природного газа, каменного угля, руды, вырубка леса, ловля рыбы, охота и промысел дикого зверя, сбор дикорастущих плодов, отведения земель под промышленные и бытовые объекты, использование источников воды и т.п.) подлежат отдельному учету и зачислению на счета общественных (негосударственных) фондов потребления, откуда распределяются по личным счетам граждан в общенародном банке РФ.
     Реализация описанных реформ владения природными ресурсами должна быть одобрена на референдуме. Для целей определения права на природную ренту вся территория страны рассматривается как целый и неделимый комплекс природных ресурсов, без деления по административно-территориальному признаку. Государство и его органы не являются владельцем территории или природных ресурсов страны, не имеют права на отчуждение территории или выделение земель, использование природных ресурсов по своему усмотрению. Выделение земли и недр для государственных нужд находится в исключительной компетенции общественных фондов управления общенародным имуществом, подотчетных и подконтрольных народу РФ.
Права граждан РФ, ранее приобретших земельные участки в собственность, подлежат переоформлению в бессрочное пожизненное безвозмездное владение и пользование в пределах пропорциональной части гражданина страны.
     Налогообложению пользование выделенными гражданину участками земли не подлежит. Земельные участки свыше этой части подлежат безвозмездному изъятию в общественный фонд земель. Ущерб, причинённый такому собственнику, подлежит возмещению из имущества тех лиц, которые превысили свои полномочия при исполнении обязанностей на государственной службе и незаконно распорядились имуществом народа.
     Земли, приобретённые в частную собственность иностранцами, а также лицами с двойным и более гражданством или постоянно проживающими за пределами РФ, подлежат реквизиции (возмездному изъятию) в общественный фонд земель народа России. Обязанность возмещения ущерба собственнику несут лица причастные к нарушению прав народа на принадлежность земли (депутаты ГД, члены Совета Федерации и президенты РФ, принявшие, подписавшие и одобрившие неконституционные законодательные акты о земле и недрах, должностные лица из состава правительства, подготовившие проекты таких законов, лица органов управления, реализовавшие оформление прав на это имущество на основании заведомо антиконституционных законодательных и иных нормативных актов.
     При рассмотрении таких дел в судах РФ презюмируется, что любое лицо знало, на момент совершения им сделки, о принадлежности земли и недр народу России, а не органам государственной власти и управления.
 

2. Пересмотр итогов приватизации

     Общество исходит из того, что промышленный потенциал единой страны (СССР) к началу 90-х годов прошлого века был создан усилиями многих предшествующих и живущего тогда поколения граждан страны. При этом, на протяжении многих десятилетий рыночные механизмы оплаты труда не применялись, что привело к созданию общего для граждан имущества, в составе которого оказались результаты совокупного труда народа - государственной промышленности СССР.
Общество считает, что в процессе приватизации промышленной собственности Российской Федерации в 90 е годы ХХ века были допущены грубые нарушения прав владельца этой собственности, что явилось по сути хищениями в особо крупных размерах и противоправным присвоением общенародного достояния частными лицами в размерах, серьезно подрывающих национальную безопасность страны, её экономический потенциал и имущественные права граждан.
     Так, согласно действовавшей Конституции СССР (ст. 11) государственная собственность Союза ССР признавалась общим достоянием всего народа, и выступала главной формой социалистической собственности. В основном законе Союза было закреплено, что "В исключительной собственности государства находятся: земля, ее недра, воды, леса. Государству принадлежат основные средства производства в промышленности, строительстве и сельском хозяйстве, средства транспорта и связи, банки, имущество организованных государством торговых, коммунальных и иных предприятий, основной городской жилищный фонд, а также другое имущество, необходимое для осуществления задач государства."
     Конституция РСФСР изменена в редакции закона РФ от 9 декабря 1992 г. N 4061-I, Закона РФ от 21 апреля 1992 г. N 2708-I, Закона РСФСР от 15 декабря 1990 г. и регламентировала так же сходное основополагающее правило, что "Государственная собственность Российской Федерации является достоянием многонационального народа Российской Федерации." То есть, имущество страны принадлежало именно народу на праве общей совместной собственности и находилась в государственном управлении. Никакого самостоятельного права собственности у государства не было. Это было производное право на управление собственностью народа. Право принадлежности этого имущества именно народу неоспоримо закреплено в предшествующих конституциях СССР, РСФСР, РФ.
     Однако в нарушение данных конституционных положений о принадлежности госсобственности народу страны в 90 годы ХХ века и первом десятилетии ХХI века без согласия владельца этой собственности (народа РФ), и с нарушением фундаментальных правил владения имуществом, органами законодательной и исполнительной власти РФ были произведены масштабные меры по отчуждению имущества под видом независимой от народа государственной собственности в пользу отдельных частных лиц и компаний, включая зарубежные. Названа эта процедура была "приватизацией", хотя имущество и так находилось в приватной совместной собственности всего народа, что было конституционно закреплено как достояние всего народа. Незаконность таких мер псевдо-приватизации подтверждена проверками Счетной Палаты Российской Федерации и зафиксирована в "Аналитической записке" - Анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993-2003 годы (экспертно-аналитическое мероприятие), то есть официально признана государством в лице его высшего финансового контрольного органа.
     Между тем, настоящий собственник указанного имущества - народ Российской Федерации, своего согласия на отчуждение общего совместного имущества (промышленных объектов, находившихся в ведении (управлении) государства), не давал. Принятие таких решений об отчуждении собственности народа происходило на основании законодательных актов, принимавшихся с превышением полномочий, депутатами Федерального собрания РФ, неправомерными актами Правительством РФ и указами Президентов РФ, за что они (выборные и назначаемые должностные лица) подлежат привлечению к юридической ответственности, а итоги приватизации пересмотру, в установленном специальным Референдумом народа Российской Федерации, порядке.
При выработке правил пересмотра итогов приватизации, которые подлежат вынесению на всенародный референдум для одобрения, Общество исходит из того, что:
     - законное владение объектами приватизации может возникать только при наличии предварительного согласия собственника на отчуждение своей собственности и соблюдении принципа возмездности отчуждения имущества по реальной, а не искусственно заниженной стоимости, а так же соблюдении законности сделки;
     - выборные и назначаемые должностные лица государственных органов власти, действовавшие без надлежащих полномочий от собственника
(народа РФ) при принятии решений и оформлении приватизационных актов законодательного и исполнительного органов, действовали в чужом интересе без надлежащих полномочий.
     - сделки совершенные в чужом интересе без полномочий могут признаваться собственником посредством их последующего ободрения. Одобренными на референдуме могут считаться те сделки, которые явным образом не нарушают прав владельца имущества (народа РФ), например, приватизация жилищного фонда в пользу граждан, приватизация мелких и средних объектов коммунально-бытовых услуг, мелких и средних предприятий торговли.
     Остальные сделки по приватизации промышленных объектов подлежат проверке и пересмотру специальным независимым судебным органом (коллегиальными составами избираемых народом судей с участием расширенной коллегии присяжных заседателей), создаваемым для этих целей, а так же в порядке уголовного судопроизводства, если при их совершении будут установлены признаки уголовно-наказуемых деяний;
     - Органы государственной власти и управления признаются для целей приватизации представителями народа. Согласно общему правилу, при отсутствии признаков уголовного преступления, права и обязанности по сделкам лица, совершившего от имени владельца имущества эти сделки, без надлежащих полномочий в пользу другого лица (приобретателя объекта приватизации), возникают именно у такого представителя, а не у собственника имущества, в отношении которого совершена сделка. Следовательно, все материально-правовые последствия ответственности перед лицами, принимавшими участие в приватизации (приобретателями неправомерно приватизируемых с превышением полномочий объектов народной собственности), подлежат персональному возложению на этих лиц (депутатов Федерального Собрания, принимавших неправомерно акты о правилах приватизации, членов правительства, министерств и ведомств РФ, а так же президентов РФ), превысивших свои полномочия при отчуждении имущества народа России.
     - Cудам, при рассмотрении законности сделок по приватизации промышленных объектов стратегического назначения, транспорта, связи, ВПК, энергетики исходить из того, что отсутствие согласия народа на отчуждение его собственности презюмируется в каждом подобном случае, когда нет акта непосредственного волеизъявления народа (референдума) по вопросу о допустимости и принципах приватизации.
     Косвенные акты волеизъявления (программы кандидатов в депутаты или программы политических партий, программные документы правительства, опросы общественного мнения, социологические исследования, суждения высказанные в средствах массовой информации, различного рода экспертами, специалистами и тп) не признаются актами волеизъявления народа в форме согласия на отчуждение его имущества. Последующее ободрение указанных сделок по приватизации, заключение мировых соглашений при рассмотрении споров по ним, недопустимо.
     Кроме того, подобные сделки вопреки имущественному интересу народа признаются совершенными с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, то есть ничтожными. Любой гражданин РФ с целью защиты публичного интереса и недопущения незаконного присвоения, сокрытия и передачи третьим лицам общенародного имущества частными лицами, вправе совершать удержание такого имущества в порядке установленном статьей 359 Гражданского кодекса РФ, с одновременным обращением в суд или компетентный государственный орган для целей пересмотра законности приватизации данного имущества, если таковой пересмотр судом еще не производился.
     - Защита и представление интересов народа РФ в специальных судах по пересмотру итогов приватизации возлагается на органы государственной власти, организации общественного самоуправления граждан всех уровней. Всякое заинтересованное лицо, включая любого гражданина РФ, вправе обратиться в суд с иском в защиту нарушенных прав принадлежности народу его имущества - объектов промышленной собственности. Меры обеспечения иска судом, при принятии таких споров к производству, обязательны.      Встречное обеспечение при таких спорах не применяется. Однако при принятии таких мер обеспечения суду следует исходить из недопустимости нарушения производственного процесса данного предприятия и недопустимости увольнения рабочих и служащих в результате таким мер обеспечения исков. Правила о сроках исковой давности, добросовестном приобретательстве и приобретательной давности, а так же об ограничении срока давности предъявления требований к правопреемникам должников, включая наследников, при рассмотрении споров о возврате неправомерно приватизируемого имущества, судом не применяются, поскольку нарушение прав народа отчуждением его имущества без его согласия презюмируется общеизвестным фактом, квалифицируется как противоправное посягательство на публичный интерес и основы правопорядка в любом цивилизованном государстве.
     Воспрепятствование любым должностным лицом, в какой бы то ни было форме пересмотру итогов приватизации и восстановлению прав законного владельца, влечет уголовную ответственность в виде лишения свободы сроком от трех лет до пожизненного лишения свободы с обязательной конфискацией имущества этого должностного лица.

комментарий

Планируемые последствия деприватизации промышленной собственности.

В процессе пересмотра итогов приватизации все объекты промышленного производства, отчуждение которых было признано незаконным, поступают в негосударственный Фонд народного хозяйства России. Имущество Фонда считается общей совместной собственностью граждан РФ и представляет собой единый экономический комплекс. Каждый гражданин РФ приобретает по праву неотчуждаемую акцию Фонда народного хозяйства страны. Управление Фондом, а так же реализация прав акционеров осуществляется по аналогии с акционерным обществом. Фонд с учетом мнения акционеров может принимать решения о приватизации отдельных предприятий (продаже частным лицам) или приобретении имущества. При этом, решение считается принятым, если за него проголосовало не менее половины акционеров от общего числа акционеров-граждан страны.
Порядок, сроки, размеры и формы выплаты дивидендов могут варьироваться для разных категорий акционеров в зависимости от выбора самого акционера.
Безвозмездная передача предприятий и организаций из общественного фонда в распоряжение государства допустима только для целей исполнения государством своих функций по обеспечению общественной безопасности. Право общественного контроля за переданными объектами и эффективностью их использования сохраняется за Фондом народного хозяйства. Такая передача может иметь место только в ведение, но не в собственность государства. Государство, наделенное правом нормативного регулирования поведения субъектов экономической деятельности, не имеет права выступать самостоятельно субъектом экономической деятельности, приобретать гражданские права и обязанности, распределять ресурсы, рассматривать экономические споры, распоряжаться прибылью и иным имуществом субъектов экономической деятельности, так как это противоречит принципам функциональной принадлежности.
Субъекты экономической деятельности, не входящие в состав Фонда народного хозяйства или не отнесенные к ведению государственного управления имеют право на свободу предпринимательской деятельности в соответствии с законодательным регулированием.
Имущество и доходы, а так же экономическая деятельность общественного Фонда народного хозяйства России налогообложению не подлежат, однако из доходов Фонда ежегодно выделяются средства для формирования бюджета на содержание органов государственного управления. При этом, акционеры Фонда - граждане РФ, принимают участие в голосовании по утверждению общей суммы сметы на содержание госорганов.
Решение задач социально-экономического обеспечения граждан
(пенсионное обеспечение, медицинское обслуживание, образование, наука, культура) возлагается на Фонд народного хозяйства России. Для этих целей, а так же для целей организации деятельности народно-хозяйственного комплекса в Фонде создаются органы планирования и контроля, рассмотрения экономических споров, изучения потребительского спроса и разрабатываются долгосрочные перспективные планы развития, утверждаемые на всероссийских конференциях акционеров Фонда народного хозяйства.

 

3. Правосудие


     В вопросе правосудия Объединение считает, что:
     - Суд является важнейшим регулирующим отношения в обществе органом. Любой суд призван урегулировать конфликт справедливым его разрешением, поэтому судья должен быть достаточно сведущ в деле, которое он разрешает, и в достаточной мере независим от сторон конфликта. Достигается это особой системой отбора кандидатов в судьи по строгим критериям компетентности и высокой нравственности, а так же выборностью судей всех уровней и возможностью их отзыва с этой должности и привлечения к ответственности, если отзыв произошел по виновному основанию.
     - Суды должны быть специализированные по сферам регулирования. Уголовный суд должен находится вне системы государственных органов власти и финансироваться исключительно за счет средств, выделяемых Фондом народного хозяйства России, то есть состоять на содержании всего общества.
     Суд по рассмотрению административных правонарушений должен находится в системе органов государственного управления. В этой же системе должен находится и суд по урегулированию споров в сфере госуправления, который должен разрешать разногласия о компетенции и полномочиях различных органов власти и управления. Судьи судов сферы управления не избираемы, а назначаются спорящими сторонами управления из числа судей, утверждаемых вышестоящим для них общим органом власти. Назначенные таким образом судьи, избирают третьего судью, который и является для них председателем состава суда.
     Суд для рассмотрения экономических споров в сфере народного хозяйства России (арбитражный суд) образуется органами управления Фонда народного хозяйства. Персональный состав кандидатов в судьи арбитража выдвигается на конференции Общества высшими органами управления и утверждается конференцией после процедур проверки уровня квалификации и пригодности по моральным критериям к исполнению обязанностей судьи по экономическим спорам.
     Судьи общей юрисдикции, рассматривающие споры с участием граждан и экономические споры в сфере не отнесенных к народному хозяйству России отношений (коммерческие и предпринимательские споры), являются избираемыми на конкурсной основе. Кандидат в судьи проходит отбор по конкурсу на профессиональную и моральную пригодность к исполнению обязанностей судьи, получает поручительство не менее двух действующих судей, нести равную субсидиарную с ним материальную ответственность в случае причинения судьей ущерба принятием заведомо незаконного судебного акта и после этого его кандидатура наряду с не менее чем двумя другими, выставляется на выборы. Срок полномочий избранного судьи не может превышать пять лет. Количество переизбраний судьи на должность не ограничено.
     Руководители высших судебных органов: Председатель высшего уголовного суда России, Председатель Высшего народно-хозяйственного суда России (арбитража России), Председатель высшего гражданского суда России, составляющие вместе Конституционный суд РФ, избираются на должности всенародным голосованием, сроком на 10 лет. Количество переизбраний их на должность не ограничено.
     На договорной основе любой спор может быть передан в третейский суд. Постоянно действующие третейские суды создаются при обществах потребителей на территориях местных органов самоуправления, для рассмотрения любых споров имущественного характера, при наличии согласия сторон на рассмотрение их споров данным третейским судом, а так же для споров избирателей и выборных должностных лиц при условии заключения между ними общественного договора о представительстве выборным лицом интересов избирателей в органах власти и управления. В этом случае избрание третейских судей в такой постоянно действующий третейский суд производится по тому же избирательному округу, по которому было избрано такое должностное лицо (депутат, глава администрации и тп). Срок полномочий третейских судей в этом суде не может быть менее срока, на который избрано указанное выборное лицо.
     Таким образом, система судов, по мнению Общества, должна состоять из общественного уголовного суда (народного) вне системы органов государственной власти и государственного административного суда в системе органов государственной власти, а так же суда в сфере государственного управления, народно-хозяйственного суда (арбитража) в системе народного хозяйства России (ядра общественной экономики страны), гражданских судов (судов общей юрисдикции, так же отнесенных к народным судам) и третейских судов для разрешения споров на основе договорной подсудности, а так же споров избирателей и выборных должностных лиц, заключивших общественные договоры о представительстве. интересов избирателей.
     Учитывая, что большинство споров в сфере имущественного оборота может быть разрешено на стадии установления подлинности доказательств, а так же то, что многие споры не представляют сложностей с квалификацией, с целью процессуальной экономии целесообразно ввести судебное расследование в судах первой инстанции при рассмотрении имущественных споров, когда следователь суда по гражданским спорам проводит соответствующее расследование по материалам дела и представляет судье установленные (проверенные им доказательства), если стороны не согласны с результатами проверки судебного следствия, и не согласны на утверждение мирового соглашения, то дело для принятия решения и дачи по нему квалификации направляется в суд второй инстанции, который формируется непосредственно перед рассмотрением дела по жребию и не должен знать участников спора, а лишь дает квалификацию спорного правоотношения, что призвано устранить риск подкупа судей или оказания на них давления со стороны спорящих сторон.
     Для особых случаев, затрагивающих общественно-политический интерес большинства граждан страны, могут создаваться специальные временные суды, например, суд по пересмотру итогов приватизации, трибунал для рассмотрения политических преступлений крупных государственных и общественных деятелей, высших должностных лиц страны и т.п. Кроме того, необходимо создание специализированных судов, которые будут рассматривать только дела о правонарушениях судей, связанных с отправлением правосудия.
 

4. О договорной ответственности выборных лиц


     Основным условием и гарантией добросовестности выборных должностных лиц всех уровней власти является их ответственность перед теми кто их избрал за нарушение предвыборных обязательств. Отсутствие или ненадежность механизмов ответственности является причиной, по которой демократические методы управления превращаются в фарс, а обман избирателей в традицию.
     Радикально не соответствующим смыслу демократических процедур выступает так же избрание кандидата на должность на основании симпатий и антипатий избирателей, когда успех выборов для кандидата зависит от впечатления произведенного на электорат в целом избирательной технологией, где решающим фактором выступают вложенные в избирательную компанию денежные средства. Такие факторы приводят к завуалированной покупке выборного места, что во многом и обусловливает последующее поведение избранного на пост лица, вынужденного волей обстоятельств получения полномочий не от народа, а от спонсора выборного процесса злоупотреблять приобретенным служебным положением для коррупционных целей деятельности.
     Для того чтобы избежать описанных негативных факторов, по мнению Общества, необходимо:
     - вести смешанный порядок назначения на выборную должность, который сводится к совмещению конкурсного отбора кандидатов на должность по, в первую очередь, этическим критериям и во вторую - по профессиональной пригодности. Конкурсные комиссии должны действовать в открытом для публичного ознакомления избирателей режиме. Результаты и сам процесс тестирования и собеседования, сдачи экзаменов и иных проверок, а так же итоги изучения автобиографических данных и характеристик кандидата на выборную должность, должны быть доступны для публичного ознакомления в период его участия в процедуре конкурсного отбора и до истечения полномочий по выборной должности.
По результатам тестирования конкурсная комиссия принимает решение о прохождении конкурса не более пяти и не менее трех кандидатов, которые и выставляются для участия в выборах. Эта процедура предварительного отбора кандидатов призвана обеспечить профессионально пригодных и достойных в нравственном отношении граждан- претендентов на выборные должности. Состав конкурсной комиссии по этике и профессиональной конкурсной комиссии формируется на основе участия независимых экспертов назначаемых по жребию с привлечением представителей общественных организаций, а так же организаций науки, культуры, образования, проживающих на территории данного избирательного округа.;
     - ввести договорную ответственность выборного лица перед избирателями, на основании предварительно (до вступления в должность) заключаемого общественного договора, в котором предметом договора являются обязательство представителя исполнять наказы избирателей и предвыборную программу кандидата, а так же порядок отзыва и меры ответственности за нарушение условий договора.
     Поскольку единственным источником власти в стране признается ее народ, данный принцип должен быть последовательно воплощен в процессах формирования органов власти в государстве.
     Для этих целей:
     1. абсолютным полновластием на территории страны и носителем государственного суверенитета обладает только весь народ;
     2. соподчиненным воле всего народа источником власти признаются и избиратели любого избирательного округа, которые реализуют свою волю части народа при волеизъявлении в местном референдуме, если он предусмотрен для данной территории, а так же в любых формах выборов для целей выдвижения своего представителя на государственные, общественные и иные выборные должности;
     3. полномочия избираемого гражданами страны (округа) лица являются производными от власти избравших его выборщиков (избирателей), как при прямом так и при опосредованном избрании (съезды, конференции, собрания и тп). Представитель не имеет собственной воли как источник власти и реализует при исполнении своих полномочий волю его избирателей, поэтому он не вправе совершать такие действия, которые выходят за пределы делегированных ему полномочий или уклонятся от целей представительства как они сформулированы в обществвенном договоре с избирателями;
     4. Представитель избирателей (депутат, глава органа местного самоуправления, мэр, губернатор, президент и т.п.), как уполномоченный народом, несет персональную ответственность за нарушение условий договора перед своими избирателями. Виды, порядок и сроки привлечения к такой ответственности регламентируются действующим законодательством и его общественным договором с избирателями. При этом общественный договор может содержать только гражданско-правовые виды ответственности представителя исходя из правовой природы такого договора;
     5. Споры о нарушении исполнения общественного договора выбранным лицом рассматриваются специально создаваемыми для этого третейскими судами, действующими на территории данного избирательного округа при территориальном органе Всероссийского объединения избирателей.
Правом подачи иска по спорам связанным с нарушением условий общественного договора наделен любой избиратель данного округа, принимавший участие в выборах данного должностного лица, если такой иск поддержан не менее, чем 10 процентами от общего числа избирателей, проголосовавших за избрание данного лица.
Решение суда о признании иска избирателя удовлетворенным и факта грубого нарушения условий договора установленным, является основанием к привлечению избранного лица к материальной (имущественной) ответственности по договору и возбуждении процедуры лишения его полномочий. На период проведения такой процедуры полномочия избранного лица могут быть приостановлены по решению суда.
Полномочия считаются прекращенными с момента окончания подсчета голосов избирателей и утверждения протоколов избирательной комиссией, при голосовании за отзыв представителя. Лицо считается отозванным при участии в голосовании не менее 50 процентов от общего числа избирателей округа и при согласии на отзыв более половины от принявших участие в голосовании;
     6. Отстранение в указанном порядке избранного представителя влечет немедленное вступление в должность кандидата на этот же пост, набравшего на последних выборах наибольшее количество голосов после победителя этих выборов или другого отстраненного лица, когда смещается не победитель выборов. Если список лиц на замещение выборной должности исчерпан, в округе проводятся новые выборы;
     7. Иски о признании юридических действий представителя ничтожными, то есть не соответствующими действующему законодательству и не порождающими правовых последствий, вправе подавать избирательные комиссии округа. Удовлетворение такого иска не влечет возбуждение процедуры отстранения от должности, однако, если такие действия по превышению компетенции будут признаны судом систематическими, процедура отстранения от должности избранного лица может быть возбуждена.
Никакие иные органы или организации не вправе обращаться с подобными исками о ненадлежащем исполнении общественного договора избранным избирателями представителем;
     8 Для обеспечения контроля со стороны избирателей за надлежащим исполнением избранным лицом своих обязанностей, избранное на должность лицо предоставляет для публичного ознакомления отчет с той периодичностью, которая предусмотрена в его общественном договоре с избирателями, но не реже одного раза в квартал. В отчете должны быть описаны и документально подтверждены все действия представителя имеющие юридическое значение для избирателей, то есть в той или иной мере затрагивающие права и свободы граждан их материальное и моральное благополучие. Не подлежат опубликованию в таком отчете сведения составляющие государственную, служебную тайну и тайну личной жизни представителя избирателей.
     9. Не относится к личной тайне национальная и этническая принадлежность выборного лица, а так же его политические и религиозные убеждения. Указание в общественном договоре такой принадлежности выборного лица и его политических и религиозных убеждений является обязательным.
Лица без российского гражданства или с двойным и более гражданством, а так же менее 18 лет проживающие на территории страны(в том числе в СССР, а так же странах СНГ), не могут избираться на государственные выборные должности.
     10. При формировании представительных органов государственной власти и общественного самоуправления, назначении на должность в сфере публичного интереса (включая федеральные средства массовой информации), должен соблюдаться принцип пропорционального национального представительства. Нарушение этого принципа недопустимо с точки зрения баланса межнациональных интересов.

5. О банковской системе

     Денежное обращение - важная часть национальной экономики и от того какие правила обмена благ при посредничестве денег превалируют в имущественном обороте во многом зависит справедливость обменных процессов, производительность труда и уровень развития общества, а так же уровень обеспеченности людей.
     Общество считает недопустимым использование таких правил обращения денег в имущественном обороте, при которых "деньги производят деньги", а вымышленный рост денег вследствие применения банковского процента по кредитам разоряет производителя товаров и услуг и обкрадывает потребителя, принуждая платить заведомо завышенную цену за товар или услугу, неосновательно присваивая часть национального продукта.
     Применение процента при заемных операциях банка клиенту влечет систематическую концентрацию денежных средств в банковском секторе экономики. В результате таких пагубных процессов огромные денежные средства необоснованно присваиваются частными лицами (владельцами банков), что не может быть терпимо для общества в целом, так как это влечет несправедливый отъем у общества значительной доли совокупного продукта.
     Банковская сфера, как и любая иная сфера услуг в экономике вправе получать свой доход исключительно за предоставленную услугу юридическим и физическим лицам по денежному обращению. Однако, поскольку в международных экономических отношениях и во многих других странах банковская ставка по кредитам применяется, полный отказ от банковской процентной ставки для любых банковских кредитов пока невозможен. Беспроцентное кредитование - это должна быть для страны мера внутреннего денежного обращения в сфере потребительского кредитования граждан РФ. Для предпринимательских нужд может применяться кредитование под дифференцированный в зависимости от вида деятельности процент, при котором производственная сфера промышленности и сельского хозяйства кредитуется под минимальный процент или на условиях инвестирования банком в совместную деятельность, а торговля под фиксированный процент, включаемый в предельную торговую наценку на рентосодержащие товары. При кредитовании нерезидентов (неграждан РФ, лиц без гражданства или юридических лиц, зарегистрированных и ведущих свою деятельность за пределами страны) или кредитовании инновационных проектов и модернизационных расходов, запрещение процентной ставки не является обязательным.
     Учитывая, что банковский процент все таки будет косвенно влиять на благосостояние общества и отток денежных средств в пользу банковской системы будет продолжаться, хотя и в значительно меньшей степени, целесообразно распределение этого необоснованно изымаемого из совокупного продукта имущества между гражданами страны. Для этих целей нужно провести акционирование национального банка с участием всех граждан. Банковская система должна принадлежать всему обществу и быть гарантией от его разорения с помощью обманных способов обращения денег - банковского процента, необеспеченной эмиссии денег, зависимости от иностранной валюты в резервах банка и т.п.
Денежная единица России должна быть обеспечена материальными активами общества и независима от иностранной валюты. Обеспечение российской национальной валюты необеспеченными валютами иных стран, ценными бумагами или долговыми обязательствами недопустимо.
     Эмиссия денежных знаков может применяться национальным банком исключительно для обеспечения нужд товарного денежного обращения в стране. Формирование государственного бюджета или покрытие бюджетного дефицита за счет эмиссии национальным банком денежных знаков или введения безналичных средств в оборот экономики должно быть категорически запрещено. Расходы на содержание государства выделяет общество в том размере, который общество будет считать достаточным, самостоятельных способов приращения доходов бюджета с помощью налогов, услуг или эмиссии денег, государство иметь не должно, поскольку это означает возложение государством на общество без его согласия дополнительного бремени произвольно устанавливаемых косвенных налогов. А это в свою очередь нарушает основополагающий принцип народовластия - не государство содержит общество, а общество содержит государство и выделяет средства для его функционирования в интересах самого общества.
     Банковская система должна быть разграничена на внутренний банк и внешнеэкономический банк. Частные лица не имеют права быть совладельцами или владельцами иных банков на территории РФ, кроме Общенародного Российского Национального Банка и его отраслевых и территориальных филиалов, если таковые будут иметь статус самостоятельных юридических лиц.
     Деятельность зарубежных банков на территории страны по кредитованию под банковский процент юридических и физических лиц и инвестированию в любом виде должна быть запрещена, а их услуги по денежному обращению ограничены только внешнеэкономическими расчетами юридических лиц.
     Акция Общенародного Российского Национального Банка должна быть бездокументарна, неотчуждаема, не наследуема, не обременяема какими -либо обязательствами и должна принадлежать гражданину РФ по факту его гражданства. Доход по акции подлежит выплате на личный счет гражданина РФ в порядке и сроки определяемые на конференции акционеров банка.[/size]

2
вопросы-ответы / Устав ВОИ
« : Марта 15, 2011, 04:29:09 am »
УСТАВ
ВСЕРОССИЙСКОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ ИЗБИРАТЕЛЕЙ

     Всероссийское объединение избирателей является внепартийным общественным объединением избирателей страны для реализации права народа на всю полноту политической власти, этического, морального и нравственного контроля в обществе и государстве.
     Вся полнота власти в стране принадлежит народу. Народ реализует свое право суверенного источника власти на территории страны через установленные общепризнанные правовые механизмы (референдумы, участие в выборах и контроле органов власти, федеральное, региональное и местное самоуправление).
Всероссийское объединение избирателей является надгосударственным образованием. Все выборные органы власти в стране, формируемые в процессе волеизъявления избирателей, подотчётны и подконтрольны постоянно действующим органам Всероссийского объединения избирателей и его высшему органу - Съезду Всероссийского объединения избирателей.
     Полномочия любого должностного лица в системе органов государственной власти и управления, а также в системе общественного самоуправления народа, производны от воли народа. Любое действие или бездействие такого должностного лица, если оно входит в противоречие с волей народа, зафиксированной в актах его волеизъявления (всенародных референдумах и постановлениях высших органов управления      Всероссийского объединения избирателей, признаётся ничтожным, независимо от судебной проверки и последующей отмены такого акта. Должностное лицо, виновное в совершении такого проступка (воспрепятствовании воле народа), подлежит привлечению к ответственности в обязательном порядке и независимо от срока давности совершения такого правонарушения. Споры и разногласия по вопросам о соответствии или несоответствии акта должностного лица акту органа народного волеизъявления, рассматриваются специально создаваемыми для этих целей выборными судами в системе всенародного самоуправления.

ОРГАНЫ УПРАВЛЕНИЯ

     Высшим органом управления Всероссийского объединения избирателей является Всероссийский съезд представителей избирателей России. Съезд вправе рассмотреть любой вопрос связанный с жизненно важной для народа реализацией абсолютного права на верховенство его воли, как над государственной властью, так и над властью конфессиональной, идеологической и любой иной формой прямой и завуалированной власти в обществе.
     Вопросы мира и войны, изменения государственного устройства и конституционного строя, территориальной целостности страны, объединения в какие бы то ни было союзы и организации с другими народами и государствами, принадлежности земли и принципов землеустройства и недропользования, использования иных общих ресурсов и общенародных средств производства, принадлежности финансовой системы страны, общих принципов организации судебной системы, относятся к исключительной компетенции Всероссийского Съезда избирателей. Постановления Съезда по этим вопросам, принятые квалифицированным большинством (более половины от общего числа представителей), имеют высшую юридическую силу на территории России и подлежат обязательному исполнению, вне зависимости от действия иных нормативно-правовых и индивидуально-правовых актов любых органов государственной власти и общественного самоуправления.
     В период между ежегодными Съездами Всероссийского объединения избирателей, могут созываться Конференции ВОИ (здесь и далее - Всероссийского объединения избирателей). Порядок созыва, нормы представительства, органы управления и компетенция Конференций ВОИ определяется Съездом.
     Съезд Всероссийского объединения избирателей образует свои постоянно действующие органы управления и контроля - Президиум и Контрольную комиссию Всероссийского объединения избирателей, наделяет эти органы полномочиями для реализации целей и задач объединения.
 

ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ОБЪЕДИНЕНИЯ

1. О принадлежности земли и недр.


     Территория страны принадлежит по праву неделимому союзу коренных народов России с государствообразующим этническим ядром - русским народом, исторически создавшим государство Россия, составляющим абсолютное большинство населения страны, являющимся его этнополитической основой.
     Земля и другие природные ресурсы РФ - это источник жизни народа и его последующих поколений, никто не вправе присваивать, иметь в частной собственности или отчуждать эти блага в любой форме без согласия или вопреки воле народа, как коллективного владельца этих природных ресурсов.
     Из принадлежности этого имущества народу, на праве общей совместной собственности, следует принадлежность каждому гражданину пропорциональной неотчуждаемой части этого имущества.
При использовании земель с целью извлечения прибыли, и продаже полезных ископаемых, извлечении дохода из любых видов природных ресурсов на территории страны пропорциональная часть имущества или денежных средств (природная рента) принадлежит лично гражданину РФ на праве собственности. Это часть дохода гражданина не подлежит изъятию или обращению в доход других лиц, включая государство, она не может быть подвергнута какому-либо прямому или косвенному налогообложению.
     Право на часть общего дохода от природной ренты возникает у гражданина страны с момента возникновения его гражданства и прекращается с утратой гражданства. Лица с двойным (и более) гражданством, без гражданства, либо постоянно (более 6 месяцев в году) проживающие вне пределов Российской Федерации, не имеют права на указанную часть дохода .
     Право на ренту гражданина не наследуется после его смерти, однако каждый гражданин РФ родившийся на территории РФ приобретает такое право с момента рождения. Это право может быть утрачено гражданином РФ по решению суда и только в связи с причинением указанному общему имуществу народа невосполнимого имущественного вреда либо хищения этого имущества или средств от его реализации в особо крупном размере, превышающем его пропорциональную долю в ренте за период средней продолжительности жизни в стране на момент рассмотрения такого дела судом.
Право гражданина РФ на пользование землёй для сельскохозяйственных нужд, дачного строительства, строительства жилого дома и обустройства приусадебного участка, в пределах выделенной ему пропорциональной части земель, с учётом категории земель и климатических условий, является бесплатным.
     Право пользования гражданином своей долей земли, возникает по решению органа общественного самоуправления данной административно - территориальной единицы. Такое право пользования земельным участком может передаваться по наследству, однако наследник при этом утрачивает своё самостоятельное право на выделение ему части земель для личного пользования в размере унаследованного им участка.
     Все средства, полученные от использования земель, продажи полезных ископаемых из недр и эксплуатации иных природных ресурсов (добыча нефти, природного газа, каменного угля, руды, вырубка леса, ловля рыбы, охота и промысел дикого зверя, сбор дикорастущих плодов, отведения земель под промышленные и бытовые объекты, использование источников воды и т.п.) подлежат отдельному учету и зачислению на счета общественных (негосударственных) фондов потребления, откуда распределяются по личным счетам граждан в общенародном банке РФ.
     Реализация описанных реформ владения природными ресурсами должна быть одобрена на референдуме. Для целей определения права на природную ренту вся территория страны рассматривается как целый и неделимый комплекс природных ресурсов, без деления по административно-территориальному признаку. Государство и его органы не являются владельцем территории или природных ресурсов страны, не имеют права на отчуждение территории или выделение земель, использование природных ресурсов по своему усмотрению. Выделение земли и недр для государственных нужд находится в исключительной компетенции общественных фондов управления общенародным имуществом, подотчетных и подконтрольных народу РФ.
Права граждан РФ, ранее приобретших земельные участки в собственность, подлежат переоформлению в бессрочное пожизненное безвозмездное владение и пользование в пределах пропорциональной части гражданина страны.
     Налогообложению пользование выделенными гражданину участками земли не подлежит. Земельные участки свыше этой части подлежат безвозмездному изъятию в общественный фонд земель. Ущерб, причинённый такому собственнику, подлежит возмещению из имущества тех лиц, которые превысили свои полномочия при исполнении обязанностей на государственной службе и незаконно распорядились имуществом народа.
     Земли, приобретённые в частную собственность иностранцами, а также лицами с двойным и более гражданством или постоянно проживающими за пределами РФ, подлежат реквизиции (возмездному изъятию) в общественный фонд земель народа России. Обязанность возмещения ущерба собственнику несут лица причастные к нарушению прав народа на принадлежность земли (депутаты ГД, члены Совета Федерации и президенты РФ, принявшие, подписавшие и одобрившие неконституционные законодательные акты о земле и недрах, должностные лица из состава правительства, подготовившие проекты таких законов, лица органов управления, реализовавшие оформление прав на это имущество на основании заведомо антиконституционных законодательных и иных нормативных актов.
     При рассмотрении таких дел в судах РФ презюмируется, что любое лицо знало, на момент совершения им сделки, о принадлежности земли и недр народу России, а не органам государственной власти и управления.
 

2. Пересмотр итогов приватизации

     Общество исходит из того, что промышленный потенциал единой страны (СССР) к началу 90-х годов прошлого века был создан усилиями многих предшествующих и живущего тогда поколения граждан страны. При этом, на протяжении многих десятилетий рыночные механизмы оплаты труда не применялись, что привело к созданию общего для граждан имущества, в составе которого оказались результаты совокупного труда народа - государственной промышленности СССР.
Общество считает, что в процессе приватизации промышленной собственности Российской Федерации в 90 е годы ХХ века были допущены грубые нарушения прав владельца этой собственности, что явилось по сути хищениями в особо крупных размерах и противоправным присвоением общенародного достояния частными лицами в размерах, серьезно подрывающих национальную безопасность страны, её экономический потенциал и имущественные права граждан.
     Так, согласно действовавшей Конституции СССР (ст. 11) государственная собственность Союза ССР признавалась общим достоянием всего народа, и выступала главной формой социалистической собственности. В основном законе Союза было закреплено, что "В исключительной собственности государства находятся: земля, ее недра, воды, леса. Государству принадлежат основные средства производства в промышленности, строительстве и сельском хозяйстве, средства транспорта и связи, банки, имущество организованных государством торговых, коммунальных и иных предприятий, основной городской жилищный фонд, а также другое имущество, необходимое для осуществления задач государства."
     Конституция РСФСР изменена в редакции закона РФ от 9 декабря 1992 г. N 4061-I, Закона РФ от 21 апреля 1992 г. N 2708-I, Закона РСФСР от 15 декабря 1990 г. и регламентировала так же сходное основополагающее правило, что "Государственная собственность Российской Федерации является достоянием многонационального народа Российской Федерации." То есть, имущество страны принадлежало именно народу на праве общей совместной собственности и находилась в государственном управлении. Никакого самостоятельного права собственности у государства не было. Это было производное право на управление собственностью народа. Право принадлежности этого имущества именно народу неоспоримо закреплено в предшествующих конституциях СССР, РСФСР, РФ.
     Однако в нарушение данных конституционных положений о принадлежности госсобственности народу страны в 90 годы ХХ века и первом десятилетии ХХI века без согласия владельца этой собственности (народа РФ), и с нарушением фундаментальных правил владения имуществом, органами законодательной и исполнительной власти РФ были произведены масштабные меры по отчуждению имущества под видом независимой от народа государственной собственности в пользу отдельных частных лиц и компаний, включая зарубежные. Названа эта процедура была "приватизацией", хотя имущество и так находилось в приватной совместной собственности всего народа, что было конституционно закреплено как достояние всего народа. Незаконность таких мер псевдо-приватизации подтверждена проверками Счетной Палаты Российской Федерации и зафиксирована в "Аналитической записке" - Анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993-2003 годы (экспертно-аналитическое мероприятие), то есть официально признана государством в лице его высшего финансового контрольного органа.
     Между тем, настоящий собственник указанного имущества - народ Российской Федерации, своего согласия на отчуждение общего совместного имущества (промышленных объектов, находившихся в ведении (управлении) государства), не давал. Принятие таких решений об отчуждении собственности народа происходило на основании законодательных актов, принимавшихся с превышением полномочий, депутатами Федерального собрания РФ, неправомерными актами Правительством РФ и указами Президентов РФ, за что они (выборные и назначаемые должностные лица) подлежат привлечению к юридической ответственности, а итоги приватизации пересмотру, в установленном специальным Референдумом народа Российской Федерации, порядке.
При выработке правил пересмотра итогов приватизации, которые подлежат вынесению на всенародный референдум для одобрения, Общество исходит из того, что:
     - законное владение объектами приватизации может возникать только при наличии предварительного согласия собственника на отчуждение своей собственности и соблюдении принципа возмездности отчуждения имущества по реальной, а не искусственно заниженной стоимости, а так же соблюдении законности сделки;
     - выборные и назначаемые должностные лица государственных органов власти, действовавшие без надлежащих полномочий от собственника
(народа РФ) при принятии решений и оформлении приватизационных актов законодательного и исполнительного органов, действовали в чужом интересе без надлежащих полномочий.
     - сделки совершенные в чужом интересе без полномочий могут признаваться собственником посредством их последующего ободрения. Одобренными на референдуме могут считаться те сделки, которые явным образом не нарушают прав владельца имущества (народа РФ), например, приватизация жилищного фонда в пользу граждан, приватизация мелких и средних объектов коммунально-бытовых услуг, мелких и средних предприятий торговли.
     Остальные сделки по приватизации промышленных объектов подлежат проверке и пересмотру специальным независимым судебным органом (коллегиальными составами избираемых народом судей с участием расширенной коллегии присяжных заседателей), создаваемым для этих целей, а так же в порядке уголовного судопроизводства, если при их совершении будут установлены признаки уголовно-наказуемых деяний;
     - Органы государственной власти и управления признаются для целей приватизации представителями народа. Согласно общему правилу, при отсутствии признаков уголовного преступления, права и обязанности по сделкам лица, совершившего от имени владельца имущества эти сделки, без надлежащих полномочий в пользу другого лица (приобретателя объекта приватизации), возникают именно у такого представителя, а не у собственника имущества, в отношении которого совершена сделка. Следовательно, все материально-правовые последствия ответственности перед лицами, принимавшими участие в приватизации (приобретателями неправомерно приватизируемых с превышением полномочий объектов народной собственности), подлежат персональному возложению на этих лиц (депутатов Федерального Собрания, принимавших неправомерно акты о правилах приватизации, членов правительства, министерств и ведомств РФ, а так же президентов РФ), превысивших свои полномочия при отчуждении имущества народа России.
     - Cудам, при рассмотрении законности сделок по приватизации промышленных объектов стратегического назначения, транспорта, связи, ВПК, энергетики исходить из того, что отсутствие согласия народа на отчуждение его собственности презюмируется в каждом подобном случае, когда нет акта непосредственного волеизъявления народа (референдума) по вопросу о допустимости и принципах приватизации.
     Косвенные акты волеизъявления (программы кандидатов в депутаты или программы политических партий, программные документы правительства, опросы общественного мнения, социологические исследования, суждения высказанные в средствах массовой информации, различного рода экспертами, специалистами и тп) не признаются актами волеизъявления народа в форме согласия на отчуждение его имущества. Последующее ободрение указанных сделок по приватизации, заключение мировых соглашений при рассмотрении споров по ним, недопустимо.
     Кроме того, подобные сделки вопреки имущественному интересу народа признаются совершенными с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, то есть ничтожными. Любой гражданин РФ с целью защиты публичного интереса и недопущения незаконного присвоения, сокрытия и передачи третьим лицам общенародного имущества частными лицами, вправе совершать удержание такого имущества в порядке установленном статьей 359 Гражданского кодекса РФ, с одновременным обращением в суд или компетентный государственный орган для целей пересмотра законности приватизации данного имущества, если таковой пересмотр судом еще не производился.
     - Защита и представление интересов народа РФ в специальных судах по пересмотру итогов приватизации возлагается на органы государственной власти, организации общественного самоуправления граждан всех уровней. Всякое заинтересованное лицо, включая любого гражданина РФ, вправе обратиться в суд с иском в защиту нарушенных прав принадлежности народу его имущества - объектов промышленной собственности. Меры обеспечения иска судом, при принятии таких споров к производству, обязательны.      Встречное обеспечение при таких спорах не применяется. Однако при принятии таких мер обеспечения суду следует исходить из недопустимости нарушения производственного процесса данного предприятия и недопустимости увольнения рабочих и служащих в результате таким мер обеспечения исков. Правила о сроках исковой давности, добросовестном приобретательстве и приобретательной давности, а так же об ограничении срока давности предъявления требований к правопреемникам должников, включая наследников, при рассмотрении споров о возврате неправомерно приватизируемого имущества, судом не применяются, поскольку нарушение прав народа отчуждением его имущества без его согласия презюмируется общеизвестным фактом, квалифицируется как противоправное посягательство на публичный интерес и основы правопорядка в любом цивилизованном государстве.
     Воспрепятствование любым должностным лицом, в какой бы то ни было форме пересмотру итогов приватизации и восстановлению прав законного владельца, влечет уголовную ответственность в виде лишения свободы сроком от трех лет до пожизненного лишения свободы с обязательной конфискацией имущества этого должностного лица.

комментарий

Планируемые последствия деприватизации промышленной собственности.

В процессе пересмотра итогов приватизации все объекты промышленного производства, отчуждение которых было признано незаконным, поступают в негосударственный Фонд народного хозяйства России. Имущество Фонда считается общей совместной собственностью граждан РФ и представляет собой единый экономический комплекс. Каждый гражданин РФ приобретает по праву неотчуждаемую акцию Фонда народного хозяйства страны. Управление Фондом, а так же реализация прав акционеров осуществляется по аналогии с акционерным обществом. Фонд с учетом мнения акционеров может принимать решения о приватизации отдельных предприятий (продаже частным лицам) или приобретении имущества. При этом, решение считается принятым, если за него проголосовало не менее половины акционеров от общего числа акционеров-граждан страны.
Порядок, сроки, размеры и формы выплаты дивидендов могут варьироваться для разных категорий акционеров в зависимости от выбора самого акционера.
Безвозмездная передача предприятий и организаций из общественного фонда в распоряжение государства допустима только для целей исполнения государством своих функций по обеспечению общественной безопасности. Право общественного контроля за переданными объектами и эффективностью их использования сохраняется за Фондом народного хозяйства. Такая передача может иметь место только в ведение, но не в собственность государства. Государство, наделенное правом нормативного регулирования поведения субъектов экономической деятельности, не имеет права выступать самостоятельно субъектом экономической деятельности, приобретать гражданские права и обязанности, распределять ресурсы, рассматривать экономические споры, распоряжаться прибылью и иным имуществом субъектов экономической деятельности, так как это противоречит принципам функциональной принадлежности.
Субъекты экономической деятельности, не входящие в состав Фонда народного хозяйства или не отнесенные к ведению государственного управления имеют право на свободу предпринимательской деятельности в соответствии с законодательным регулированием.
Имущество и доходы, а так же экономическая деятельность общественного Фонда народного хозяйства России налогообложению не подлежат, однако из доходов Фонда ежегодно выделяются средства для формирования бюджета на содержание органов государственного управления. При этом, акционеры Фонда - граждане РФ, принимают участие в голосовании по утверждению общей суммы сметы на содержание госорганов.
Решение задач социально-экономического обеспечения граждан
(пенсионное обеспечение, медицинское обслуживание, образование, наука, культура) возлагается на Фонд народного хозяйства России. Для этих целей, а так же для целей организации деятельности народно-хозяйственного комплекса в Фонде создаются органы планирования и контроля, рассмотрения экономических споров, изучения потребительского спроса и разрабатываются долгосрочные перспективные планы развития, утверждаемые на всероссийских конференциях акционеров Фонда народного хозяйства.

 

3. Правосудие


     В вопросе правосудия Объединение считает, что:
     - Суд является важнейшим регулирующим отношения в обществе органом. Любой суд призван урегулировать конфликт справедливым его разрешением, поэтому судья должен быть достаточно сведущ в деле, которое он разрешает, и в достаточной мере независим от сторон конфликта. Достигается это особой системой отбора кандидатов в судьи по строгим критериям компетентности и высокой нравственности, а так же выборностью судей всех уровней и возможностью их отзыва с этой должности и привлечения к ответственности, если отзыв произошел по виновному основанию.
     - Суды должны быть специализированные по сферам регулирования. Уголовный суд должен находится вне системы государственных органов власти и финансироваться исключительно за счет средств, выделяемых Фондом народного хозяйства России, то есть состоять на содержании всего общества.
     Суд по рассмотрению административных правонарушений должен находится в системе органов государственного управления. В этой же системе должен находится и суд по урегулированию споров в сфере госуправления, который должен разрешать разногласия о компетенции и полномочиях различных органов власти и управления. Судьи судов сферы управления не избираемы, а назначаются спорящими сторонами управления из числа судей, утверждаемых вышестоящим для них общим органом власти. Назначенные таким образом судьи, избирают третьего судью, который и является для них председателем состава суда.
     Суд для рассмотрения экономических споров в сфере народного хозяйства России (арбитражный суд) образуется органами управления Фонда народного хозяйства. Персональный состав кандидатов в судьи арбитража выдвигается на конференции Общества высшими органами управления и утверждается конференцией после процедур проверки уровня квалификации и пригодности по моральным критериям к исполнению обязанностей судьи по экономическим спорам.
     Судьи общей юрисдикции, рассматривающие споры с участием граждан и экономические споры в сфере не отнесенных к народному хозяйству России отношений (коммерческие и предпринимательские споры), являются избираемыми на конкурсной основе. Кандидат в судьи проходит отбор по конкурсу на профессиональную и моральную пригодность к исполнению обязанностей судьи, получает поручительство не менее двух действующих судей, нести равную субсидиарную с ним материальную ответственность в случае причинения судьей ущерба принятием заведомо незаконного судебного акта и после этого его кандидатура наряду с не менее чем двумя другими, выставляется на выборы. Срок полномочий избранного судьи не может превышать пять лет. Количество переизбраний судьи на должность не ограничено.
     Руководители высших судебных органов: Председатель высшего уголовного суда России, Председатель Высшего народно-хозяйственного суда России (арбитража России), Председатель высшего гражданского суда России, составляющие вместе Конституционный суд РФ, избираются на должности всенародным голосованием, сроком на 10 лет. Количество переизбраний их на должность не ограничено.
     На договорной основе любой спор может быть передан в третейский суд. Постоянно действующие третейские суды создаются при обществах потребителей на территориях местных органов самоуправления, для рассмотрения любых споров имущественного характера, при наличии согласия сторон на рассмотрение их споров данным третейским судом, а так же для споров избирателей и выборных должностных лиц при условии заключения между ними общественного договора о представительстве выборным лицом интересов избирателей в органах власти и управления. В этом случае избрание третейских судей в такой постоянно действующий третейский суд производится по тому же избирательному округу, по которому было избрано такое должностное лицо (депутат, глава администрации и тп). Срок полномочий третейских судей в этом суде не может быть менее срока, на который избрано указанное выборное лицо.
     Таким образом, система судов, по мнению Общества, должна состоять из общественного уголовного суда (народного) вне системы органов государственной власти и государственного административного суда в системе органов государственной власти, а так же суда в сфере государственного управления, народно-хозяйственного суда (арбитража) в системе народного хозяйства России (ядра общественной экономики страны), гражданских судов (судов общей юрисдикции, так же отнесенных к народным судам) и третейских судов для разрешения споров на основе договорной подсудности, а так же споров избирателей и выборных должностных лиц, заключивших общественные договоры о представительстве. интересов избирателей.
     Учитывая, что большинство споров в сфере имущественного оборота может быть разрешено на стадии установления подлинности доказательств, а так же то, что многие споры не представляют сложностей с квалификацией, с целью процессуальной экономии целесообразно ввести судебное расследование в судах первой инстанции при рассмотрении имущественных споров, когда следователь суда по гражданским спорам проводит соответствующее расследование по материалам дела и представляет судье установленные (проверенные им доказательства), если стороны не согласны с результатами проверки судебного следствия, и не согласны на утверждение мирового соглашения, то дело для принятия решения и дачи по нему квалификации направляется в суд второй инстанции, который формируется непосредственно перед рассмотрением дела по жребию и не должен знать участников спора, а лишь дает квалификацию спорного правоотношения, что призвано устранить риск подкупа судей или оказания на них давления со стороны спорящих сторон.
     Для особых случаев, затрагивающих общественно-политический интерес большинства граждан страны, могут создаваться специальные временные суды, например, суд по пересмотру итогов приватизации, трибунал для рассмотрения политических преступлений крупных государственных и общественных деятелей, высших должностных лиц страны и т.п. Кроме того, необходимо создание специализированных судов, которые будут рассматривать только дела о правонарушениях судей, связанных с отправлением правосудия.
 

4. О договорной ответственности выборных лиц


     Основным условием и гарантией добросовестности выборных должностных лиц всех уровней власти является их ответственность перед теми кто их избрал за нарушение предвыборных обязательств. Отсутствие или ненадежность механизмов ответственности является причиной, по которой демократические методы управления превращаются в фарс, а обман избирателей в традицию.
     Радикально не соответствующим смыслу демократических процедур выступает так же избрание кандидата на должность на основании симпатий и антипатий избирателей, когда успех выборов для кандидата зависит от впечатления произведенного на электорат в целом избирательной технологией, где решающим фактором выступают вложенные в избирательную компанию денежные средства. Такие факторы приводят к завуалированной покупке выборного места, что во многом и обусловливает последующее поведение избранного на пост лица, вынужденного волей обстоятельств получения полномочий не от народа, а от спонсора выборного процесса злоупотреблять приобретенным служебным положением для коррупционных целей деятельности.
     Для того чтобы избежать описанных негативных факторов, по мнению Общества, необходимо:
     - вести смешанный порядок назначения на выборную должность, который сводится к совмещению конкурсного отбора кандидатов на должность по, в первую очередь, этическим критериям и во вторую - по профессиональной пригодности. Конкурсные комиссии должны действовать в открытом для публичного ознакомления избирателей режиме. Результаты и сам процесс тестирования и собеседования, сдачи экзаменов и иных проверок, а так же итоги изучения автобиографических данных и характеристик кандидата на выборную должность, должны быть доступны для публичного ознакомления в период его участия в процедуре конкурсного отбора и до истечения полномочий по выборной должности.
По результатам тестирования конкурсная комиссия принимает решение о прохождении конкурса не более пяти и не менее трех кандидатов, которые и выставляются для участия в выборах. Эта процедура предварительного отбора кандидатов призвана обеспечить профессионально пригодных и достойных в нравственном отношении граждан- претендентов на выборные должности. Состав конкурсной комиссии по этике и профессиональной конкурсной комиссии формируется на основе участия независимых экспертов назначаемых по жребию с привлечением представителей общественных организаций, а так же организаций науки, культуры, образования, проживающих на территории данного избирательного округа.;
     - ввести договорную ответственность выборного лица перед избирателями, на основании предварительно (до вступления в должность) заключаемого общественного договора, в котором предметом договора являются обязательство представителя исполнять наказы избирателей и предвыборную программу кандидата, а так же порядок отзыва и меры ответственности за нарушение условий договора.
     Поскольку единственным источником власти в стране признается ее народ, данный принцип должен быть последовательно воплощен в процессах формирования органов власти в государстве.
     Для этих целей:
     1. абсолютным полновластием на территории страны и носителем государственного суверенитета обладает только весь народ;
     2. соподчиненным воле всего народа источником власти признаются и избиратели любого избирательного округа, которые реализуют свою волю части народа при волеизъявлении в местном референдуме, если он предусмотрен для данной территории, а так же в любых формах выборов для целей выдвижения своего представителя на государственные, общественные и иные выборные должности;
     3. полномочия избираемого гражданами страны (округа) лица являются производными от власти избравших его выборщиков (избирателей), как при прямом так и при опосредованном избрании (съезды, конференции, собрания и тп). Представитель не имеет собственной воли как источник власти и реализует при исполнении своих полномочий волю его избирателей, поэтому он не вправе совершать такие действия, которые выходят за пределы делегированных ему полномочий или уклонятся от целей представительства как они сформулированы в обществвенном договоре с избирателями;
     4. Представитель избирателей (депутат, глава органа местного самоуправления, мэр, губернатор, президент и т.п.), как уполномоченный народом, несет персональную ответственность за нарушение условий договора перед своими избирателями. Виды, порядок и сроки привлечения к такой ответственности регламентируются действующим законодательством и его общественным договором с избирателями. При этом общественный договор может содержать только гражданско-правовые виды ответственности представителя исходя из правовой природы такого договора;
     5. Споры о нарушении исполнения общественного договора выбранным лицом рассматриваются специально создаваемыми для этого третейскими судами, действующими на территории данного избирательного округа при территориальном органе Всероссийского объединения избирателей.
Правом подачи иска по спорам связанным с нарушением условий общественного договора наделен любой избиратель данного округа, принимавший участие в выборах данного должностного лица, если такой иск поддержан не менее, чем 10 процентами от общего числа избирателей, проголосовавших за избрание данного лица.
Решение суда о признании иска избирателя удовлетворенным и факта грубого нарушения условий договора установленным, является основанием к привлечению избранного лица к материальной (имущественной) ответственности по договору и возбуждении процедуры лишения его полномочий. На период проведения такой процедуры полномочия избранного лица могут быть приостановлены по решению суда.
Полномочия считаются прекращенными с момента окончания подсчета голосов избирателей и утверждения протоколов избирательной комиссией, при голосовании за отзыв представителя. Лицо считается отозванным при участии в голосовании не менее 50 процентов от общего числа избирателей округа и при согласии на отзыв более половины от принявших участие в голосовании;
     6. Отстранение в указанном порядке избранного представителя влечет немедленное вступление в должность кандидата на этот же пост, набравшего на последних выборах наибольшее количество голосов после победителя этих выборов или другого отстраненного лица, когда смещается не победитель выборов. Если список лиц на замещение выборной должности исчерпан, в округе проводятся новые выборы;
     7. Иски о признании юридических действий представителя ничтожными, то есть не соответствующими действующему законодательству и не порождающими правовых последствий, вправе подавать избирательные комиссии округа. Удовлетворение такого иска не влечет возбуждение процедуры отстранения от должности, однако, если такие действия по превышению компетенции будут признаны судом систематическими, процедура отстранения от должности избранного лица может быть возбуждена.
Никакие иные органы или организации не вправе обращаться с подобными исками о ненадлежащем исполнении общественного договора избранным избирателями представителем;
     8 Для обеспечения контроля со стороны избирателей за надлежащим исполнением избранным лицом своих обязанностей, избранное на должность лицо предоставляет для публичного ознакомления отчет с той периодичностью, которая предусмотрена в его общественном договоре с избирателями, но не реже одного раза в квартал. В отчете должны быть описаны и документально подтверждены все действия представителя имеющие юридическое значение для избирателей, то есть в той или иной мере затрагивающие права и свободы граждан их материальное и моральное благополучие. Не подлежат опубликованию в таком отчете сведения составляющие государственную, служебную тайну и тайну личной жизни представителя избирателей.
     9. Не относится к личной тайне национальная и этническая принадлежность выборного лица, а так же его политические и религиозные убеждения. Указание в общественном договоре такой принадлежности выборного лица и его политических и религиозных убеждений является обязательным.
Лица без российского гражданства или с двойным и более гражданством, а так же менее 18 лет проживающие на территории страны(в том числе в СССР, а так же странах СНГ), не могут избираться на государственные выборные должности.
     10. При формировании представительных органов государственной власти и общественного самоуправления, назначении на должность в сфере публичного интереса (включая федеральные средства массовой информации), должен соблюдаться принцип пропорционального национального представительства. Нарушение этого принципа недопустимо с точки зрения баланса межнациональных интересов.

5. О банковской системе

     Денежное обращение - важная часть национальной экономики и от того какие правила обмена благ при посредничестве денег превалируют в имущественном обороте во многом зависит справедливость обменных процессов, производительность труда и уровень развития общества, а так же уровень обеспеченности людей.
     Общество считает недопустимым использование таких правил обращения денег в имущественном обороте, при которых "деньги производят деньги", а вымышленный рост денег вследствие применения банковского процента по кредитам разоряет производителя товаров и услуг и обкрадывает потребителя, принуждая платить заведомо завышенную цену за товар или услугу, неосновательно присваивая часть национального продукта.
     Применение процента при заемных операциях банка клиенту влечет систематическую концентрацию денежных средств в банковском секторе экономики. В результате таких пагубных процессов огромные денежные средства необоснованно присваиваются частными лицами (владельцами банков), что не может быть терпимо для общества в целом, так как это влечет несправедливый отъем у общества значительной доли совокупного продукта.
     Банковская сфера, как и любая иная сфера услуг в экономике вправе получать свой доход исключительно за предоставленную услугу юридическим и физическим лицам по денежному обращению. Однако, поскольку в международных экономических отношениях и во многих других странах банковская ставка по кредитам применяется, полный отказ от банковской процентной ставки для любых банковских кредитов пока невозможен. Беспроцентное кредитование - это должна быть для страны мера внутреннего денежного обращения в сфере потребительского кредитования граждан РФ. Для предпринимательских нужд может применяться кредитование под дифференцированный в зависимости от вида деятельности процент, при котором производственная сфера промышленности и сельского хозяйства кредитуется под минимальный процент или на условиях инвестирования банком в совместную деятельность, а торговля под фиксированный процент, включаемый в предельную торговую наценку на рентосодержащие товары. При кредитовании нерезидентов (неграждан РФ, лиц без гражданства или юридических лиц, зарегистрированных и ведущих свою деятельность за пределами страны) или кредитовании инновационных проектов и модернизационных расходов, запрещение процентной ставки не является обязательным.
     Учитывая, что банковский процент все таки будет косвенно влиять на благосостояние общества и отток денежных средств в пользу банковской системы будет продолжаться, хотя и в значительно меньшей степени, целесообразно распределение этого необоснованно изымаемого из совокупного продукта имущества между гражданами страны. Для этих целей нужно провести акционирование национального банка с участием всех граждан. Банковская система должна принадлежать всему обществу и быть гарантией от его разорения с помощью обманных способов обращения денег - банковского процента, необеспеченной эмиссии денег, зависимости от иностранной валюты в резервах банка и т.п.
Денежная единица России должна быть обеспечена материальными активами общества и независима от иностранной валюты. Обеспечение российской национальной валюты необеспеченными валютами иных стран, ценными бумагами или долговыми обязательствами недопустимо.
     Эмиссия денежных знаков может применяться национальным банком исключительно для обеспечения нужд товарного денежного обращения в стране. Формирование государственного бюджета или покрытие бюджетного дефицита за счет эмиссии национальным банком денежных знаков или введения безналичных средств в оборот экономики должно быть категорически запрещено. Расходы на содержание государства выделяет общество в том размере, который общество будет считать достаточным, самостоятельных способов приращения доходов бюджета с помощью налогов, услуг или эмиссии денег, государство иметь не должно, поскольку это означает возложение государством на общество без его согласия дополнительного бремени произвольно устанавливаемых косвенных налогов. А это в свою очередь нарушает основополагающий принцип народовластия - не государство содержит общество, а общество содержит государство и выделяет средства для его функционирования в интересах самого общества.
     Банковская система должна быть разграничена на внутренний банк и внешнеэкономический банк. Частные лица не имеют права быть совладельцами или владельцами иных банков на территории РФ, кроме Общенародного Российского Национального Банка и его отраслевых и территориальных филиалов, если таковые будут иметь статус самостоятельных юридических лиц.
     Деятельность зарубежных банков на территории страны по кредитованию под банковский процент юридических и физических лиц и инвестированию в любом виде должна быть запрещена, а их услуги по денежному обращению ограничены только внешнеэкономическими расчетами юридических лиц.
     Акция Общенародного Российского Национального Банка должна быть бездокументарна, неотчуждаема, не наследуема, не обременяема какими -либо обязательствами и должна принадлежать гражданину РФ по факту его гражданства. Доход по акции подлежит выплате на личный счет гражданина РФ в порядке и сроки определяемые на конференции акционеров банка.[/size]

3
«Производство по делам об административных правонарушениях»

Вступительная часть

Понятие, задачи, требования к производству по делам об административных правонарушениях.
Доказательства в производстве. Обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении.
Стадии производства по делу об административном правонарушении.
Заключительная часть (подведение итогов)

Литература:

Основная
Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях. - М., 2002 г.
Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации. Учебник. ИКД «Зеркало-М», 2001.
Бахрах Д.Н. Административное право России: Учебник для вузов. - М.: Издательство НОРМА, 2002.
Коренев А.П. Административное право России. ч.1. Учебник. М.,2001.
Козлова Ю.М., Попова Л.Л. Административное право: Учебник.- М.: Юристъ, 1999.

II. Дополнительная

Коренев А. П. Производство по делам об административных правонарушениях, рассматриваемых органами внутренних дел /милицией/. Образцы документов. М. 1989.
Производство по делам об административных правонарушениях, рассматриваемых органами внутренних дел. Учебное пособие. М. 1989.

Введение

В структуре административного процесса производство по делам об административных правонарушениях занимает особое положение. Связано это с тем, что производство по делам об административных правонарушениях представляет собой один из наиболее массовых видов производств. Только судами общей юрисдикции ежегодно рассматривается около двух миллионов дел об административных правонарушениях. Органами внутренних дел и другими органами исполнительной власти ежегодно возбуждается и рассматривается около 70 миллионов дел об административных правонарушениях, хотя точных данных статистики в настоящее время не существует. Производство по делам об административных правонарушениях составляет важную часть административной деятельности органов внутренних дел.

Данная тема учебного курса состоит из двух лекций, одного семинара и практических занятий. Сегодня мы рассматриваем общие требования к производству по делам об административных правонарушениях. Нам необходимо рассмотреть такие важные вопросы как понятие производства по делам об административных правонарушениях, его особенности и отличие от других административных производств, принципы производства, доказательства и сроки в производстве, правовое положение участников производства и субъектов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях.

Цели лекции - сформировать у курсантов комплекс знаний и представлений об общих положениях производства по делам об административных правонарушениях, создать теоретическую базу для последующего овладения практическими навыками ведения производства по делам об административных правонарушениях при исполнении служебных обязанностей.

Вопрос 1. ПОНЯТИЕ, ЗАДАЧИ, ТРЕБОВАНИЯ К ПРОИЗВОДСТВУ ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

Понятие и признаки производства по делам об административных правонарушениях

Административный юрисдикционный процесс представляет собой такую принудительную деятельность, которая регулируется нормами административного права. В нем можно выделить следующие составные части, или производства: по делам об административных правонарушениях, по применению мер административного пресечения, применению мер дисциплинарного воздействия на основе норм административного права, применению мер материальной ответственности на основе норм административного права и другие.

В структуре административного процесса производство по делам об административных правонарушениях является элементом четвертого уровня (административный процесс - правоприменительный процесс - производство по применению мер принуждения - производство по делам об административных правонарушениях).

О производстве можно говорить и как об институте административного права, включающем в себя нормы, регулирующие деятельность уполномоченных органов и лиц по применению административных наказаний за административные правонарушения. При другом подходе рассматриваемый феномен - это деятельность уполномоченных субъектов по применению административных наказаний и совокупность возникающих при этом отношений, урегулированных нормами административного права.

Конечно, при этом не следует забывать, что производство может закончиться оправданием невиновного, может быть прекращено в связи с истечением срока давности и по другим основаниям (ст. 24.1 КоАП). Поэтому не всегда эта деятельность связана с назначением и исполнением административных наказаний. Но подобные исключения лишь оттеняют основное правило о применении карательных санкций на основе закона. Производство связано с применением и иных принудительных мер, например, мер процессуального обеспечения.

Производство по делам об административных правонарушениях - это регламентированная административно-процессуальными нормами деятельность государственных органов, и их должностных лиц по разрешению дел об административных правонарушениях и применение мер административного наказания.

Административно-процессуальные нормы, входящие в институт производства по делам об административных правонарушениях, регулируют порядок реализации соответствующих материальных норм, процедуры их применения, процесс осуществления принудительного воздействия на виновных с помощью административных наказаний. Иными словами, они регламентируют производство по делам об административных правонарушениях.

Благодаря юридическому опосредованию производства, соответ-ствующая принудительная деятельность:

а) приобретает большую определенность;

б) унифицируется;

в) в нее внедряются научные основы деятельности;

г) она осуществляется в соответствии с принципами государственного управления (законности, участия граждан в управлении и т.д.).

Правовые основы производства по делам об административных правонарушениях

Производство по делам об административных правонарушениях наиболее полно урегулировано нормами материального и процессуального административного права. Основным правовым актом законодательного характера является Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП).

Принятый в 1984 году, он по своему содержанию уже не отвечает требованиям сегодняшнего дня, хотя многие содержащиеся в нем нормы действуют и сегодня. Ведется работа по подготовке КоАП Российской Федерации в новой редакции.

КоАП, однако, не является единственным правовым актом, регу-лирующим отношения в области административно-процессуальной деятельности в рассматриваемой области. По ряду вопросов подобного характера принимались законы Российской Федерации, постановления федерального Правительства. Кроме того, наряду с КоАП действует Таможенный кодекс Российской Федерации, в котором содержатся правовые нормы, регламентирующие производство по делам о нарушении таможенных правил с учетом их специфики, причем нередко более детально, чем в КоАП .

Тем не менее, в КоАП законодательно закреплены правовые основы по делам об административных правонарушениях. Установленный им порядок административного производства предусматривает ряд общих исходных позиций, которыми руководствуются органы и должностные лица при рассмотрении конкретных дел. Так, предусмотрено, что производство осуществляется на основании закона, действовавшего во время совершения административного правонарушения и по месту производства по нему (ст. 1.3; ст. 1.7 КоАП).

В КоАП содержится основная масса правил производства по делам, но не все. Среди административно-процессуальных норм, не включенных в КоАП, можно выделить ряд уточняющих, конкретизирующих нормы КоАП положений, содержащихся в подзаконных актах. Так, в ст. 27.12 КоАП сказано, что лица, которые управляют транспортными средствами и в отношении которых есть достаточные основания полагать, что они находятся в состоянии опьянения, могут быть направлены на освидетельствование на состояние опьянения в порядке, определенном Министерством внутренних дел, Министерством здравоохранения и Министерством юстиции. Названные министерства утвердили специальную инструкцию, в которой конкретизируется ст. 27.12 КоАП.

Ряд весьма содержательных норм, уточняющих положения КоАП, содержится в утвержденной министром внутренних дел РФ 3 октября 2002 г. Инструкции по организации в ОВД производства по делам об административных нарушениях правил дорожного движения. Так, инструкция обязывает сотрудников МВД при составлении протокола объявлять гражданину время и место рассмотрения дела (п. 2.5.), составлять акт технического осмотра, если нарушение свя-зано с управлением транспортным средством, имеющим неисправности (п. 2.6.8.), оформлять протоколом задержания транспортного средства (п. 3.2.).

Необходимо отметить еще один очень важный момент. Произ-водство по делам об административных правонарушениях является частью исполнительно-распорядительной деятельности, регули-рующие его нормы - частью административного права. Поэтому производство, если иное не установлено специальными нормами, осуществляется на основе общих норм и принципов административного права. Например, начальник ОВД как вышестоящий руководитель вправе передать дело от одного работника другому, прекратить производство.

Рассматриваемое производство теснейшим образом связано с гражданским судопроизводством, особенно на стадии пересмотра и при исполнении имущественных наказаний. Если гражданин подает в суд жалобу на постановление о привлечении его к административной ответственности, то суд рассматривает ее в соответствии с нормами ГПК. Это уже не административный, а гражданский процесс, а точнее, составная часть последнего - производство по делам, возникающим из административно-правовых отношений. Если суд отказывает в удовлетворении жалобы или снижает размер штрафа, дело вновь возвращается в русло административного процесса и дальнейшая деятельность производится на основе норм административного права.

Производство по делам об административных правонарушениях может стать продолжением уголовно-процессуальной деятельности. Это происходит в тех случаях, когда в соответствии с законом следователь, суд приходят к выводу, что уголовное дело следует прекратить, а правонарушителя нужно привлечь к административной ответственности. Названные примеры свидетельствуют о тесной связи административного, гражданского и уголовного процессов

Виды и задачи производств

В зависимости от объема и сложности процессуальной деятельности можно различать ускоренное производство (например, когда штраф налагается на месте правонарушения), обычное и особое.

Ускоренное производство - производство без составления протокола об административном правонарушении (ст. 28.6; ст. 32.3 КоАП)

В случае, если при совершении административного правонарушения назначается административное наказание в виде предупреждения или административного штрафа в размере, не превышающем одного минимального размера оплаты труда, а при нарушении таможенных правил - в размере, не превышающем десяти минимальных размеров оплаты труда, протокол об административном правонарушении не составляется, а уполномоченным на то должностным лицом на месте совершения административного правонарушения оформляется предупреждение либо налагается и взимается административный штраф. В случае совершения административного правонарушения, предусмотренного главой 12 КоАП, постановление о наложении административного штрафа оформляется в порядке, предусмотренном статьей 32.3 КоАП, а административный штраф взимается в порядке, предусмотренном статьей 32.2 КоАП.

В случае, если лицо, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, оспаривает наличие события административного правонарушения и (или) назначенное ему административное наказание либо отказывается от уплаты административного штрафа на месте совершения административного правонарушения, составляется протокол об административном правонарушении, (ст. 28.6 КоАП)

В случае если административный штраф взимается на месте совершения физическим лицом административного правонарушения, такому лицу выдается постановление-квитанция установленного образца. В постановлении-квитанции указываются дата ее выдачи, должность, фамилия, инициалы должностного лица, назначившего административное наказание, сведения о лице, привлеченном к административной ответственности, статья КоАП либо соответствующего закона субъекта Российской Федерации, предусматривающая административную ответственность за данное правонарушение, время и место совершения административного правонарушения, сумма взыскиваемого административного штрафа.

Постановление-квитанция составляется в двух экземплярах и подписывается должностным лицом, назначившим административное наказание, и лицом, привлеченным к административной ответственности.

В случае неуплаты физическим лицом административного штрафа на месте совершения административного правонарушения производство по делу об административном правонарушении осуществляется в обычном порядке, предусмотренном КоАП. (ст. 32.3 КоАП)

Обычное производство - производство включающее в полном объёме основные обязательные стадии производства: возбуждение дела, рассмотрение дела, исполнение постановления по делу.

Особое производство - возникает в связи с возбуждением дела прокурором (ст. 28.4 КоАП), либо возбуждения дела в отношении специальных субъектов (ст. 1.4 часть 2; ст. 2.10 КоАП и др.), либо имеющие факультативные стадии производства по делу: административное расследование (ст. 28.7 КоАП), обжалование или опротестование постановления и решения по делу (Гл. 30 КоАП).

Производство по делам об административных правонарушениях не зависимо от вида производства имеет общие задачи. В соответствии со статьёй 24.1 КоАП задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

Иными словами, здесь решаются две связанные между собою задачи: юрисдикционная (справедливое решение дел о проступках) и профилактическая (предупреждение новых правонарушений).

Принципы производства по делам об административных правонарушениях

Производство представляет собой разновидность исполнительно-распорядительной деятельности, поэтому в нем действуют общие принципы управления: законность, демократизм (гласность, широкое участие общественности), оперативность. Одновременно здесь действуют и специфические, обусловленные задачами данной деятельности принципы: объективной истины, обеспечения права на защиту.

Производство по делам об административных правонарушениях осуществляется на основе системы принципов, которые закреплены в правовых нормах и вытекают из задач юрисдикционной деятельности. Важнейшими из них являются:

1) обеспечение законности;

2) достижение объективной истины;

3) право на защиту;

4) презумпция невиновности;

5) равенство всех перед законом;

6) гласность;

7) оперативность.

Главным в административном производстве является принцип законности. Он означает неукоснительное исполнение требований закона всеми участниками административно-процессуальной деятельности. Указанный принцип обусловливает защиту прав граждан, а также моральную и юридическую ответственность органа (должностного лица) за надлежащее ведение процесса. (ст. 1.6 КоАП)

Выяснение объективной истины по делу-важнейшая задача административного производства. Данный принцип обязывает орган, рассматривающий дело, исследовать все обстоятельства и их взаимосвязь в том виде, в каком они существовали в действительности, и на этой основе исключить односторонний, предвзятый подход к выбору решения (ст. 26.11; 24.1; ст. 24.4 - 24.7). Выяснение объективной истины по делу - основная задача административного производства. Данный принцип обязывает должностных лиц, расследующих и рассматривающих дела, исследовать все обстоятельства и их взаимные связи в том виде, в каком они существовали в действительности, и на этой основе исключить односторонний, предвзятый подход к выбору решения (ст.ст. 24.4 - 24.7 КоАП).

Право на защиту реализуется предоставлением лицу, привлекаемому к административной ответственности, необходимых правовых возможностей для доказывания своей невиновности либо приведения обстоятельств, смягчающих его вину.

Право на защиту реализуется предоставлением лицу, привлекаемому к ответственности, необходимых правовых возможностей для доказывания своей невиновности либо приведения обстоятельств, смягчающих его вину. Названное лицо пользуется широкими правами на всех стадиях производства. Согласно ст. 25.1 КоАП оно может знакомиться со всеми материалами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства, обжаловать постановления, при рассмотрении дела пользоваться юридической помощью адвоката и т.д. Реализации права на защиту посвящена ст. 30.1 КоАП, в которой говорится о праве обжалования постановления по делу об административном правонарушении; в ст. 25.1 КоАП сказано о праве лица, привлекаемого к ответственности, дать объяснения, подписать протокол или отказаться от его подписания. Ряд других статей КоАП тоже закрепляют право граждан на защиту при совершении определенных процессуальных действий.

Когда говорят о праве на защиту, прежде всего имеют в виду лицо, которое привлекают к ответственности. Но нельзя забывать, что в процессе может участвовать и другой гражданин, непосредственно заинтересованный в справедливом решении дела. Это потерпевший. Он тоже вправе активно защищать свои интересы, и для этого он может заявлять ходатайства, подавать жалобы и т.д.

Презумпция невиновности заключается в том, что лицо, привлекаемое к административной ответственности, считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана в установленном законом порядке (ч. 2 ст. 1.5 КоАП РФ). Данный принцип предполагает также, что бремя доказывания лежит на обвинителе. Привлекаемый к ответственности не обязан доказывать свою невиновность, хотя имеет на это право. Из принципа презумпции невиновности вытекает и такое важное положение: всякое сомнение толкуется в пользу лица, привлекаемого к административной ответственности. Это относится к тем случаям, когда сомнения не были устранены в ходе разрешения дела. Указанное обстоятельство является одним из оснований вынесения оправдательных постановлений.

Одной из важнейших основ права на защиту является презумпция добропорядочности гражданина и ее юридический вариант - презумпция невиновности. Она заключается в том, что лицо, привлекаемое к административной ответственности, считается невиновным до тех пор, пока иное не будет доказано и зафиксировано в, установленном законом порядке. Отсюда следует также, что бремя доказывания лежит на обвинителе. Привлекаемый к ответственности не обязан доказывать свою невиновность, хотя и имеет на это право. Из презумпции невиновности вытекает и такое важное положение: всякое сомнение толкуется в пользу лица, привлекаемого к ответственности. Оно относится к случаям, когда сомнения не были устранены в ходе разрешения дела. Указанное обстоятельство является одним из оснований вынесения оправдательных постановлений.

Принцип равенства прямо закреплен в ст. 1.4 КоАП РФ, согласно которой все граждане равны перед законом и органом, рассматривающим дело, независимо от происхожде-ния, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств.

Производство по делам об административных проступках осуществляется гласно, открыто. В целях повышения воспитательной и предупредительной роли названного производства такие дела могут рассматриваться непосредственно в трудовых коллективах, по месту учебы или жительства нарушителя (ст. 24.3 КоАП РФ).

Оперативность административного производства проявляется, прежде всего, в установлении сжатых сроков, определяющих прохождение дела. По общему правилу (ст. 27.5 КоАП РФ) дело должно быть рассмотрено в 15-дневный срок. Это обусловлено многочисленностью и относительной несложностью административных правонарушений. Оперативность обеспечивает своевременность, большой воспитательный, предупредительный эффект воздействия, а кроме того, экономию времени и материальных ресурсов.

Принципы производства по делам об административных правонарушениях во многом сходны с принципами уголовного процесса. Однако механическое перенесение последних в административное производство не оправдано, поскольку в каждым общепроцессуальном принципе проявляется административною процессуальная специфика. Действие данных принципов в производстве по административным правонарушениям существенно иное, в ряде случаев весьма ограниченное и относительное.

Доверие к гражданам и к полномочным органам, служащим отнюдь не исключает контроля за выполнением обязанностей. Одной из таких обязанностей субъектов власти является строгое соблюдение законности при осуществлении принудительных мер. На них возложено полное и объективное выяснение обстоятельств дела, разрешение его в полном соответствии с законодательством (ст. 24.1 КоАП), оценка доказательств по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела в их совокупности (ст. 26.11 КоАП) и т.д. Названные и иные статьи действующего законодательства возлагают бремя доказывания на должностных лиц, это одно из проявлений принципа публичности производства и одновременно презумпции невиновности.

Вопрос 2. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В ПРОИЗВОДСТВЕ ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ПРОИЗВОДСТВО

Решение задач административного производства осуществляется посредством доказывания, которое включает в себя выявление, процессуальное оформление и исследование доказательств.

Доказательствами являются фактические данные, информация, на основе которых устанавливаются обстоятельства дела (ст. 26.2 КоАП). От дока-зательств как фактических данных следует отличать их источники, представляющие собой средства сохранения и передачи информации, средства, с помощью которых она вовлекается в сферу производства по делам об административных правонарушениях. В то же время необходимо отметить, что в правовой науке и на практике доказательства нередко понимаются и как сама информация, и как источник сведений.

Информация может рассматриваться как доказательство при наличии двух условий. Во-первых, она содержит данные о наличии или отсутствии административного правонарушения, виновности лица в его совершении и иных обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения дела. Во-вторых, известно, что юрисдикционные процессы формализованы, регламентированы правовыми нормами. Порядок же сбора доказательств определен законодательством, причем в ряде случаев детально. Поэтому доказательства могут быть использованы в административном производстве только в том случае, если они получены в порядке и из источников, предусмотренных законом.

В научной литературе принято делить доказательства по разным критериям на первоначальные и производные, прямые и косвенные, положительные и отрицательные, обвинительные и оправдательные. Представляется очень важной и группировка доказательств в зависимости от источника соответствующих сведений.

Во-первых, это данные, получаемые от различных лиц, чаще всего участников производства: правонарушителя, потерпевшего, свидетелей, информация, передаваемая людьми, которые непосредственно участвовали в исследуемом деяний, были его очевидцами, имеют какие-то сведения о нем. Не всегда показания протоколируются, фиксируются в виде объяснений, они могут восприниматься, репродуцироваться и в устной форме. Другой разновидностью данных, получаемых от людей в форме слов, цифр, графиков и иных принятых в человеческом обществе способов информационного воздействия, являются заключения экспертов, мнения специалистов.

Решение о производстве экспертизы принимается субъектом, разрешающим административное дело. Заключения экспертов, свидетельств специалистов широко используются, например, для определения состояния опьянения, принадлежности вещества к числу наркотических средств, размера ущерба, установления стоимости товаров их качества, характера загрязнений природной среды.

Во-вторых, вещественные доказательства и документы, являющиеся материальными носителями информации. Основные способы обнаружения и приобщения материальных источников доказательств - досмотр, изъятие, представление заинтересованными лицами. Формами, используемыми в процессе доказывания, являются протокол об административном проступке, протокол изъятия вещей, справка о стоимости вещей и т.д.

В документах информация содержится в преобразованном виде, она передается словами, цифрами, чертежами, схемами мест происшествий и т.д. Вещественные доказательства - это предметы материального мира, на которых имеются следы правонарушения (вмятины на автомашине испорченный паспорт) или которые своей формой, содержанием свидетельствуют о правонарушении (наркотические вещества, самогон, мелкоячеистая сеть). Вещественные доказательства содержат информацию в чистом, не преобразован-ном виде. К материальным носителям информации можно отнести и показания технических средств. Они достаточно широко исполь-зуются, например, в работе ГИБДД для определения скорости движе-ния автомобилей, содержания загрязняющих веществ в выбросах, состояния опьянения водителя.

В-третьих, непосредственные наблюдения лиц, уполномоченных расследовать административные проступки. Например, инспектор ГИБДД увидел нарушение правил дорожного движения. В уголовном процессе такой вид доказательств не допускается: если должностное лицо было очевидцем преступления, оно становится свидетелем.

В административном юрисдикционном процессе использование подобных доказательств обеспечивает его оперативность. Без них работникам ГИБДД, госохотнадзора и ряда других инспекций было бы намного сложнее выполнять свои правоохранительные функции, своевременно воздействовать на виновных. Наблюдения полномочного лица, за исключением случаев упрощенного производства, фиксируются непосредственно в протоколе об административном правонарушении, рапортом на имя начальника.

Кодекс установил в ст. 26.1 обстоятельства, подлежащие выяснению по делу об административном правонарушении. Выяснению подлежат:

1) наличие события административного правонарушения;

2) лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), за которые настоящим Кодексом или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность;

3) виновность лица в совершении административного правонарушения;

4) обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность;

5) характер и размер ущерба, причиненного административным правонарушением;

6) обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении;

7) иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.

Под доказательством в соответствии со ст. 26.2 КоАП понимается любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами. Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона.

К доказательствам относятся:

- объяснения привлекаемого к ответственности, потерпевшего, свидетелей и иных лиц (ст. 26.3 КоАП);

- заключение эксперта (ст. 26.4 КоАП);

- пробы и образцы взятые для сравнительного исследования (ст. 26.5 КоАП);

- вещественные доказательства (ст. 26.6 КоАП);

- документы (ст. 26.7 КоАП);

- показания специальных технических средств (ст. 26.8 КоАП);

- данные, содержащиеся в различных процессуальных (в протоколах об административных правонарушениях, доставления, задержания и иных) и служебных документах (в рапортах).

Для получения доказательств по делу об административном правонарушении должностное лицо, осуществляющее производство по делу об административном правонарушении, вправе направлять запросы в соответствующие территориальные органы либо поручить совершение отдельных действий, предусмотренных настоящим Кодексом, должностному лицу соответствующего территориального органа.

Поручение либо запрос по делу об административном правонарушении подлежит исполнению не позднее чем в пятидневный срок со дня получения указанного поручения либо запроса.

Взаимодействие органов, осуществляющих производство по делам об административных правонарушениях, с компетентными органами иностранных государств и международными организациями осуществляется в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации. (ст. 26.9 КоАП)

Судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, вправе вынести определение об истребовании сведений, необходимых для разрешения дела. Истребуемые сведения должны быть направлены в трехдневный срок со дня получения определения, а при совершении административного правонарушения, влекущего административный арест, незамедлительно. При невозможности представления указанных сведений организация обязана в трехдневный срок уведомить об этом в письменной форме судью, орган, должностное лицо, вынесших определение. (ст. 26.10 КоАП)

В соответствии со статьёй 26.11 КоАП судья, члены коллегиального органа, должностное лицо, осуществляющие производство по делу об административном правонарушении, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности. Никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу.

В случае выяснения обстоятельств, исключающих производство по делу, указанных в ст. 24.5 КоАП, в возбуждении дела об административном правонарушении отказывается в соответствии со статьёй 28.1 ч. 5 КоАП либо производство по делу в соответствии со статьёй 28.9 КоАП прекращается до передачи дела на рассмотрение. Если эти обстоятельства установлены в ходе рассмотрения дела выноситься постановление о прекращении производства по делу на основании статьи 29.9 КоАП.

Производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств:

1) отсутствие события административного правонарушения;

2) отсутствие состава административного правонарушения, в том числе недостижение физическим лицом на момент совершения противоправных действии (бездействия) возраста, предусмотренного настоящим Кодексом для привлечения к административной ответственности, или невменяемость физического лица, совершившего противоправные действия (бездействие);

3) действия лица в состоянии крайней необходимости;

4) издание акта амнистии, если такой акт устраняет применение административного наказания;

5) отмена закона, установившего административную ответственность;

6) истечение сроков давности привлечения к административной ответственности;

7) наличие по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания, либо постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении, либо постановления о возбуждении уголовного дела;

8) смерть физического лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. (ст. 24.5 КоАП)

СРОКИ В ПРОИЗВОДСТВЕ

Производство, как и всякая деятельность, осуществляется во времени, всегда имеет определенные временные рамки. Важным принципом производства является оперативность: дела должны решаться быстро, в возможно более сжатые сроки. Для чего нужна оперативность?

Во-первых, быстрая реакция на правонарушения, своевременное применение мер воздействия к виновным имеет большое воспита-тельное значение как для самих правонарушителей, так и для окружающих. Запоздалое наложение наказания за деяния, соци-альное значение которых за давностью сроков осознается не так отчетливо, менее эффективно.

Во-вторых, по каждому делу необходимо выявить объективную истину, сравнительная простота большинства дел об административных правонарушениях позволяет сделать это быстро. А со временем собирать доказательства будет труднее, некоторые из них могут быть утрачены.

В-третьих, недопустима продолжительная неопределенность в существовании возможности наложения административного наказания на виновного. Оперативность производства обеспечивается законодательным закреплением сроков совершения процессуальных действий. Как правило, они небольшие.

Срок - это определенный нормативным актом отрезок времени, исчисляемый по заранее установленным правилам. Время не зависит от воли людей. Но законодатель не только закрепляет размеры сроков, но и устанавливает правила их подсчета, ставит их исчисление в зависимость от тех или иных фактов.

Во-первых, нужно знать размер срока. В большинстве случаев нормами права определены отрезки времени, в течение которых действия должны быть произведены (3 часа, 10 дней, 2 месяца и т.д.) хотя и редко, но в КоАП встречаются и неопределенные сроки. Например, в ст. 27.2 сказано, что доставление правонарушителя к месту составления протокола «должно быть произведено в возможно короткий срок». Время принудительного воздействия в одних случаях исчисляется часами или сутками, а в других - днями или месяцами.

Во-вторых, очень важно знать, с какого момента течет срок. Законодатель связывает его начало с каким-нибудь юридическим фактом, чаще всего с определенным действием. Например, совершение процессуальных действий уполномоченными должностными лицами (составление протокола, вынесение постановления и т.д.), лицами, привлекаемыми к ответственности (подача жалобы, уплата штрафа и т. д.). В ряде случаев начало срока связывается с какими-либо техническими обстоятельствами: получением протокола (ст. 28.2), поступлением жалобы (ст. 30.5), вручением постановления нарушителю (ст. 29.11) и т.д. А вот начало срока задержания лица, побывавшего в вытрезвителе, начинается со времени вытрезвления, с события.

В тех случаях, когда время исчисляется днями и более продолжительными отрезками времени, началом срока считается 24 часа того дня, в котором совершено действие или, иными словами, - ноль часов следующих суток. Хотя по общему правилу начальным моментом срока признается 24 часа суток, когда было совершено действие, время административного ареста, задержания рассчитывается иначе. Административный арест начинается с того часа, когда виновный был помещен под стражу.

В-третьих, установлены правила определения окончания сроков, различаются их прекращение и пропуск (истечение). Известно, что сроки определяют время, в которое должны быть совершены действия, а значит, их течение прекращается, если действия произведены своевременно. И, наоборот, если действия в течение названного времени совершены не были, значит, срок истек, пропущен. В порядке исключения законодатель разрешает его восстановить. Так, в случае несвоевременного обжалования постановления о назначении наказания орган, правомочный рассматривать жалобу, вправе восстановить срок, если признает, что он пропущен по уважительным причинам (ст. 30.9 КоАП).

Моментом истечения срока по общему правилу является окончание суток, на которые падает его последний день. Если, например, водитель был лишен права управления на один год, исполнение наказания, заканчивается по окончании суток, предшествующих тому числу месяца, которое соответствует дате принятия постановления и привлечения к административной ответственности. Во многих случаях фактический момент истечения срока совпадает со временем окончания работы учреждений в его последний день.

В-четвертых, нужно учесть существующие правила приостановления (незачета) и зачета сроков. Остановить время невозможно. Приостановление означает, что тот или иной отрезок времени, при наличии названных законодателем обстоятельств в срок не засчитывается. Так, подача жалобы на постановление о привлечении к административной ответственности, принесение прокурором протеста, предоставление отсрочки исполнения приостанавливают течение срока давности исполнения постановлений до рассмотрения жалобы, протеста, окончания отсрочки (ст. 30.3 КоАП). Время административного задержания засчитывается в срок административного ареста. В общем плане зачет означает, что законодатель обязывает или разрешает добавлять какое-то время к отрезку времени, в течение которого фактически осуществлялось деяние.

Среди большого разнообразия сроков следует различать общие и специальные. Так, в ч. 1 ст. 29.6 КоАП установлен общий срок рассмотрения дел - 15 дней со дня их получения, а в ч. 2 названы специальные и более краткие временные рамки рассмотрения ряда категорий дел. Точно так же существуют общие и специальные сроки задержания. (ст. 27.5 КоАП)

Наибольшее значение имеет деление сроков по их юридическому значению на процессуальные, давностные и принудительного воздействия. С помощью первых закрепляются отрезки времени, в рамках которых уполномоченные должностные лица и органы обязаны осуществить определенное процессуальное действие (рассмотреть жалобу, ст. 30.5 КоАП, довести постановление до сведения ст. 29.11 КоАП, направить постановление для исполнения ст. 31.4; 31.5 КоАП.). Процессуальными являются и сроки, определяющие время, в течение которого гражданин вправе обжаловать постановление (ст. 30.3 КоАП), обязан уплатить штраф (ст. 32.2 КоАП) и т.п. Их нарушение влечет для виновного неблагоприятные последствия (на должностное лицо, допустившее волокиту, может быть наложено дисциплинарное наказание, в случае неуплаты гражданином штрафа соответствующая сумма удерживается в принудительном порядке). Но такие нарушения производство по делу не прекращают.

Иное дело давностные сроки. Если они истекли, производство по делу должно быть прекращено, а принятые акты утрачивают юридическое значение, становятся недействительными. Законодательству об административной ответственности известны три срока давности: привлечения к ответственности (ст. 4.5 КоАП), исполнения постановления (ст. 31.9 КоАП), погашения назначенного наказания (ст. 4.6 КоАП).

Сроки принудительного воздействия определяют время осуществления отдельных мер административного принуждения. Они закрепляются непосредственно законом (задержание) или специальным постановлением, правоприменительным актом, принятым на основе закона (лишение специального права (ст. 3.8; 32.7 КоАП), административный арест (ст. 3.9; 32.8 КоАП), штраф (ст. 32.2 КоАП)). Если время принудительного воздействия истекло, должностное лицо обязано прекратить его.

Задержанные и арестованные должны быть освобождены из-под стражи, водителям должны быть возвращены права на управление транспортными средствами.

ПОДВЕДОМСТВЕННОСТЬ ДЕЛ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ. СУБЪЕКТЫ, УПОЛНОМОЧЕННЫЕ РАССМАТРИВАТЬ ДЕЛА ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

В производстве по делам об административных правонарушениях участвует огромное число различных органов, их представителей, которые наделены властными полномочиями и вправе совершать действия, определяющие движение дел. Такое положение объясняется, во-первых, разнообразием и спецификой многочисленных отраслей управления и существующих в них отношений. И чтобы квалифицированно заниматься делами об административных правонарушениях, нужно обладать специальными знаниями, быть компетентным в данной обстановке, например, хорошо знать правила уличного движения, правила рационального природопользования. А во-вторых, множественность субъектов властных полномочий создает условия для оперативного и экономного производства, поскольку чаще всего его ведут органы, должностные лица, представители общественности, которые систематически осуществляют контроль за соблюдением соответствующих правил.

Для научной организации исследуемой юрисдикционной деятельности имеет большое значение четкое определение того, какой субъект власти какими делами ведает, кто какие дела оформляет, рассматривает, исполняет. Правильное решение вопросов подведомственности - необходимое условие квалифицированного, оперативного разрешения дел об административных правонарушениях.

Подведомственность неразрывно связана с компетенцией и является ее составной частью. В то же время подведомственность - это определенная, регулируемая правом связь двух сторон: той, которая ведает, решает, и той, которая подведомственна. Ведать делами - значит решать вопросы в отношении определенных граждан, коллективных субъектов права. Для субъектов власти подведомственность - это компонент их компетенции, который связывает их полномочия с определенными объектами властного воздействия, определяет их предметные, территориальные границы. А для другой стороны властного правоотношения подведомственность означает ее правовую зависимость от того, кто ведает делами.

По-видимому, необходимо различать подведомственность организаций как их постоянную линейную подчиненность и подведомственность дел как обязанность подчиняться по определенным вопросам, делам. Подведомственность дел может быть основана на линейной и функциональной власти (подчиненности). Если подведомственность дел о дисциплинарных проступках базируется на линейной власти руководителя и соответствующей линейной подчиненности работника (студента, военнослужащего), то подведомственность дел об административных правонарушениях (как и все административное принуждение) является проявлением функциональной власти (подчиненности).

В научной литературе принято различать общую, такую, которая определяется общими нормами, и специальную подведомственность, регулируемую специальными нормами.

В производстве по делам об административных правонарушениях очень часто одни органы (должностные лица) вправе возбуждать и расследовать дела, другие - рассматривать их и принимать постановления, третьи - рассматривать жалобы на постановления. Для административного процесса особенно актуален вопрос о постадийной подведомственности дел и даже подведомственности при совершении отдельных действий (предоставление отсрочки исполнения постановления, составление протокола и т.д.).

В производстве по делам об административных правонарушениях нужно учитывать четыре уровня подведомственности:

1. родовая подведомственность, устанавливает относиться ли данное дело к производству по делам об административных правонарушениях или к иным видам административных производств. Родовая подведомственность определяется особенной частью КоАП и статьёй 22.1 КоАП.

2. видовая подведомственность, определяет, какой вид органов государства обязан заниматься соответствующими делами. Определяется главой 23 КоАП.

3. должностная подведомственность, определяет, кто из должностных лиц данного органа обязан заниматься данным делом. В части рассмотрения дела она определяется статьёй 22.2 КоАП, содержанием статей главы 23 КоАП, а в части составления протокола ст. 28.3 КоАП, а также приказами по соответствующему ведомству. В органах внутренних дел должностные лица уполномочены составлять протоколы об административном правонарушении установлены Приказом МВД № 803 2002 г.

4. территориальная подведомственность, определяет, какой из органов данного вида обязан производить действия по определенному делу (например, территориальная или транспортная милиция должна возбуждать или рассматривать дело) (ст. 1.7 ч. 1; ст. 29.5 КоАП).

По действующему Кодексу об административных правонарушениях субъекты, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях, указаны в гл. 22 и 23. В их числе:

1) судьи, мировые судьи; судьи федеральных судов общей юрисдикции; орбитражне судьи;

2) комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав;

3) федеральными органами исполнительной власти, их учреждениями, структурными подрзделениями и территориальными органами, а также иными государственными органами, уполномоченными на то исходя из задач и функций, возложенных на них федеральными законами либо нормативными правовыми актами Президента РФ или Правительства РФ.

Дела об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, рассматирваются в предеалх полномочий, установленных этими законами:

1) мировыми судьями;

2) комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав;

3) уполномоченными органами и учреждениями органов исполнительной власти субъектов РФ;

4) административными комиссиями, иными коллегиальными органами, создаваемыми в соответствии с законами субъектов РФ.

Участники производства

Производство по делам об административных правонарушениях складывается из действий ряда органов и лиц. Важную роль в этой деятельности играют государственные и общественные органы, их должностные лица, которые уполномочены принимать предусмотренные законом меры по выявлению и предупреждению административных проступков, применению и исполнению наказаний. В производстве действуют и другие участники: одни защищают свои интересы, другие привлекаются лишь при производстве отдельных процессуальных действий, содействуют производству.

Роль и назначение, содержание и объем полномочий, формы и методы участия органов (должностных лиц) и граждан в деле различны. Их можно разделить на несколько групп.

1. Компетентные органы и должностные лица, наделенные правом принимать властные акты, составлять правовые документы, определяющие движение и судьбу дела. (Гл. 22, 23, ст. 28.3, Приказ МВД № 803 - 2002 года)

2. Субъекты, имеющие личный интерес в деле: лицо, привлекаемое к ответственности, потерпевший и его законные представители (родители, усыновители, опекуны, попечители, адвокаты). В отличие от субъектов первой группы, никто из представителей данной группы не пользуется властными полномочиями. (ст.ст. 25.1 - 25.5 КоАП)

3. Лица и органы, содействующие осуществлению производства: свидетели, эксперты, специалисты, переводчики, понятые (ст.ст. 25.6 - 25.10 КоАП). Одни из них (свидетели, эксперты) сообщают данные полномочному органу или должностному лицу. Другие (переводчики, понятые) - нужны для закрепления доказательств либо обеспечения необходимых условий административного производства.

Особое правовое положение занимает прокурор (ст. 25.11 КоАП)

Прокурор в пределах своих полномочий вправе:

- возбуждать производство по делу об административном правонарушении;

- участвовать в рассмотрении дела об административном правонарушении, заявлять ходатайства, давать заключения по вопросам, возникающим во время рассмотрения дела;

- приносить протест на постановление по делу об административном правонарушении независимо от участия в деле, а также совершать иные предусмотренные федеральным законом действия.

Прокурор извещается о месте и времени рассмотрения дела об административном правонарушении, совершенном несовершеннолетним, а также дела об административном правонарушении, возбужденного по инициативе прокурора.

Рассмотрим правовое положение отдельных участников производства.

а) Лицо, в отношении которого ведется производство по делу (ст. 25.1 КоАП). Ему инкриминируется совершение того или иного административного правонарушения. В силу этого законодательство акцентирует внимание на соблюдении его прав, способствующих объективности производства. Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе знакомиться со всеми материалами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться юридической помощью защитника, а также иными процессуальными правами в соответствии с настоящим Кодексом.

Дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. В отсутствие указанного лица дело может быть рассмотрено лишь в случаях, если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела и если от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

Судья, орган, должностное лицо, рассматривающие дело об административном правонарушении, вправе признать обязательным присутствие при рассмотрении дела лица, в отношении которого ведется производство по делу.

При рассмотрении дела об административном правонарушении, влекущем административный арест или административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина либо лица без гражданства, присутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу, является обязательным.

Несовершеннолетнее лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, может быть удалено на время рассмотрения обстоятельств дела, обсуждение которых может оказать отрицательное влияние на указанное лицо.

Дело рассматривается с участием этого лица. При его отсутствии дело может быть рассмотрено лишь в случаях, когда имеются данные о его надле-жащем извещении о месте и времени рассмотрения дела, и если от него не поступило ходатайства об отложении рассмотрения дела. Однако в ряде случаев присутствие этого лица при рассмотрении дела об административном правонарушении является обязательным. В таком порядке рассматриваются дела о правонарушениях, совершенных лицами в возрасте до 18 лет, о правонарушениях, совершение которых влечет административное наказание в виде административного ареста, конфискации или возмездного изъятия предмета, являющегося орудием совершения или непосредственным объектом правонарушения, лишения специального права, а также административного выдворения за пределы Российской Федерации (иностранцы, лица без гражданства). Если лица уклоняются от обязательного присутствия при рассмотрении дела (от явки по вызову судьи, органа или должностного лица, в производстве которых находится дело) они могут быть подвергнуты приводу органом внутренних дел (милиции) на основании определения судьи, органа (должностного лица) (ст. 29.4 ч. 3 КоАП). Если производство ведется в отношении несовершеннолетнего, он может быть удален на время рассмотрения обстоятельств дела, обсуждение которых может отрицательно повлиять на него.

4
б) Потерпевший - физическое или юридическое лицо, которому административное правонарушение причинило физический, имущественный или моральный вред (ст. 25.2 КоАП). Очевидно, что в подобном понимании во многих случаях совершения административных правонарушений потерпевший отсутствует. Если же он есть, законодательство предоставляет ему право знакомиться со всеми материалами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, иметь представителя, обжаловать протокол об административном правонарушении и постановление по делу. Как правило, дело рассматривается с участием потерпевшего. При его отсутствии дело может быть рассмотрено лишь в случаях, когда имеются данные о его надлежащем извещении, о месте и времени рассмотрения дела и наличии в деле ходатайства в рассмотрении дела в его отсутствии. Потерпевший может быть опрошен в качестве свидетеля.

в) Законные представители физического лица - его родителей усыновители, опекуны, попечители. Они осуществляют защиту прав и законных интересов физического лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, или потерпевшего, являющихся несовершеннолетними, или по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно осуществлять свои права. При этом родственные связи или соответствующие полномочия лиц, являющихся законными представителями, должны быть удостоверены необходимыми документами. Законные представители наделяются правами, предусмотренными для представляемых ими физических лиц. При рассмотрении дела об административном правонарушении, совершенным лицом в возрасте до 18 лет, участие его законного представителя в производстве обязательно. В случае уклонения от явки законный представитель несовершеннолетнего может быть подвергнут приводу, осуществленному органом внутренних дел (милицией). (ст. 25.3 КоАП)

г) Законные представители юридического лица осуществляют защиту его прав и законных интересов если в его отношении ведется производство по делу об административном правонарушении или же оно является потерпевшим. В этой роли выступают: руководитель юридического лица, а также иное лицо, являющееся в соответствии с законом или учредительными документами органом юридического лица. Полномочия представителя подтверждаются документами, удостоверяющими его служебное положение. (ст. 25.4 КоАП)

Присутствие законного представителя юридического лица при рассмотрении дела об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом, является, как правило, обязательным. При наличии данных о его надлежащем извещении о месте и времени рассмотрения дела и отсутствии ходатайства об отложении рассмотрении дела, последнее может быть рассмотрено и без участия представителя. Однако, если за совершенное правонарушение возможно примененный конфискации либо возмездного изъятия предмета (орудие и объект правонарушения), присутствие законного представителя юридического лица является обязательным, а он в случае уклонения от явки по вызову судьи, органа (должностного лица) может быть подвергнут приводу.

д) Защитник и представитель. Для оказания юридической помощи лицу, в отношении которого ведется производство, в производстве может участвовать защитник (адвокат или иное лицо). Полномочия защитника удостоверяются ордером, выданным юридической консультацией или иной организацией, оказывающей платные юридические услуги. (ст. 25.5 КоАП)

Представитель может участвовать в производстве для оказания юридической помощи потерпевшему. Его полномочия удостоверяются доверенностью.

Защитник и представитель допускаются к участию в деле с момента составления протокола об административном правонарушении, а в случае административного задержания физического лица с момента задержания. Права защитника и представителя аналогичны правам иных участников производства, о которых речь шла ранее. Установлена обязательность присутствия защитника при рассмотрении дел об административных правонарушениях, влекущих применение административных наказаний в виде конфискации или возмездного изъятия предмета (орудие или объект правонарушения).

е) Свидетель - любое лицо, которому могут быть известны обстоятельства, имеющие значение для дела. Свидетель обязан явиться по вызову судьи, органа (должностного лица), в производстве которого находится дело, правдиво сообщить все известное ему по делу и ответить на поставленные вопросы, удостоверить своей подписью в соответствующем протоколе правильность внесения его показаний. Он предупреждается об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. В случае уклонения от явки по вызову он может быть подвергнут приводу на основании определения судьи, органа (должностного лица). Свидетель вправе делать заявления и замечания по поводу правильности внесения его показаний в соответствующий протокол. При этом никто не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников. (ст. 25.6 КоАП)

При опросе несовершеннолетнего свидетеля, недостигшего четырнадцатилетнего возраста, обязательно участие педагога или психолога. При необходимости опрос производится в присутствии законного представителя такого свидетеля.

ж) Понятой. В качестве такового привлекается совершеннолетнее лицо, незаинтересованное в исходе дела. Участие понятого в производстве по делу фиксируется в протоколах личного досмотра, досмотра транспортного средства, вещей, изъятия документов и вещей, находящихся при физическом лице, осмотра территорий, помещений и имущества, принадлежащих юридическому лицу, изъятия документов и имущества той же принадлежности.

Понятой обязан явиться по вызову должностного лица, в производстве которого находится дело, принять участие в производстве и удостоверить своей подписью в соответствующем протоколе факт осуществления действий, производившихся с его участием, их содержание и результаты. Он вправе делать заявления и замечания по поводу производимого действия, которые заносятся в протокол. В случае необходимости понятой может быть опрошен в качестве свидетеля. (ст. 25.7 КоАП)

з) Специалист. В качестве специалиста для участия в производстве по делу об административном правонарушении может быть привлечено любое незаинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо, обладающее специальными познаниями, необходимыми для оказания содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, а также в применении технических средств. Обязанности специалиста: явка по вызову судьи, органа (должностного лица), осуществляющего производство по делу; участие в действии, для которого он вызван, путем использования своих специальных навыков, научно-технических средств для обнаружения, закрепления и изъятия доказательств; технических средств для обнаружения, закрепления и изъятия доказательств; дача пояснений по поводу совершаемых действий; удостоверение своей подписью факта совершения этих действий, их содержания и результатов. Специалист предупреждает об административной ответственности за дачу заведомо ложных пояснений. (ст. 25.8; ст. 17.7; ст. 17.9 КоАП)

Специалист вправе отказаться от участия в производстве в случае, если он не обладает соответствующими специальными знаниями. Отказ или уклонение от исполнения обязанностей без уважительных причин влечет административную ответственность специалиста.

Специалист вправе: знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету действий, совершаемых с его участием; с разрешения судьи, органа (должностного лица) задавать вопросы, относящиеся предмету действий, лицу, в отношении которого ведется производство по делу, потерпевшему и свидетелям; делать подлежащие занесению в протокол заявления и замечания.

и) Эксперт - любое незаинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо, обладающее специальными познаниями в науке технике, искусстве или ремесле, достаточными для производства экспертизы и дачи экспертного заключения. Его обязанности: явиться по вызову судьи, органа (должностного лица), дать объективное заключение по поставленным перед ним вопросам, а также требуемые объяснения в связи с содержанием заключения. Эксперт предупреждает об административной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Он вправе отказаться от дачи заключения, если поставленные вопросы выходят за пределы его специальных познаний или если предоставленные ему материалы недостаточны для дачи заключено Отказ или уклонение от дачи заключения без уважительных причин влечет административную ответственность эксперта. (ст.25.9; ст. 17.9; ст. 17.7 КоАП)

Права эксперта: знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы, заявлять ходатайства о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения; с разрешения судьи, председательствующего в заседании коллегиального органа (должностного лица), в производстве которых находится дело, задавать вопросы, относящиеся к предмету экспертизы, лицу, в отношении которого ведется производство, потерпевшему и свидетелям; указывать в своем заключении имеющие значение для дела обстоятельства, установленные при производстве экспертизы, по поводу которых ему не были поставлены вопросы; присутствовать при рассмотрении дела.

к) Переводчик - любое незаинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо, владеющее языками (понимающее знаки слепого или глухого), знание которых необходимы для перевода при производстве. Переводчик назначается судьей, органом (должностным лицом), в производстве которых находится дело. (ст. 25.10 КоАП)

Его обязанности: явка по вызову и выполнение полно и точно по-рученного ему перевода: удостоверение верности перевода своей подписью в соответствующем протоколе. Он также предупреждается об административной ответственности за выполнение заведомо ложного перевода.

Переводчик вправе отказаться от участия в производстве, если он не обладает знаниями, необходимыми для перевода. Отказ или уклонение от выполнения перевода без уважительных причин влечет административную ответственность. Замечания переводчика подлежат внесению в протокол,

л) Прокурор в пределах своих полномочий принимает меры по ус-транению нарушений законов по делам об административных право-нарушениях. Он вправе возбуждать производство по делу; участвовать в его рассмотрении; заявлять ходатайства; давать заключения по вопросам, возникающим во время рассмотрения дела. (ст. 25.11 КоАП)

Прокурор извещается о месте и времени рассмотрения дела об административном правонарушении, совершенном несовершеннолетним, а также правонарушении, влекущем административный арест. В его отсутствие дело может быть рассмотрено лишь в случае, когда имеются данные о его своевременном извещении, о месте и времени рассмотрения дела и если от него не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела.

Такова характеристика правового статуса участников производ-ства по делам об административных правонарушениях. Очевидно, что Детальное закрепление их прав и обязанностей служит целям усиления гарантий законности при рассмотрении административных дел.

КоАП Российской Федерации предусматривает также обстоятельства, исключающие возможность участия в производстве. Так, не допускаются в качестве защитника и представителя лица, являющиеся сотрудниками государственных органов, осуществляющих надзор и контроль за соблюдением правил, нарушение которых явилось основанием для возбуждения данного дела или если оно ранее выступало в качестве иных участников производства по данному делу. Эксперт и переводчик не допускаются к участию в производстве, если они состоят в родственных отношениях с лицом, привлекаемых к административной ответственности, потерпевшим, их законными представителями, защитником, представителем, прокурором, судьей, членом коллегиального органа или должностным лицом, в производстве которого находится дело либо если они ранее выступали в качестве участников производства поданному делу; если имеются основания: считать их лично, прямо или косвенно, заинтересованными в данном деле.

Допускается отвод лиц, участвующих в производстве (защитника, представителя, прокурора, эксперта и переводчика) при наличии указанных ранее обстоятельств. Заявление о самоотводе или отводе подается судье, органу (должностному лицу), в производстве которых находится дело. Затем выносится определение об удовлетворении ; заявления либо об отказе в его удовлетворении. (ст.25.12; 25.13; 29.2; 29.3 КоАП)

Вопрос 2. СИСТЕМА СТАДИЙ ПРОИЗВОДСТВА

Деятельность участников административного процесса развивается во времени как последовательный ряд связанных между собой процессуальных действий по реализации прав и взаимных обязанностей. Процесс проходит несколько сменяющих друг друга фаз развития или стадий.

Под стадией следует понимать такую сравнительно самостоятельную часть производства, которая, наряду с его общими задачами, имеет свойственные только ей задачи и особенности. Стадии отличаются друг от друга и кругом участников производства. На каждой стадии совершаются определенные действия, которые являются частными по отношению к общей цели производства. Решение задач каждой стадии оформляется специальным процессуальным документом, который как бы подводит итог деятельности. После принятия такого акта начинается новая стадия. Стадии органично связаны между собой; последующая, как правило, начинается лишь после того, как закончена предыдущая, на новой стадии проверяется то, что было сделано раньше.

Производство по своей структуре похоже на уголовный процесс, но оно проще, в нем меньше процессуальных действий. Оно состоит из четырех частей (стадий):

1) административное расследование;

2) рассмотрение дела;

3) пересмотр постановления;

4) исполнение постановления.

На первой стадии выявляются факт и обстоятельства совершения проступка, данные о виновном и составляется протокол. На второй стадии компетентный орган рассматривает дело и принимает постановление. На третьей -- факультативной -- стадии постановление пересматривается по жалобе гражданина, протесту прокурора, она заканчивается принятием решения об отмене, изменении или оставлении постановления в силе. Четвертая стадия -- исполнение постановления начинается сразу же после его принятия либо после рассмотрения жалобы (протеста).

В связи с существованием наряду с общим ускоренного (упрощенного) производства по некоторым категориям дел стадии производства в отдельных случаях недостаточно четко выражены или даже сливаются. Так, при взыскании штрафа на месте соединяются расследование, рассмотрение дела и даже исполнение постановления.

На каждой стадии существуют этапы-группы взаимосвязанных действий. Система стадий и этапов производства может быть представлена так.

1. Административное расследование:

1) возбуждение дела;

2) установление фактических обстоятельств;

3) процессуальное оформление результатов расследования;

4) направление материалов для рассмотрения по подведомственности. II. Рассмотрение дела:

5) подготовка дела к рассмотрению и слушанию;

6) слушание (рассмотрение) дела;

7) принятие постановления;

доведение постановления до сведения.

III. Пересмотр постановления:

9) обжалование, опротестование постановления;

10) проверка законности постановления;

11) вынесение решения;

реализация решения.

IV. Исполнение постановления:

13) обращение постановления к исполнению;

14) непосредственное исполнение.

Каждый этап состоит из определенных действий. Соответственно структура производства является четырехуровневой: действие -- этап -- стадия -- производство в целом.

АДМИНИСТРАТИВНОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

Расследование дела, являясь начальной стадией производства по делам об административных правонарушениях, представляет собой комплекс процессуальных действий, направленных на установление обстоятельств проступка, их фиксирование и квалификацию. В этой стадии создаются предпосылки для объективного и быстрого рассмотрения дела, применения к виновному предусмотренных законом мер воздействия.

Основанием возбуждения административного дела и производства расследования является совершение лицом деяния, содержащего признаки административного проступка.

Началу административного расследования предшествует получение информации о деянии, имеющем признаки проступка, т.е. наличие повода, ибо латентное нарушение нормы не вызывает административно-процессуальных отношений. Правовое значение повода к возбуждению и расследованию дела состоит в том, что он вызывает публичную деятельность полномочных органов, требует, чтобы они соответствующим образом реагировали на каждый сигнал о совершенном проступке.

Поводами к возбуждению и расследованию административных дел могут быть заявления граждан, сообщения представителей общественности, учреждений, предприятий и организаций, печати и иных средств массовой информации, а также непосредственное обнаружение проступка управомоченным лицом.

Последний повод отличается от других прежде всего тем, что вопрос о возбуждении административного дела решается по собственной инициативе лиц, осуществляющих административный надзор. Здесь нет внешнего побудительного начала, толчка к тому, чтобы эти лица занялись решением вопроса. Данный повод имеет некоторые особенности. Во-первых, непосредственное усмотрение нигде не фиксируется, а потому не всегда поддается контролю. Во-вторых, предположение о проступке возникает лишь в сознании управомоченного лица. В случае не подтверждения такого предположения нет необходимости официально опровергнуть его вынесением какого-либо специального документа.

Непосредственное обнаружение полномочным лицом админи-стративного правонарушения не является препятствием для дальнейшего его расследования этим субъектом. В уголовном процессе презюмируется, что лицо, имея заранее сложившееся убеждение, не сможет бесстрастно исследовать все существенные по делу факты и вынести правильное, но вместе с тем основанное исключительно на материалах дела, решение. Указанное обстоятельство не может быть механически перенесено на производство по делам об административных правонарушениях, поскольку расследование дела лицом, являвшемся очевидцем проступка, позволяет ему немедленно предпринять все необходимые действия по пресечению правонарушения, задержанию виновного, отысканию и закреплению доказательств. Иное противоречило бы принципам оперативности, экономичности административного производства.

Субъекты расследования наделены широкими правами: требовать от граждан, должностных лиц объяснений, представления необходимых документов, доставлять правонарушителя в милицию, применять иные меры процессуального принуждения и др.

О возбуждении административного дела можно говорить только как о психическом, волевом акте, не фиксированном процессуально вовне, предопределяющем принятие решения начать расследование при наличии признаков проступка. Возбудив дело, должностное лицо определяет тем самым начало действий, направленных на сбор доказательств, которые подтверждают или опровергают виновность лица в совершении правонарушения.

В процессе расследования должны быть установлены фактические обстоятельства совершенного проступка, которые можно подразделить на две группы. Первую составляют обстоятельства, имеющие непосредственное значение для решения вопроса о наличии или отсутствии состава проступка. Другую группу составляют обстоятельства, находящиеся за рамками состава правонарушения, но имеющие значение для индивидуализации ответственности. Одна из задач административного производства заключается в выявлении причин и условий, способствующих совершению правонарушений, их предупреждении.

Выяснение фактических обстоятельств дела осуществляется различными способами. Основным является опрос. Для опроса и получения объяснений могут быть вызваны любые лица, располагающие сведениями, которые имеют значение для дела. Это правонарушители, потерпевшие, свидетели, эксперты. Субъект расследования может назначить эксперта, когда возникает необхо-димость в специальных познаниях (ст. 25.9; 26.4 КоАП), затребовать справки от организаций.

В случае, когда имеются достаточные основания полагать, что водитель транспортного средства нетрезв, сотрудник МВД проводит его освидетельствование на состояние опьянения с использованием индикаторной трубки «контроль трезвости» или иных технических средств. Освидетельствование и его результаты оформляются протоколом в присутствии не менее двух свидетелей, и это влечет за собой состав другого правонарушения.

Если водитель не согласен проходить освидетельствование с применением технических средств или не согласен с результатами такого освидетельствования, он направляется на медицинское освидетельствование. А в случае уклонения водителя от освидетельствования об этом указывается в протоколе об административном правонарушении, который составляется в присутствии двух свидетелей, и это влечет за собой состав другого правонарушения.

Исследование фактических обстоятельств может осуществляться и с помощью материальных носителей информации (вещественных доказательств и документов), получаемых в результате задержания нарушителя, личного досмотра и досмотра вещей, изъятия предметов.

Процессуальным документом, фиксирующим окончание расследования по административному делу, является протокол, который составляется о каждом правонарушении, кроме случаев, прямо предусмотренных законодательством. В ст. 28.2 КоАП приводится перечень сведений, которые должны содержаться в протоколе. Все они могут быть подразделены на три группы.

Первая группа сведений касается обстоятельств совершения административного правонарушения. В протоколе указываются место, время и существо совершенного проступка.

В протоколе должен быть точно и конкретно указан акт, предусматривающий административную ответственность за данное правонарушение, или статья КоАП. В случае изъятия у нарушителя незаконно добытых, провозимых, хранимых, приобретенных или используемых предметов, водительского удостоверения в протоколе делается соответствующая запись.

Вторая группа сведений связана с закреплением обстоятельств, характеризующих личность правонарушителя: фамилия, имя, отчество, возраст, род занятий, материальное положение, место жительства и работы, документ, удостоверяющий личность. Лич-ность правонарушителя удостоверяется по паспорту, удостоверению водителя или другому документу.

Третью группу составляют сведения, относящиеся к форме протокола. В протоколе указываются дата и место его составления, фамилия и должность составителя, фамилия и адреса свидетелей и потерпевших, если они имеются. Отсутствие сведений о составителе протокола делает его дефектным, так как неизвестно, составлен он полномочным на то лицом или нет.

Протокол скрепляется рядом подписей. Прежде всего, он должен быть подписан лицом, его составившим, и правонарушителем. При наличии свидетелей и потерпевшего протокол подписывается также этими лицами.

Лицу, привлекаемому к ответственности, необходимо разъяснить его права и обязанности, предусмотренные ст. 25.1 КоАП, о чем делается отметка в протоколе. Оно вправе ознакомиться с содержанием протокола, внести в него собственноручные объясне-ния, подписать его или отказаться от подписи и указать мотивы отказа, представить прилагаемые к протоколу объяснения или замечания по его содержанию. Отказ правонарушителя подписать протокол не останавливает дальнейшего движения дела, но он должен быть зафиксирован специальной записью.

Если необходимо изложить дополнительные сведения, уточняющие обстоятельства нарушения, сотрудник милиции или иное должностное лицо составляет рапорт и прилагает его к протоколу.

При совершении проступка группой лиц протокол составляется на каждого нарушителя отдельно. Составление одного протокола на всех правонарушителей не позволяет конкретизировать обвинение, предъявляемое каждому из них, и лишает возможности прямо в протоколе дать свои объяснения по существу проступка. Этим ограничивается право лица на защиту при привлечении его к административной ответственности.

Как уже отмечалось, законодательством в порядке исключения предусматривается ускоренное производство по делам об административных правонарушениях. В подобных случаях протокол не составляется. Четкий перечень таких правонарушений дается в ст. 28.6; 28.4 КоАП. Производство может быть ускоренным при обязательном наличии сразу трех условий: если совершено одно из правонарушений, которое считается малозначительным; если за данное деяние на виновного может быть наложено такое взыскание, как предупреждение или штраф до одной пятой минимального размера оплаты труда; если гражданин не оспаривает налагаемое на него взыскание. В противном случае протокол должен быть составлен. Иными словами, когда гражданин не признает себя виновным или считает применяемую санкцию необоснованно суровой, дело должно быть разрешено не в упрощенном, а в общем порядке. Это является ярким подтверждением того, насколько ограничено применение ускоренного производства. По существу, лицо, привлекаемое к ответственности, всегда может прекратить такое производство.

Завершающим этапом первой стадии производства по делам об административных правонарушениях является направление материалов расследования на рассмотрение. Очевидно, что он имеет место лишь тогда, когда лицо, закончившее расследование и составившее протокол, само не вправе решить дело по существу или считает необходимым передать его в другие государственные органы, на рассмотрение общественности.

Дело, по которому проведено расследование, направляется:

1) органу или должностному лицу, уполномоченному рассматривать соответствующую категорию административных правонарушений;

2) в орган внутренних дел, прокуратуру, если будут выявлены признаки преступления;

3) на рассмотрение товарищеского суда, общественной организации или трудового коллектива;

командиру воинской части, ректору вуза, соответствующему органу для решения вопроса о привлечении лица, совершившего административный проступок, к дисциплинарной ответственности.

РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРОСТУПКАХ

Согласно действующему законодательству дела об административных правонарушениях рассматриваются:

1) административными комиссиями при районных, городских, районных в городах, поселковых, сельских администрациях;

2) главами поселковых, сельских администраций;

3) районными, городскими, районными в городах комиссиями по делам несовершеннолетних;

4) районными, городскими, районными в городах комиссиями по борьбе с пьянством;

5) районными, городскими судами (судьями);

6) органами внутренних дел, органами государственных инспекций и другими органами (должностными лицами), уполномоченными на то законодательными актами. Среди субъектов административной юрисдикции по правовому положению нужно различать суды (народных судей) и профсоюзные (технические и правовые) инспекции.

По характеру компетенции выделяются специальные юрисдикционные органы -- административные комиссии. Главное их назначение состоит в рассмотрении дел об административных правонарушениях. Все другие органы (внутренних дел, госинспекции, военные комиссариаты и т.д.) осуществляют юрисдикционную деятельность наряду с другими функциями управления -- организацией, контролем, надзором и т.д. Рассмотрение дел об административных правонарушениях не составляет главного содержания их работы.

Особенно большое значение проблема подведомственности имеет на стадии рассмотрения дел.

При рассмотрении дел законодатель различает четыре уровня подведомственности, которые должны определяться на практике в строгой последовательности.

Во-первых, родовая подведомственность. Может ли осуществляться административная юрисдикция по определенной группе дел, вправе ли органы административной юрисдикции рассматривать подобные дела и налагать на виновных взыскания? Например, такое право ограничено правилами, содержащимися в главе 28, 29, 23 КоАП. Ограничения установлены по признаку субъекта проступка -- военнослужащие, работники железнодорожного транспорта и др. Военнослужащие, работники транспорта за совершение административных проступков во многих случаях привлекаются к дисциплинарной ответственности.

Во-вторых, видовая (предметная) подведомственность. Основной критерий ее закрепления -- категория административных правонарушений. Так, законодательством установлено, что дела о нарушениях правил охоты рассматриваются органами, осуществляющими государственный надзор за соблюдением правил охоты. Главное, чем руководствуется законодатель при решении вопроса о предметной подведомственности, -- обеспечение компетентного и оперативного рассмотрения дела.

Для определения предметной подведомственности дел законодатель использует и дополнительные признаки. К ним относятся место совершения нарушения, возраст нарушителя. Дела о правонарушениях несовершеннолетних, как правило, подведомственны комиссиям по делам несовершеннолетних.

Четкое определение предметной подведомственности данной категории дел -- необходимое предварительное условие правильного решения вопроса о подведомственности территориальной. Под нею понимается нормативное решение вопроса, где, а значит, какой конкретный орган данного вида должен рассматривать конкретное дело (гл. 23 ст. 29.5 КоАП). Территориальная подведомственность зависит от предметной и определяется чаще всего местом совершения административного правонарушения.

Но не все дела об административных проступках рассматриваются по месту их совершения. Из этого общего правила имеется ряд исключений.

1. Дела, подведомственные административным комиссиям и комиссиям по делам несовершеннолетних, рассматриваются по месту жительства лица, привлекаемого к ответственности.

2. По некоторым категориям дел установлена альтернативная территориальная подведомственность. Дела о приобретении крепких спиртных напитков домашней выработки, распитии спиртных напитков в общественных местах или появление там, в пьяном виде рассматриваются по месту их совершения или по месту жительства нарушителя. Дела о нарушении водителями транспортных средств правил дорожного движения могут рассматриваться как по месту учета транспортных средств, так и по месту совершения проступка.

Наряду с тремя названными выше уровнями подведомственности (родовым, видовым, территориальным) законодательство обязывает учитывать и должностную подведомственность в органе, которому подведомственны дела, существуют должности разного уровня, правовые нормы разграничивают их юриодикционные полномочия. Так, все должностные лица ГИБДД вправе налагать штрафы на месте за нарушение правил дорожного движения; дела о нарушениях, повлекших причинение легких телесных повреждений или материального ущерба вправе рассматривать только начальники и заместители начальников подразделений ГИБДД. Нередко должностная подведомственность регулируется ведомственными актами.

Стадия рассмотрения дела -- главная в производстве по делам об административных правонарушениях. Здесь принимается акт, в котором компетентный орган официально признает гражданина виновным или невиновным и определяет меру воздействия.

Процессуальным основанием для рассмотрения дела обычно является составленный компетентным должностным лицом (представителем общественной организации) и надлежащим образом оформленный протокол о нарушении. В установленных законодательством случаях таким основанием может быть постановление прокурора о возбуждении производства об административном правонарушении, постановление компетентного органа о прекращении уголовного дела и др. Однако на практике, к сожалению, еще имеются случаи, когда дела о проступках при отсутствии установленного законом процессуального основания рассматриваются по заявлениям граждан, ходатайствам организаций, спискам нарушителей, протоколам, составленным некомпетентными лицами.

Орган, рассматривающий дело, обязан проверить качество протокола и не должен принимать к своему производству протоколы, составленные небрежно, с нарушением требований закона по их составлению. В таких случаях материалы должны быть возвращены для доследования. Сразу же следует выяснить, компетентен ли орган рассматривать данное дело, не нарушены ли правила о подведомственности при направлении дела на рассмотрение.

Важным моментом подготовки дела к слушанию является вызов нарушителя, свидетелей и иных лиц, показания которых необходимы для правильного разрешения дела. Потерпевший, если он имеется, может быть допрошен в качестве свидетеля. В случае необходимости органом (должностным лицом), в производстве которого находится дело, может быть назначен переводчик, который обязан явиться по вызову.

Обычно вопрос о вызове свидетелей и иных лиц решается по усмотрению субъекта административной юрисдикции. Вызов лица, привлекаемого к административной ответственности, регламентируется особо. По общему правилу дело разрешается в его присутствии. Заочное рассмотрение возможно лишь в случаях, когда имеются данные, что гражданин извещен о месте и времени рассмотрения, но от него не поступило ходатайство об отложении слушания дела (ст. 25.1; 29.7 КоАП). Несомненно, что разбирательство дела в присутствии гражданина оказывает на него большее воспитательное воздействие, чем заочное. Кроме того, заочное разбирательство не позволяет всесторонне и тщательно исследовать обстоятельства, мотивы совершения правонарушения, что может привести к принятию неправильного постановления.

В некоторых случаях, предусмотренных законодательством, присутствие лица, привлекаемого к ответственности, при разбирательстве дела обязательно. При его участии рассматриваются дела о мелком хищении государственного или общественного имущества, мелком хулиганстве, злостном неповиновении и др. В случае уклонения от явки лица, привлекаемого к административной ответственности за такие проступки, по вызову органа внутренних дел и судьи оно может быть милицией подвергнуто приводу.

В рассмотрении дела могут участвовать и другие заинтересованные лица. Административные комиссии и комиссии по делам несовер-шеннолетних обязательно извещают прокурора о дне своих заседаний; в разбирательстве дела могут участвовать адвокаты, представители общественных организаций.

Законодательством установлен общий 15-дневный срок рассмотрения дела и вынесения постановления по нему со дня получения протокола об административном правонарушении и других материалов. Однако некоторые категории дел должны быть рассмотрены в сокращенные сроки: например, о мелком хулиганстве, злостном неповиновении, распитии спиртных напитков и появлении лиц в общественных местах в пьяном виде -- в течение суток; о мелком хищении -- в течение пяти суток.

Дела об административных правонарушениях рассматриваются» открыто с целью повышения воспитательной и предупредительной роли производства.

Слушание начинается с объявления состава коллегиального органа или представления должностного лица, рассматривающего данное дело. Затем председательствующий коллегиального органа или должностное лицо объявляет, какое дело подлежит рассмотрению, кто привлекается к административной ответственности, выявляет наличие и разъясняет участникам производства их права и обязанности. После этого оглашается протокол об административном правонарушении. На заседании заслушиваются лица, участвующие в рассмотрении дела, исследуются доказательства и разрешаются ходатайства. Если в рассмотрении дела участвует прокурор, заслушивается его заключение.

На этой стадии лицо, привлекаемое к административной ответственности, наделяется рядом прав, служащих гарантией законного и обоснованного решения дела. В частности, орган (должностное лицо), рассматривающий дело, установив личность нарушителя должен разъяснить ему право на ознакомление с представленными материалами, истребование новых доказательств или проведение дополнительной проверки обстоятельств правонарушения, вызов свидетелей. По заявленному ходатайству орган обязан вынести свое решение о его удовлетворении или отклонении. Граждане имеют право давать объяснения по существу, приводить дополнительные доказательства и т.д.

В процессе рассмотрения дела наиболее важное значение имеют анализ и оценка фактической ситуации (деяния), выбор и анализ правовой нормы, и принятие постановления. Анализируя ситуацию, субъект административной юрисдикции определяет характер совершенного деяния, степень виновности привлекаемого, оценивает все доказательства; он обязан внимательно разобраться в существе дела, принять меры для объективного разрешения вопроса, чтобы полностью исключить односторонний подход к нему. Объек-тивная истина по делу устанавливается на основании представленных материалов, а также в соответствии с данными, полученными в ходе слушания дела.

Н а этом этапе необходимо установить: был ли совершен проступок, виновно ли лицо, подлежит ли оно ответственности, причинен ли имущественный ущерб, а также каковы отягчающие и смягчающие Обстоятельства, причины и условия, способствовавшие правонарушению; имеются ли основания для передачи дела на рассмотрение общественной организации, трудового коллектива, командования воинской части, администрации вуза. Подведение итога всей предшествующей работы -- принятие постановления. В нем дается окончательная оценка поведения лица, привлеченного к административной ответственности, устанавливается его виновность или невиновность, определяется мера воздействия. Постановление принимается только на основе данных, имеющихся в деле. В зависимости от результатов рассмотрения дела компетентный орган принимает один из двух вариантов постановления по делу:

а) о назначении административного наказания;

б) о прекращении дела производством (ст. 29.9 КоАП).

Законодательством предусматриваются материальные и процессуальные основания для вынесения постановления о прекращении дела.

1. Если не установлена виновность лица, дело которого разбирается, принимается постановление о признании его невиновным, прекращении дела и освобождении гражданина от ответственности.

2. Дело прекращается, когда установлено, что лицо привлекается к ответственности за нарушение акта, уже утратившего силу к моменту совершения проступка или к моменту рассмотрения дела на основании указов об амнистии или в связи с душевным заболеванием виновного и в других случаях, предусмотренных ст. 24.5 КоАП.

3. Согласно действующему законодательству орган (должностное лицо), рассматривающий дело, с учетом личности нарушителя и характера совершенного им проступка вправе вместо наложения взыскания направить материал в общественную организацию, трудовой коллектив или товарищеский суд для применения к нарушителю мер общественного воздействия. Материал может быть направлен по месту работы, учебы или жительства нарушителя. Вынесение такого постановления означает, что дело об административном нарушении прекращается и нарушитель освобождается от административной ответственности.

4. При малозначительности проступка дело может быть прекращено, а гражданину сделано устное замечание.

Постановление по делу об административном правонарушении представляет собой юридически властный акт государственного (муниципального) органа, обязательный как для нарушителя, так и для государственных (муниципальных) органов и общественных организаций, призванных его исполнять. Оно должно надлежащим образом оформляться и содержать установленные законом реквизиты: наименование органа (должностного лица), принявшего акт, время и место принятия; данные о нарушителе (фамилия, имя, отчество, возраст, место работы, учебы, жительства); время, место и сущность нарушения; указание на норму нрава, предусматривающую ответственность за данное административное правона-рушение; характер решения (вид и размер взыскания и др.). В этом акте должен быть решен вопрос об изъятых вещах и документах. Постановление подписывается должностным лицом, рассмотревшим дело, а постановление коллегиального органа - председательствующим и секретарем.

В случаях, предусмотренных законодательством, о мере взыскания производится соответствующая запись на протоколе об административном правонарушении либо постановление оформляется иным установленным способом.

На заключительном этапе стадии рассмотрения дела чаще всего совершаются такие действия: постановление доводится до сведения субъектов производства, имеющих личный интерес в деле, о принятом решении сообщается администрации или общественной организации по месту работы, учебы или жительства виновного, вносятся предложения об устранении причин и условий правонарушений.

Постановление должно быть доведено до сведения лиц или организаций, которым оно адресовано. Оно объявляется немедленно по окончании рассмотрения дела. Копия постановления в течение трех дней вручается или высылается лицу, в отношении которого оно вынесено. По просьбе потерпевшего ему тоже должна быть выдана такая копия.

ПЕРЕСМОТР ПОСТАНОВЛЕНИЙ ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

Важной гарантией законности и обоснованности применения административных взысканий является существование стадии пересмотра постановлений. Под пересмотром понимается рассмотрение дел органами, на которые возложен контроль за законностью постановлений по делам об административных правонарушениях.

Пересмотр -- это новое разбирательство дела субъектом, наделенным правом отменить, изменить или оставить ранее принятое постановление без изменений. Пересмотр следует отличать от повторного рассмотрения дела, которое производится в тех случаях, когда принятое ранее постановление отменено и дело направлено на новое рассмотрение. В первом случае действует постановление по делу, законность и обоснованность которого проверяется. Во втором случае старое постановление отменено и по делу необходимо принять новое постановление.

Стадия пересмотра является факультативной, необязательной. Лишь небольшое количество дел рассматривается в порядке контроля, но уже сам факт существования такой возможности имеет большое превентивное значение, дисциплинирует тех, кому поручено применять административные взыскания. Пересмотр постановлений самостоятельная стадия, построенная на основе сочетания свободы? обжалования и опротестовывания постановлений с обязанностью компетентных органов рассмотреть их, позволяет на основе единообразного толкования закона исправлять и устранять допущенные ошибки. Гарантией соблюдения законности является также право вышестоящих органов управления, независимо от наличия жалобы, протеста прокурора, отменять или изменять постановления. Таким правом наделен и председатель вышестоящего суда.

Правом пересмотра наделены: вышестоящий орган (должностное лицо); народный суд; орган (должностное лицо), принявший постановление. А процессуальными основаниями могут быть: жалоба гражданина, в отношении которого вынесено постановление; жалоба потерпевшего; протест прокурора; усмотрение вышестоящего органа (председателя вышестоящего суда); усмотрение органа, принявшего постановление. Иными словами, стадия пересмотра может начаться по жалобе гражданина и по инициативе органа, осуществляющего контроль за законностью, а также принявшего постановление.

Существует два вида жалоб на постановления по делам об административных проступках: общие и специальные. Специальная жалоба, или жалоба в порядке производства по делам об административных правонарушениях, подается и рассматривается по правилам, закрепленным в ст. 30.1 - 30.9 КоАП.

На постановление народного судьи (например, по делу о мелком хищении) допускается подача только общей жалобы. Все иные постановления могут быть обжалованы в общем порядке и в порядке производства по делам об административных правонарушениях.

Постановление органа управления, технической (правовой) инспекций профсоюзов может быть обжаловано лицом, в отношении которого оно вынесено, а также потерпевшим и опротестовано прокурором.

Административное законодательство установило два канала, по которым правонарушитель или потерпевший может подать жалобу на принятое постановление:

а) вышестоящему органу;

б) в районный (городской) народный суд.

Иными словами, постановления органов управления обжалуются либо в административном, либо в судебном порядке. Законодательством четко определены инстанции и различные варианты обжалования постановлений. Таких вариантов несколько.

Первый вариант -- альтернативный. Любое постановление кол-легиального органа, а также единоличное постановление должностного лица о наложении штрафа обжалуется в вышестоящий орган (должностному лицу) или в народный суд. Какой канал обжалования избрать -- административный или судебный, -- решает гражданин.

Второй вариант обжалования -- последовательный, ступенчатый, закон предоставляет право обжаловать постановление сначала в один орган, а затем в другой. Жалоба на единоличное постановление должностного лица о наложении административного взыскания (кроме штрафа) подается в вышестоящий орган, вышестоящему должностному лицу, после чего она может быть подана в народный суд.

Третий вариант обжалования -- исключительный. Жалоба подается в административном порядке, только в вышестоящий орган, вышестоящему должностному лицу.

Четвертый вариант обжалования касается постановлений судей. По общему правилу они не подлежат обжалованию, но постановление о привлечении к административной ответственности за малозначительное преступление, в 7-дневный срок может быть обжаловано в вышестоящий суд.

Жалоба может быть подана в течение десяти дней со дня вынесения постановления. В случае пропуска этого срока по уважительным причинам (болезнь, другие непредвиденные и чрезвычайные обстоятельства) законодательством допускается его восстановление органом, должностным лицом, правомочным пересматривать дела. Если лицо подало жалобу в установленный срок (10 дней), то это является основанием приостановления исполнения постановления о взыскании до ее рассмотрения. Исключение со-ставляют постановления о наложении таких взысканий, как предупреждение, штраф, взимаемый на месте совершения проступка.

Жалоба подается в орган, вынесший постановление. Поступившая туда жалоба в течение трех суток должна быть направлена вместе с делом в орган (должностному лицу), который правомочен рассматривать ее и которому она адресована.

Протест на постановление органа государственного управления, профсоюзной инспекции может быть направлен в вышестоящий орган, а на постановление народного судьи -- самому судье или председателю вышестоящего суда. Подведомственное суду дело может быть возбуждено по заявлению прокурора, обратившегося в суд в защиту интересов гражданина, в отношении которого вынесено постановление, а также лица, которому в результате административного проступка причинен моральный, физический или имущественный вред. Принесение прокурором протеста приостанавливает исполнение любого постановления (в том числе и о применении административного ареста) до рассмотрения протеста.

Правомочный орган (должностное лицо) обязан рассмотреть поступившую жалобу или протест в десятидневный срок со дня их поступления. При рассмотрении жалобы или протеста на постановление должен проверить законность и обоснованность вынесенного постановления, внимательно разобраться в существе жалобы и вынести обоснованное решение, а затем выяснить вопрос о компетентности органа (должностного лица), принявшего постановление рассматривать данное дело и налагать взыскание. Субъект пересмотра обязан проанализировать нормативное, фактическое и процессуальное основания привлечения к ответственности, в том числе сам факт совершения проступка, виновность лица, его личность, доказательства по делу (объяснения свидетелей, потерпевших, выводы эксперта, специалиста) и другие моменты. Кроме того, он должен проверить процессуальные сроки привлечения лица к ответственности (возбуждения, админист-ративного расследования и рассмотрения), законность и обоснован-ность взыскания.

Вышестоящий орган (должностное лицо), суд, пересматривая постановление, принимает одно из следующих решений:

1) оставляет постановление без изменения, а жалобу или протест без удовлетворения;

2) отменяет постановление и направляет дело на новое рассмотрение. Если при рассмотрении жалобы будет установлено, что постановление вынесено органом (должностным лицом), который не был управомочен решать данное дело, то оно отменяется и дело направляется на рассмотрение компетентного органа (должностного лица);

3) отменяет постановление и прекращает дело об административном правонарушении;

4) изменяет меру взыскания в пределах, предусмотренных нормативным актом об ответственности за административное правонарушение, но не в сторону усиления. При пересмотре дела в порядке производства по делам об административных правонарушениях по жалобе гражданина, протесту прокурора, усмотрению председателя вышестоящего суда взыскание не может быть усилено. Иными словами, на стадии пересмотра поворот к худшему законом не допускается.

Копия решения по жалобе или протесту на постановление в течение трех дней высылается лицу, в отношении которого оно вынесено, а также органу, вынесшему постановление по делу. Потерпевшему копия высылается по его просьбе. Одновременно о результатах рассмотрения протеста сообщается прокурору.

Орган (должностное лицо), пересмотревший постановление, при установлении причин и условий, способствовавших совершению административных проступков, вправе вносить соответствующим предприятиям, учреждениям, организациям и должностным лицам предложения о принятии мер по устранению этих причин и условий.

Отмена постановления с прекращением дела об административном правонарушении влечет за собой возврат взысканных денежных сумм, возмездно изъятых и конфискованных практической реализации административного взыскания, назна-ченного правонарушителю юрисдикционным органом (должностным лицом). В процессе исполнения постановления лицо, совершившее административный проступок, претерпевает соответствующие лишения и ограничения личного, морального или материального характера предметов, а также отмену других ограничений, связанных с ранее принятым постановлением. При невозможности возврата предмета возвращается его стоимость.

ИСПОЛНЕНИЕ ПОСТАНОВЛЕНИЙ

Исполнение постановлений -- завершающая стадия производства по административным правонарушениям (гл. 31, 32). В соответствии со ст. 32.1 КоАП постановление подлежит исполнению с момента его вынесения. В отличие от приговоров судов, которые по общему правилу могут быть обращены к исполнению лишь по истечении срока кассационного обжалования, постановления о наложении взысканий являются актами управления и вступают в силу немедленно.

Исполнением постановлений заняты различные органы. При этом они осуществляют двоякую по характеру деятельность по обращению постановлений к исполнению и по непосредственному приведению их в исполнение. Первую из них, согласно ст. 32.1 КоАП, осуществляют юрисдикционные органы, те, которые решают вопрос об ответственности виновных и выносят постановления о наложении административных взысканий. Вторую, осуществляют специально уполномоченные на то органы государства в порядке, установленном законодательством. И та и другая деятельность образуют единую стадию исполнения постановлений, но являются разными ее этапами.

5
На первом этапе (обращение постановлений к исполнению) юрисдикционный орган, прежде всего, должен своевременно направить вынесенное постановление органу-исполнителю. В содержание этой деятельности входят также осуществление контроля за правильным исполнением постановлений и разрешение всех связанных с ним вопросов, прекращение исполнения постановлений по основаниям.

Деятельность государственных органов по приведению в исполнение направленных им постановлений имеет своей целью непосредственную реализацию административных взысканий. Она производится посредством действий, которые причиняют наказанному соответствующие лишения и правоограничения в установленных постановлением пределах.

В производстве по некоторым правонарушениям юрисдикционный орган, вынесший постановление, уполномочен сам привести его в исполнение. Примером могут служить производство по нарушениям. За нарушение правил охоты, управление транспортными средствами водителями в состоянии опьянения виновные могут быть лишены соответствующих специальных прав на определенный период органами охотничьего хозяйства и государственной автомобильной инспекции. Эти же органы и исполняют вынесенные ими постановления путем изъятия удостоверений на право охоты или управления средствами транспорта.

В ст. 31.9 КоАП сказано, что не подлежит исполнению постановление о наложении административного взыскания, если оно не было обращено к исполнению в течение трех месяцев со дня вынесения. В этот срок не включается время, на которое исполнение приостанавливается в связи с отсрочкой, связанной с принесением протеста или подачей жалобы. Нужно подчеркнуть, что постановление должно быть обращено к исполнению в трехмесячный срок со дня вынесения. Позднее начинать исполнительное производство нельзя, это будет нарушением законности. Но если исполнение начато до окончания срока давности, его можно продолжать столько, сколько необходимо. Закон не устанавливает предельного срока производства, он может быть и больше трех месяцев.

Статья 31.5 КоАП предусматривает отсрочку исполнения постановлений, которыми наложены административные взыскания в виде штрафа, ареста и исправительных работ. Она, как жалоба и протест, также приостанавливает исполнение данных постановлений, время отсрочки исключается из трехмесячного давностного срока. Предоставить отсрочку до одного месяца имеет право тот орган (должностное лицо), который вынес постановление. Основанием ее предоставления служат обстоятельства, наличие которых делает невозможным немедленное его исполнение. Так, Ц. был подвергнут административному аресту на 15 суток и помещен в изолятор временного содержания. На следующий день произошел несчастный случай в его семье. Судья, руководствуясь ст. 31.5 КоАП, отсрочил на один месяц исполнение своего постановления, которым подверг Ц. административному аресту.

Производство по исполнению постановления о наложении штрафа регулируется ст. 32.2; 32.3 КоАП. Они предусматривают два варианта исполнения постановлений. В кодексе один из них называется добровольным, а другой -- принудительным.

Согласно ст. 32.2 КоАП штраф должен быть уплачен нарушителем не позднее тридцати дней со дня вручения ему постановления, а в случае его обжалования или опротестования -- не позднее тридцати дней со дня уведомления об оставлении жалобы или протеста без удовлетворения. Сумма штрафа вносится гражданином в учреждение банка, если иное не предусмотрено законодательством. Квитанция об уплате представляется органу (должностному лицу), наложившему штраф.

Если нарушитель не работает, либо взыскание штрафа из заработной платы или иного заработка, пенсии или стипендии, невозможно, постановление должно быть направлено судебному исполнителю по месту жительства оштрафованного для обращения взыскания на его имущество или на долю в общей собственности. Судебный пристав предлагает нарушителю уплатить штраф, а в случае отказа от уплаты описывает, а затем реализует имущество на сумму, необходимую для взыскания штрафа.

Заключение.

Таким образом, мы с вами рассмотрели наиболее общие вопросы производства по делам об административных правонарушениях, указывающие на особенности данного вида производства и его значение для деятельности органов внутренних дел. Следующая лекция будет посвящена рассмотрению отдельных стадий производства и действий участников производства.

6
ОБЩИЙ РАЗДЕЛ / ТЕЛЕФОННЫЕ КОДЫ ГОРОДОВ
« : Июля 09, 2007, 09:17:20 pm »

7

8
Жан-Пьер АНСЕЛЬ
председатель Первой палаты по гражданским делам Кассационного суда Франции и
Махрез АБАССИ магистрат в Министерство Юстиции Франции «Исполнение иностранных решений»


Иностранные судебные решения, как и иностранное законодательство должны при определенных условиях учитываться судьями. Тем не менее, судьи долгое время относились к ним с недоверием. Так, во Франции судебные решения, выносимые в некоторых странах, чьи процессуальные нормы и, главное, судебные обычаи были нам зачастую неизвестны, воспринимались как содержащие серьезную угрозу для правосудия. Во Франции это недоверие достигло своего апогея в начале XIX в., и в этот период возникла система пересмотра решений: если французский судья, получив запрос об экзекватуре, приходил к выводу, что по фактам дела или по праву он вынес бы иное решение, чем иностранный судья, то он отказывал в экзекватуре.

Стремление обеспечить стабильность правовых взаимоотношений, невзирая на границы, и сближение некоторых национальных правовых систем позволили в значительной степени изменить нормы, регулирующие исполнение иностранных судебных решений во Франции. Эта либеральная эволюция четко проявляется в рамках европейского строительства, направленного на обеспечение свободного передвижения судебных решений.

Действительно, Европа стала местом разработки и признания общих норм, применяемых всеми принципов под эгидой единого наднационального судебного органа; при этом эти общие правила отражают подлинную общность ценностей, связанных с отправлением правосудия. Это называется «общим фундаментом» для всех государств-членов и является выражением взаимного доверия и необходимым предварительным условием для свободного передвижения решений.

Именно это определяется в Маастрихтском и Амстердамском договорах как Пространство свободы, безопасности и правосудия, которое необходимо создавать в рамках Европейского Союза.

Передвижение судебных решений по странам Европы предполагает наличие между странами политической и юридической общности, которая выражается в общих ссылках на некоторые основополагающие ценности. Не должно существовать никаких отступлений, не считая разве что риска систематически отказывать в признании и исполнении решений, принятых в неприсоединившемся государстве. Фактически решение, исходящее от зарубежного правосудия, должно в основном сближаться с правосудием принимающего государства.

Эти основополагающие нормы, скрепляющие Союз, относятся одновременно и к организации правосудия, и к практике правосудия.

При организации правосудия должны соблюдаться демократические принципы: разделение властей, независимость правосудия – оно должно выражаться в форме управления и устройства политической жизни (многопартийность, демократические выборы), а также в функциональной организации самого правосудия (набор судей, организация их карьеры).

Министерство юстиции Франции предложило перечень элементов, необходимых для организации правосудия в государствах-членах. Вот некоторые из примеров:

независимость судей от исполнительной власти;

беспристрастность судей (устранение риска коррупции);

доступ к правосудию для всех;

качественность гражданского и уголовного судопроизводства – в частности, с точки зрения Европейской конвенции о правах человека;

разумные сроки рассмотрения дел;

качественное исполнение решений;

качество подготовки судей, наличие системы инспекции судебных органов.

Практика отправления правосудия также должна соответствовать минимальным требованиям, которые находят свое выражение в основополагающем понятии справедливого судебного разбирательства в том виде, в каком оно определено в п.1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ) 1950 г., как оно толкуется и защищается Европейским судом по правам человека в Страсбурге (ЕСПЧ).

Так, были определены такие понятия, как право доступа к суду (и как его логическое завершение – право на исполнение судебного решения: ЕСПЧ, 19 марта 1997 г., дело Хорнсби против Греции); понятие верховенства права, запрещающее любое вмешательство законодательной власти в ход правосудия; принцип равных возможностей для сторон в процессе; право на состязательность процесса, на вынесение решения «в разумный срок» «независимым и беспристрастным судом».

К формулировке ст.6 Страсбургский суд добавил разработанные им новые понятия, которые сейчас интегрируются в судебную практику государств-членов: понятие юридической безопасности, соразмерности (судебного решения с его подлинной целью), законного доверия.

Так складывается совокупность основополагающих норм, вытекающих из ЕКПЧ и из ее толкования Европейским судом по правам человека, и эти нормы должны со временем образовать настоящий европейский публичный порядок, призванный заменить классическое понятие международного публичного порядка, которое в каждой стране используется в соответствии с решениями судей, чтобы отказывать в признании и исполнении иностранных судебных решений, не соответствующих этому порядку.

В этом смысле следует согласиться с наднациональным статусом решений Страсбургского суда – европейского суда, призванного определить контуры этого публичного порядка для судей каждой из стран Европы.

Европейское пространство правосудия создается, таким образом, из судов, имеющих одинаковую демократическую легитимность и схожую практику в отношении применения важнейших принципов, обеспечивающих качество правосудия. На основании этого комплекса – разнородного по своему географическому, политическому и культурному составу, но однородному в плане соблюдения этих общепринятых основополагающих норм – возможно заставить европейских судей осознать их принадлежность к некоей европейской юстиции. Так, отношения между европейскими судьями могут строиться на взаимном доверии к качеству решений, что создает возможности для настоящего передвижения судебных решений по Европе.

За пределами границ ЕС приходится констатировать наличие значительного многообразия в отношениях Франции с третьими государствами в области экзекватуры.

В силу географических, политических, исторических и культурных факторов можно отметить, что исполнение иностранных судебных решений на территории Франции подчинено различным юридическим нормам в зависимости от стран происхождения этих решений: если в Европе налицо либеральная и единая организация передвижения судебных решений (II), то для экзекватуры «внеевропейских» судебных решений существует более или менее ограничительный и разрозненный режим (I).





I. Экзекватура «внеевропейских» судебных решений



Из-за отсутствия каких бы то ни было международных конвенций по экзекватуре судебной практикой вырабатывалось некое общее право. Тем не менее, заключение двусторонних договоров, регулирующих вопрос об исполнении иностранных судебных решений, является бесспорным шагом вперед. Во всех случаях для смягчения существующих трудностей могут быть задействованы министерские структуры сотрудничества и посредничества.



Общее право экзекватуры



За пределами Европейского Союза и при отсутствии международных конвенций – как в отношениях между Францией и Российской Федерацией – экзекватура иностранных судебных решений предусматривается в каждой стране в соответствии с ее собственными нормами юрисдикции – естественно, с большими различиями, что не облегчает признание и исполнение иностранных судебных решений.

В предварительном порядке следует отметить, что многообразие процессуальных способов, направленных на интеграцию иностранного судебного решения в правовую систему Франции, очень значительно. Оно объясняется тем разнообразием, которое в свою очередь характерно для:

юридических последствий, которые желательно придать решению
(обязательность к исполнению, сила судебного решения, субстанциальная
эффективность);

личности истца (который может быть бенефициарием решения, так же, как и сторона, против которой вынесено решение, или даже третье лицо, чьи интересы оказались затронуты);

непосредственной либо превентивной цели (истец может как добиваться
принудительного исполнения решения либо препятствовать возобновлению
разбирательства во Франции, так и добиваться от судьи установления
правомерности или неправомерности иностранного судебного решения, чтобы знать о юридической силе этого решения во Франции или чтобы успокоить третьих лиц по этому поводу);

подлежащего применению режима эффективности (договорное право может в значительной степени сближаться с общим правом. В общем праве существует традиционное различие – в зависимости от характера иностранного судебного решения – правовых последствий, наступающих для таких решений);

процессуального контекста (возможна подача иска о правомерности – в качестве как основного, так и иного иска).

В общем праве экзекватуры иностранных судебных решений требуется ряд обязательных жестких условий для признания и исполнения иностранного судебного решения.

Французское право экзекватуры иностранных судебных решений предусматривает контроль со стороны французского суда по пяти пунктам (см. решение по делу Мюнцер (Munzer), Кассационный Суд, Первая палата по гражданским делам, 7 января 1964 г. JCP 64, II, 13590): международная компетенция суда, вынесшего решение, правомерность процедуры в этом суде, применение им надлежащего законодательства в соответствии с французскими коллизионными нормами, соответствие решения международному публичному порядку и отсутствие попытки обхода закона.

Эти требования представляются как «выражение и пределы контрольных полномочий судей, которым поручается сделать обязательными к исполнению во Франции иностранные судебные решения, при этом судьи не обязаны пересматривать по существу» иностранное решение.

Решение по делу Мюнцера стало бесспорным шагом вперед во французском праве экзекватуры именно благодаря отказу от права французского суда «пересматривать по существу» решение иностранного судьи, то есть проверять, правильное ли решение вынес этот судья, высказываясь по сути дела.

Более того, все пять поставленных условий – а они могут показаться очень жесткими – были значительно смягчены дальнейшей судебной практикой, как это будет показано ниже.



1. Международная компетенция иностранного судьи, вынесшего решение. Это первое условие относится к происхождению судебного решения: в зависимости от характера связи спора с государством, от имени которого было вынесено решение, это решение может быть или не быть эффективным. В деле Де Вреде (DeWrede) (Гражд. 9 мая 1900 г.), когда это условие было впервые установлено, Кассационный суд признал компетенцию российской судебной системы, суд которой вынес решение о недействительности первого брака княгини Де Вреде, исходя из того, что обе стороны имели российское гражданство.

Установленный таким образом контроль касается, согласно общепринятому выражению, «косвенной международной компетенции» в противоположность прямой международной компетенции, которая обозначает международную компетенцию соответствующего суда.

Проблема компетенции долгое время представлялась в форме альтернативы: как должен осуществляться контроль – по иностранным или по французским правилам прямой международной компетенции? При такой постановке вопрос мог быть разрешен только по второму варианту, так как возражения против применения иностранных правил имеют отменяющий характер: в отношении приема иностранного судебного решения во французскую судебную систему именно французская система должна выразить свои требования, не склоняясь перед иностранными нормами, которые к тому же рискуют поощрять forum shopping. Установив, что французское законодательство должно заявлять свои собственные требования, необходимо выработать специальные нормы косвенной международной компетенции. Именно это сделал Кассационный суд, причем в либеральном направлении. В одном из постановлений по делу Симич (Simitch) (Гражд. 6 февраля 1985 г.) Кассационный суд установил принцип, согласно которому «иностранный суд первой инстанции должен быть признан компетентным, если тяжба особым образом связана со страной, в суд которой было сделано обращение, и если выбор суда не был связан с попыткой обхода иного суда».

Проверка косвенной международной компетенции иностранного суда становится в связи с этим значительно более гибкой; не требуется, чтобы иностранный судья был назван компетентным согласно французским нормам (прямой) международной компетенции; достаточно «выраженной связи» для проверки наличия или отсутствия попытки обойти иной суд.

Тем не менее, компетенция иностранного суда не должна сталкиваться с исключительной компетенцией французского суда. Подобная исключительная компетенция (а она является императивной) может существовать в ситуации, когда в споре участвует французское государство; в случае исключительной компетенции французского суда, основанной на юрисдикционной привилегии в пользу французской стороны, независимо от того, выступает ли она в качестве истца (ст. 14 Гражданского кодекса) или ответчика (ст. 15). Любому иностранному судебному решению, не соблюдающему эту юрисдикционную привилегию, должно быть отказано в экзекватуре. Однако ранее судебная практика допускала, что французская сторона может отказаться от этой привилегии, и допускала даже случаи молчаливого отказа, вытекающего из поведения французской стороны в ходе судебного разбирательства за границей.

Эта привилегия была основана на расширительном толковании законов (ст.14 и 15 Гражданского Кодекса), которые ограничивались положением о том, что французская сторона «может» вызывать или быть вызванной во французские суды. Уже более полутора века назад Кассационный суд стал утверждать, что эта компетенция является императивной (отсюда понятие юрисдикционной привилегии).

Совсем недавним постановлением (от 23 мая 2006 г.) по делу Приер (Prieur) Первая палата по гражданским делам Кассационного суда совершила поворот в судебной практике, постановив, что компетенция французского суда, установленная ст.15 Гражданского Кодекса, является всего лишь факультативной, возможной, а не обязательной. Таким образом, даже при наличии французской стороны в деле должна применяться норма, установленная в решении по делу Симич.

Следует отметить, что классическая судебная практика, установившая юрисдикционную привилегию в пользу французской стороны, очень резко критиковалась теоретиками и что некоторые апелляционные суды уже пытались ранее – в начале 1990-х годов – менять ее именно в том направлении, которое теперь принято.

2. Правомерность процедуры в суде места вынесения решения. Франция готова признавать эффективность иностранного судебного решения на ее территории только в том случае, если оно было должным образом вынесено от имени иностранного суверена и считается таковым в том государстве, где оно было вынесено: оно не может иметь во Франции большей силы, чем в стране своего происхождения.

Из этого вытекают два последствия. С одной стороны, решение должно быть вынесено лицами, которые действительно наделены судебными полномочиями государством, от имени которого они действуют. Так, «по решению», вынесенному в 1921 г. в Константинополе русскими эмигрантами, в экзекватуре было отказано именно на этом основании (Trib.Civ. Seine, 6 декабря 1934 г., JDI 1935.106). С другой стороны, иностранное судебное решение может быть признано обязательным к исполнению только в том случае, если оно является обязательным к исполнению в стране своего происхождения. Этот аспект оценивается в соответствии с иностранным процессуальным законодательством: именно оно устанавливает, какие возможности обжалования приостанавливают исполнение, каковы сроки для такого обжалования и имеет ли оно отлагательное действие, каковы условия для аннулирования судебных решений в связи со сроком давности. Уточнения могут содержаться в самом решении: предоставление временного исполнения, дополнительной отсрочки и т.п. Если запрос об экзекватуре не подлежит немедленному исполнению, то он должен быть отклонен или вынесение решения может быть отсрочено.

В то время как судебная практика требовала наряду с этими условиями, чтобы иностранное судебное решение исходило от компетентного во внутригосударственном понимании суда и чтобы это решение было вынесено в результате соответствующей процедуры, Кассационный суд в своем решении по делу Башир (Bachir) (Гражд. 4 окт. 1976 г.) отменил проверку правильности процедуры по иностранному законодательству. Теперь она проверяется только по отношению к французскому международному публичному порядку и с точки зрения соблюдения прав защиты, то есть вне зависимости от каких либо соображений внутренней правомерности.

3. Применение закона, подлежащего применению в соответствии с французскими коллизионными нормами. В соответствии с прежней судебной практикой, подтвержденной в вышеупомянутом решении по делу Мюнцера, иностранные суды должны применять материальные нормы, «являющиеся надлежащими в соответствии с французскими коллизионными нормами». Это требование позволяет сократить риски обхода закона. На практике редко бывает, чтобы проверка надлежащего характера применяемого закона приводила к отказу в экзекватуре. Этот вывод объясняется допуском некоторого смягчения самого принципа, самым интересным примером чего может служить возможность довольствоваться равнозначностью между законом, примененным иностранным судом, и законом, на который указывает французская коллизионная норма.

В деле Лундвалл (Lundwall) (Апелляционный Суд Парижа, 4 февраля 1958 г.) австрийский гражданин женился во Франции на кубинке, и супруги стали официально проживать в Австрии. Вернувшись на Кубу, жена потребовала развод, а затем – экзекватуру во Франции. В этом деле кубинский суд применил собственное право, в то время как должно было применяться австрийское законодательство. В соответствии с австрийским законодательством расторжение брака возможно при «серьезном несоблюдении обязанностей, нарушающем супружеские связи»; в самом же решении говорится о «неоднократных тяжких словесных оскорблениях», как это предусмотрено в кубинском законодательстве. Апелляционный суд Парижа допустил в этом деле равнозначность обоих законов. Из этого можно вывести, что принцип равнозначности должен устанавливаться по каждому конкретному случаю. Это означает, что факты, приведенные судом в обоснование своего решения, имели бы такое же последствие по тому закону, который был применен в действительности.

Судебная практика требует, чтобы иностранный суд применил надлежащий закон, но не требует, чтобы он применил его правильно. Если уж суд выбрал тот закон, который соответствует нашей коллизионной норме, то не важно, правильно ли он его толкует. То же происходит, когда речь идет о французском законе.

Позволительно задаться вопросом об уместности такого требования во французском законодательстве. Не означает ли это повсеместного навязывания наших коллизионных норм? Эта позиция отдает устаревшим национализмом, противоречащим правильной и реалистичной концепции международного права, которая как раз и заключается в том, чтобы обеспечивать координацию между различными правовыми системами.

4. Соответствие международному публичному порядку. Следует сразу же провести различие: международный публичный порядок – единственный, о котором здесь идет речь – отличается от публичного порядка по внутреннему праву. Если последний является очень обширным – это все законы, от которых частные лица не могут отступать, то первый очень узок и включает в себя лишь те нормы и принципы, которые суды считают настолько существенными и основополагающими, что настаивают на их соблюдении всеми иностранными судами. Этот международный публичный порядок может касаться сути права (например, запрет рабства, коррупции) или же процедуры (международный процессуальный публичный порядок) (например, требование соблюдать права защиты).

Известно, что приводимая в суде ссылка на публичный порядок – в случае коллизии законов – является способом для устранения действия иностранного закона, который должен быть применен в нормальных условиях, на основании несправедливости его содержания либо несоответствия основополагающим понятиям или местной законодательной политике. При коллизии юрисдикции условие соответствия публичному порядку служит параллельно для отказа в исполнении тех иностранных судебных решений, которые нас шокируют. В области экзекватуры публичный порядок в случае коллизии юрисдикций влечет за собой недопущение исполнения судебного решения. Иностранное судебное решение может противоречить публичному порядку как по содержанию, так и по способу его вынесения.

Разрешение конфликта, содержащееся в судебном решении, часто противоречит публичному порядку, если примененный закон сам противоречит публичному порядку, но это обстоятельство не является ни общим, ни необходимым, ни достаточным. Так, решение, противоречащее публичному порядку, может быть вынесено на основании закона, противоречащего публичному порядку: закон, который систематически доверяет попечительство над детьми женского пола их матери, противоречит этому порядку, но решение, вынесенное на основании этого закона, не противоречит публичному порядку, если подобная мера в данном случае оправдана отсутствием препятствий морального характера со стороны матери и очень юным возрастом ребенка (Париж, 18 декабря 1973 г.). Этот пример показывает, что оценка соответствия публичному порядку должна основываться на конкретном рассмотрении фактов дела и тех последствий, которые может повлечь признание иностранного решения или отказ в признании.

Несоблюдение некоторых основополагающих процессуальных принципов может сделать решение неэффективным во Франции. Решение по делу Башир (см. выше) всего лишь подтвердило в этом плане сложившуюся судебную практику. Это главным образом, признание права на защиту и применение санкции в случае его нарушения. Вызов в суд должен быть правильно оформлен и реально направлен адресату; ответчик должен иметь возможность (заранее) быть должным образом представлен (если он не явился, то должен иметь возможность обжалования); не допускается способ доказывания, при котором одна из сторон оказывается в зависимости от другой (судья переносит присягу, не начиная доказывания). Судебная практика, в частности, отклоняет решения, в которых доказательство отцовства вне брака основывается только на заявлении матери, заслушиваемой в качестве свидетеля (Гражд. 18 мая 1976 г.).

5. Отсутствие обхода закона. В решении по делу Мюнцера устанавливается отсутствие попытки обхода закона как одно из условий эффективности иностранного судебного решения. Существуют два разных варианта обхода закона. Первый вариант – обход совершается одной из сторон в ущерб другой; он заключается в том, чтобы добиться судебного решения нечестными способами, лишая своего противника возможности защищаться – например, сделав так, чтобы он не получил повестку, или оставив ему слишком мало времени на представление своих доводов. Второй вариант, часто основанный на сговоре сторон, является мошенничеством в отношении страны, под чей закон подпадает или чьим судам подсудно дело.

Возможность обхода закона существует в системе, где контролируется законодательная компетенция, однако такой контроль тоже предусмотрен в решении по делу Мюнцер. Например, это была возможность для французов – в тот период, когда развод во Франции был запрещен и когда применению подлежало национальное законодательство, – сменить гражданство и получить решение о расторжении брака в стране их нового гражданства. Чтобы не признавать такие решения во Франции, достаточно прибегнуть – в рамках проверки компетенции примененного закона – к возражению об обходе закона; иностранный суд применял свое собственное законодательство – законодательство страны нового гражданства супругов, в то время как если факт обхода закона доказан, применяться должен закон Франции.

Что касается обхода судебного решения, то forum shopping обычно совершается без обхода закона. Используя forum shopping, стороны обычно стремятся главным образом уйти от подсудности суду, в которой они находятся по закону. Без сомнения, содержание судебного решения зависит от применяемого законодательства, и смена суда может интересовать стороны лишь в той мере, в какой это сопровождается сменой законодательства. Но смена законодательства – это лишь средство, а не цель обхода; для сторон важнее всего само решение. Поэтому forum shopping обычно является обходом того решения, которое вынес бы суд, которому по закону подсудно дело. Обход судебного решения состоит, таким образом, в том, чтобы перенести рассмотрение дела в другую страну, и главная цель – ссылаться в дальнейшем на вынесенное там судебное решение уже в своей стране, суд которой не вынес бы такого решения. Мошенничество в данном случае заключается в косвенном получении того, что нельзя получить прямым путем.

Мошенничество становится очевидным только тогда, когда решение предъявляется в суд страны, где стороны хотят пользоваться их новым состоянием. Именно на этом этапе его можно не допустить, прибегнув к возражению о мошенничестве, что приведет к неэффективности решения, несмотря на его видимую законность.

Условия экзекватуры иностранных судебных решений во французском праве – для решений, не подпадающих под действие международных договоров и вынесенных за пределами ЕС – выглядят достаточно жесткими. Это общее право, складывающееся в судебной практике, представляет собой первые шаги в создании принципа взаимного доверия между двумя правовыми системами разных стран. Одной из его целей является смягчение отсутствия международных или европейских договоров в области признания и исполнения иностранных судебных решений.

Как мы уже указывали, Франция и Российская Федерация не связаны никакой международной конвенцией по экзекватуре. В то время как французские суды признают и делают обязательными к исполнению некоторые решения российских судов – при условии, что они соответствуют приведенным выше условиям, – решения французских судов не подпадают под такой режим на российской территории.

Действительно, из п.1 Указа Президиума Верховного Совета № 9131 - XI от 21 июня 1988 г. следует, что решения иностранных государственных судов признаются и исполняются на территории Российской Федерации, если это предусмотрено международным договором. Отсутствие такого договора между Францией и Российской Федерацией являлось таким образом мотивом для отказа в ответ на любые запросы об экзекватуре французских судебных решений.

Однако есть основания считать, что российская судебная практика начинает меняться.

Действительно, в постановлении от 7 июня 2002 г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ [№ 5 (ТО2 64)] признала, что иностранное судебное решение может быть признано и исполнено, если истец докажет, что в стране суда, вынесшего данное решение, либо были случаи признания и исполнения решений российских судов, либо национальное законодательство разрешает признание решений российских (иностранных) судов при отсутствии соответствующего международного договора.

В другом постановлении от 2 марта 2006 г. Федеральный арбитражный суд г. Москвы (№ КТ-А40/698-06-П) постановил, что иностранное судебное решение может быть признано и исполнено на территории Российской Федерации, если страна, чей суд вынес это решение, является членом Совета Европы и участником Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. Суд добавил, что в соответствии с Федеральным законом № 54-ФЗ от 30 марта 1998 г. «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и дополнительных протоколов к этой конвенции» Российская Федерация даже в отсутствие специального соглашения признает обязательной юрисдикцию Европейского суда по правам человека по вопросам толкования и применения Конвенции и дополнительных протоколов к ней; на основании постановлений, вынесенных Европейским судом по правам человека по вопросам толкования и применения Конвенции, право на справедливое судебное разбирательство, предусмотренное ст.6 Конвенции, рассматривается как охватывающее все стадии судебной процедуры и включает этап исполнения судебных решений, в том числе тех, которые были вынесены за границей.

Похоже, что российские суды позиционируются в определенной динамике взаимности и учета основополагающих норм, устанавливаемых Европейским судом по правам человека. Нет сомнения, что подобная судебная практика – если она будет подтверждаться и распространяться – является необходимой мерой, смягчающей отсутствие международного договора, и выигрывают от нее в первую очередь потенциальные участники судебных разбирательств.

Двустороннее сотрудничество в области экзекватуры

Как мы уже видели, условия эффективности судебных решений, а также ее конкретные элементы в общем праве являются достаточно жесткими. Слишком много решений рискуют так и не быть принятыми к рассмотрению во Франции или быть принятыми лишь после дорогостоящей процедуры, не дающей к тому же гарантий. К счастью, Франция заключила ряд договоров, которые создают на территории договаривающихся государств более благоприятный режим для решений, принятых в другом договаривающемся государстве.

Между Францией и некоторыми странами существует немало двусторонних договоров в силу их исторических и культурных связей – как, например, с государствами Магриба:

договор с Марокко от 5 октября 1957 г.;

договор с Алжиром от 27 августа 1964 г.;

договор с Тунисом от 28 июня 1972 г.

Если взять пример Румынии, то наряду с двусторонним договором от 1974 г. о судебном сотрудничестве 20 ноября 1991 года между этой страной и Францией был подписан Договор о дружеском взаимопонимании и сотрудничестве. В нем содержится общее обязательство обеих стран установить «примерное сотрудничество во всех областях».

Общей целью этих международных договоров является облегчение передвижения судебных решений, а для этого – упрощение условий признания и исполнения этих решений.

Система франко-румынского договора от 5 ноября 1974 г. стала заметным шагом вперед, так как она сокращает случаи возможного отказа во взаимном признании и исполнении судебных решений: требование международной компетенции суда сохраняется, но договор прямо исключает отказ в принятии, основанный на применении иностранным судом иного закона, чем тот, который следует применять на основании коллизионных норм в государстве, где предъявляется судебное решение. Таким образом, случаи отказа в признании и исполнении сводятся к международной некомпетентности суда, несоблюдению правил подачи иска (соблюдение прав защиты), нахождению одного дела в производстве нескольких судов и несоответствию публичному порядку государства, где предъявляется судебное решение (ст. 17).

Таким образом, мы видим, что двусторонняя конвенция обеспечила передвижение судебных решений между Францией и Румынией в более благоприятных условиях по сравнению с теми, которые предусмотрены в общем праве экзекватуры.

Тем не менее, случается – и при наличии, и при отсутствии международного договора, – что требуется вмешательство министерских структур сотрудничества и посредничества, чтобы попытаться разрешать трудности, связанные с исполнением (или попыткой исполнения) иностранных судебных решений.

Министерские структуры сотрудничества и посредничества

В принципе просьба об экзекватуре для иностранного судебного решения является частным делом, относящимся к инициативе сторон и к компетенции судов. Однако как в рамках необходимого сотрудничества между государствами (1), так и для нахождения решения по договоренности сторон через посредничество (2) в рамках Министерства юстиции созданы постоянные структуры, позволяющие помогать сторонам в их попытках добиться экзекватуры.

1. Структура, работающая в области сотрудничества. Независимо от того, есть ли между Францией и другим государством международный договор, стороны иногда чувствуют себя абсолютно потерянными, так как не видят надежного собеседника и не располагают точной информацией.

Чтобы отвечать на многочисленные вопросы, возникающие при обоих вариантах (при наличии или отсутствии международного договора), Министерство юстиции располагает рядом специализированных структур, в том числе Бюро международной гражданской взаимопомощи в гражданской и торговой сфере в рамках Управления по гражданским делам и печатям.

В этом бюро работают 20 человек, 15 из них в различной степени владеют иностранными языками (немецким, английским, испанским, итальянским, арабским). В нем шесть магистратов, в том числе глава бюро и два его заместителя. Кроме того, есть юрист, работающий на почасовой оплате, и сотрудник, откомандированный центральной администрацией, который осуществляет редакторские функции. Наконец, есть одна воспитательница.

Учитывая большое число областей, в которых бюро приходится осуществлять свою деятельность, интересно рассмотреть одну из них: защиту несовершеннолетних. Эта область показательна для деятельности бюро. Сейчас в нем рассматривается около 650 дел, в том числе шесть новых дел были открыты в 2006 г. в отношении Российской Федерации.

Защита несовершеннолетних предусмотрена различными международными договорами, принятыми для урегулирования конфликтов между родителями, когда конфликты приняли международный характер:

двусторонние договоры (Алжир, Марокко, Тунис, Бразилия, Египет,
Португалия, Сенегал и т.д.);

многосторонние конвенции (в частности, Гаагская конвенция от 25 октября 1980 г., Люксембургская конвенция от 20 мая 1980 г.);

Эти документы предусматривают, в частности, правовые механизмы (иски по возвращению детей и иски по экзекватуре иностранных судебных решений), целью которых является обеспечение – через обращение в суды государства, куда ребенок был незаконно перемещен – принятия решения о его незамедлительном возвращении в место его постоянного проживания.

Регламент 2201/2003 от 27 ноября 2003 г. (так называемый «Брюссель II bis») о компетенции, признании и исполнении решений в области супружеских отношений и родительских правах, вступивший в силу 1 марта 2005 г. между странами Союза (кроме Дании), содержит новаторские положения в области перемещений ребенка и права общения с ним. Эти положения, как ожидается, должны помогать в предотвращении случаев похищения ребенка родителями, способствуя передвижению судебных решений о праве общения, которые отныне становятся обязательными к исполнению без формальностей в странах ЕС, и наделяя суд по месту обычного проживания ребенка полномочиями по принятию решений о возврате ребенка.

Статья 55 этого Регламента предусматривает, что центральные органы государства по просьбе центральных органов другого государства-члена или лица, наделенного родительской ответственностью, сотрудничают по определенным делам, чтобы осуществлять цели, предусмотренные в указанном Регламенте. Для этого они принимают – сами или через органы власти или иные органы – любые надлежащие меры в соответствии с законодательством этого государства-члена в области защиты данных личного характера, в частности, чтобы:

собирать и обмениваться информацией о положении ребенка, о любых ведущихся процедурах и о любом решении, вынесенном в отношении
ребенка;

предоставлять сведения и оказывать помощь лицам, облеченным
родительскими полномочиями, которые просят о признании и исполнении
решения на территории их государства, в частности, касающегося права на общение и возврата ребенка;

облегчать заключение соглашений между лицами, облеченными родительскими полномочиями, прибегая к посредничеству или иным способам, и облегчать с этой целью трансграничное сотрудничество.

Эти дела часто являются болезненными с моральной точки зрения и всегда требуют срочного разрешения, что подразумевает индивидуальное расследование каждого дела, составление писем на французском и других языках, телефонные переговоры с иностранными властями, консульскими властями, прокуратурами, адвокатами, социальными работниками и т.п.

Юридическая работа с делами по взаимопомощи в семейной сфере ведется четырьмя магистратами (магистрами) или юристами, причем каждый работает по определенному географическому сектору. Секретарская работа и выдача справочной информации по телефону выполняются тремя секретарями, которые осуществляют мониторинг дел по географическим секторам.

Важность задач, над которыми работают магистраты (магистры) из этого бюро, едва позволяет им отвечать на телефонные звонки заинтересованных лиц, оставляя их чаще всего в состоянии растерянности. Именно поэтому в эту структуру был введен социальный работник, чье внимание и социально-психологический подход к ситуациям позволяют лучше учитывать человеческий фактор в делах по международным семейным спорам.

Для применения конвенций по международной судебной помощи в гражданской и торговой сфере Бюро международной гражданской и коммерческой взаимопомощи поддерживает постоянную связь с Министерством иностранных дел и с прокуратурами, которым оно направляет заключения или рекомендации с целью обеспечения исполнения обязательств, содержащихся в различных международных договорах. Оно также часто действует в партнерстве с МВД и с Социальной службой помощи эмигрантам - французской ветвью Международной социальной службы.

Кроме того, совместно с Миссией помощи Международному посредничеству в интересах семей, входящей в то же управление, Бюро международной гражданской взаимопомощи в гражданской и торговой сфере создало информационный сайт о международном похищении детей родителями и о защите права на общение для профессионалов и для заинтересованных лиц (http: //www, enlevement-parental. i ustice. gouv. fr/).



2. Структура посредничества. В области защиты несовершеннолетних при отсутствии между иностранным государством и Францией международных конвенций некоторые ситуации могут оказаться полностью тупиковыми. Бюро международной гражданской взаимопомощи в гражданской и торговой сфере в этих случаях тесно сотрудничает с Миссией помощи Международному посредничеству в интересах семей (MAMIF), созданной в рамках Министерства юстиции, чтобы помогать родителям восстанавливать контакты и с помощью посредничества искать справедливые решения с учетом интересов детей и родителей.

Миссия помощи Международному посредничеству в интересах семей была создана в рамках Управления по гражданским делам и печатям Министерства юстиции в апреле 2001 г. Она призвана оказывать помощь родителям с целью снижения остроты семейных конфликтов, регулируя путем посредничества проблемы, связанные с детьми супругов, проживающих в двух разных государствах. Эта миссия позволяет родителям приходить к компромиссным соглашениям, чтобы сохранять личные отношения детей с обоими родителями в соответствии с Нью-Йоркской конвенцией от 24 ноября 1989 г.

Рассмотрим несколько примеров семейных споров, которые могли бы быть благополучно разрешены с участием MAMIF:

В первом случае француз женился – в России или во Франции – на россиянке. Они жили то в России, то во Франции. Во Франции у них родился ребенок, и они расстались. Решение о разводе было вынесено во Франции, и в нем были следующие пункты:

1) родительские права в отношении ребенка принадлежат обоим родителям;

2) ребенок должен проживать у своей матери во Франции;

3) отец имеет право на общение с ребенком и может брать его к себе по
официальному месту жительства.

Когда отец приехал за ребенком к матери для осуществления своих прав, он не застал никого и узнал, что его бывшая жена и ребенок отбыли в Москву, не известив его предварительно об этом.

В другом случае семья на момент похищения ребенка проживала не во Франции, а в Москве. Когда мать, которой доверено попечительство о ребенке, приехала за ребенком по официальному адресу бывшего мужа, который осуществлял свое право на общение с ребенком, в том числе у себя дома, она узнала, что ребенок и бывший супруг отбыли во Францию без ее разрешения.

Смотрите полный - текст http://arbitr.msk.ru/upload/article.php?id=205

9
Перемена лиц в третейском соглашении

Введение (определение предмета исследования).

Главное внимание в настоящем исследовании будет уделено вопросам сингулярного правопреемства по обязательствам, возникшим из третейского соглашения. Именно эти вопросы вызывают споры, как в юридической литературе, так и в судебной и арбитражной практике.
Вопросы универсального правопреемства занимают второстепенное место в настоящем исследовании, так как распространение действия третейского соглашения на универсального правопреемника подчиняется таким же правилам, какие применяются в случае сингулярного правопреемства. Просто соглашение сторон заменяется наступлением определенных обстоятельств, предусмотренных законом (смерти наследодателя, реорганизации юридического лица…).
Вопросы новации, затрагивающие субъектный состав сторон третейского соглашения, вообще не входят в предмет настоящего исследования. Для сохранения силы третейского соглашения в отношении нового обязательства, заменившего первоначальное, необходимо иметь согласие сторон об этом, а также третьего лица (гаранта, поручителя), предоставившего обеспечение по исполнению первоначального обязательства одной из сторон. Ключевую роль здесь играют не действия одной из сторон или действие правовых норм, влияющих на изменение субъектного состава правоотношения путем введения в него третьего лица, а доказывание участия этого третьего лица во вновь возникшем правоотношении. Речь идет о замене самого обязательства другим обязательством, которое бы связывало всех сторон по первоначальной сделке, включая третье лицо. Установление данного факта в большинстве случаев зависит от результата толкования основного договора, содержащего третейскую оговорку, и документа, представляющего собой гарантию или поручительство третьего лица. .
Практика Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации признает любое условие этого документа (поручительства/гарантии) о подчинении его основному договору или условие о принятии на себя каких-либо обязательств со ссылкой на основной договор в качестве согласия третьего лица с третейским соглашением. По аналогии, это правило применяется и к предоставлению поручительства/гарантии по исполнению обязательства, заменившего первоначальное.
Напротив, при установлении самостоятельного характера правоотношений по двум договорам не может идти речи о распространении действия третейского оговорки одного договора на правоотношения другого или ее прекращении.
В практике шведских государственных судов также неоднозначно подтверждался факт распространения действия третейского соглашения на третье лицо (гаранта/поручителя). Однако по причине отсутствия в решениях шведских судов мотивов их вынесения в отношении данного вопроса, остались неясными некоторые случаи вовлечения третьего лица в третейское разбирательство. Одним из таких случаев является утверждение заинтересованной стороны о том, что третье лицо должно было знать о третейском соглашении. Если данный факт доказан в третейском разбирательстве, возникает вопрос, является ли это достаточным основанием для распространения действия третейского соглашения на третье лицо? Положительный ответ противоречил бы принципу добровольности в третейском разбирательстве, так как в данном случае нельзя говорить даже о молчаливой форме согласия третьего лица.
Не входят в предмет настоящего исследования и вопросы, связанные с оценкой отношений представительства и выданных на их основе доверенностей. Представитель не заменяет собой сторону по сделке, все права и обязанности возникают у представляемого. Поэтому все вопросы, связанные с доказыванием совершения сделок представителем в интересах представляемого, выходят за рамки вопросов правопреемства.

Уступка прав по третейскому соглашению в современной юридической литературе.

Яркой особенностью предмета настоящего исследования является отсутствие его нормативно-правового регулирования. Вероятно, именно этот факт выступает причиной того, что в юридической литературе, судебной и арбитражной практике подвергается сомнению сама возможность перехода прав и обязанностей, возникших из третейского соглашения, третьему лицу. Правовая неопределенность в данном вопросе, в сущности, и составляет основную проблему настоящего исследования, которая неизбежно проявляется в случае возникновения конфликта между сторонами. В большинстве судебных и арбитражных дел оспаривание замены стороны в третейском соглашении третьим лицом непосредственно связано с отказом другой стороны в признании подобной сделки, и, соответственно, даче согласия на ее совершение. Таким образом, ключевой вопрос, требующий разъяснения, можно сформулировать следующим образом: Допустимо ли правопреемство по обязательствам, возникшим из третейского соглашения, без согласия на это одной из сторон? Все ученые, занимающиеся исследованием данного вида правопреемства, рано или поздно сталкиваются с необходимостью освещения этого вопроса в своих работах. К сторонникам так называемого умеренного подхода, признающих в качестве общего правила с некоторыми исключениями безусловное правопреемство по обязательствам, возникшим из третейского соглашения, можно причислить В.А. Мусина, О.В. Шмелеву-Мата, Е. Степаненко. При обосновании данной позиции используются сравнительный метод, позволяющий найти соответствующие гражданско-правовым институтам аналогии и в процессуальном праве, а также соображения популяризации третейского разбирательства в обществе, исключающего обращение в государственные суды. Так, например, В.А. Мусин приходит к выводу о том, что «переход к другому лицу права (обязанности) стороны контракта означает правопреемство и в отношении условий, содержащихся в арбитражной оговорке», так как «гражданско-процессуальные права (обязанности) подобно материальным, в принципе допускают правопреемство». Использование подобной аргументации объясняется выводом, сделанным В.А. Мусиным ранее, относительно юридической природы третейского соглашения: «Тот факт, что арбитражная оговорка, включенная в гражданско-правовой контракт, имеет по своей природе гражданско-процессуальный характер, не подлежит сомнению». Не вдаваясь в дискуссию о правильности данного тезиса, хотелось бы привести лишь основной принцип смешанной теории юридической природы арбитража (третейского суда) , признаваемой такими известными российскими правоведами, как О.И. Хлестова, С.Н. Лебедев, А.И. Минаков в качестве официальной правовой доктрины в СССР и в настоящее время в России: Арбитраж (третейский суд) подразумевает под собой соединение договорного (материально-правового) и процессуального элементов.
Другие ученые склонны считать, что хотя и перемена лиц в третейском соглашении происходит наряду с переменой лиц в основном договоре, третейское соглашение не является предметом уступки: «Означает ли это, что арбитражное соглашение, являющееся частью договора, также является предметом цессии? Как справедливо отметил С.Н. Лебедев, подобный подход позволял бы кредитору произвольно отступать от арбитражного соглашения путем уступки требования третьему лицу, которое получало бы право обращаться с иском в государственный суд. Однако цессия не новирует обязательство само по себе. Все условия договора сохраняют свою силу в том виде, в котором они существовали между первоначальным кредитором и должником к моменту перехода права». Рассматривая третейское соглашение только как одно из условий основного договора, лишая его, тем самым, особой юридической природы, государственный судья или третейский судья нарушает принцип автономности третейского соглашения, который также получил широкое признание в российском и иностранном праве. Нельзя также в качестве правового обоснования безусловного перехода прав и обязанностей по третейскому соглашению к третьему лицу ссылаться на акцессорный характер отношений сторон по отношению к основному обязательству. Нигде в гражданском праве нет указания об автоматическом следовании дополнительных прав за основными правами при их уступке. Наоборот, в отношении каждого акцессорного права существуют различные подходы в законодательстве и юридической литературе. Необходимость передачи права (требования) по основному обязательству при уступке своих прав залогодержателем прямо предусмотрена в Гражданском кодексе РФ. Запрет такой передачи в диспозитивной форме закреплен в отношении банковской гарантии. Недопустимость уступки права (требования) в отношении поручительства и неустойки без уступки прав по основному обязательству объясняется их особой юридической природой.
Тот же сравнительный метод используется сторонниками умеренного подхода при определении исключений из общего правила правопреемства по обязательствам, возникшим из третейского соглашения. Так, например, В.А. Мусин ссылается в качестве примера на правила подведомственности государственных арбитражных судов, предписывающие прекратить находящееся на рассмотрении дело в случае перехода прав и обязанностей одного из участников судебного процесса третьему лицу, являющемуся физическим лицом и не имеющего статуса предпринимателя. По его мнению, такая аналогия может иметь место и в третейском разбирательстве: «Представим себе, например, что арбитражная оговорка предполагает передачу спора из контракта на разрешение третейского суда при какой-либо бирже, причем этот третейский суд в силу его регламента предназначен для рассмотрения споров только между членами данной биржи. Если в результате сингулярного правопреемства (в частности, суброгации) стороной такого контракта становится лицо, не являющееся членом указанной биржи, то спор с его участием не подлежит рассмотрению в данном третейском суде, поскольку доступ в этот суд ограничен по субъектному составу. В отношении такого правопреемника данная арбитражная оговорка действовать не будет, так что спор с его участием относится к подведомственности соответствующего государственного суда». Схожий пример приводит А. Вершинин, указывая на недопустимость уступки прав по арбитражному соглашению третьему лицу, не являющемуся членом ассоциации (союза), при котором находится постоянно действующий третейский суд.
Одним из сторонников радикального подхода, отрицающих возможность передачи прав по третейскому соглашению третьему лицу без согласия одной из сторон является А.А. Костин. Также как и у сторонников умеренного подхода главным аргументом его позиции выступает особая юридическая природа третейского соглашения. Однако А.А. Костин приходит к совершенно противоположному выводу: «Принимая во внимание характер арбитражного соглашения и его соотношение с основным контрактом, представлялось бы нелогичным распространять режим цессии, касающейся отдельных материальных прав требования, на самостоятельное соглашение со своим собственным предметом. Иными словами, арбитражная оговорка, не будучи правом в смысле положений ст. 382 ГК РФ, не может в любом случае быть передана без согласия другой стороны». В.А. Белов также указывает на особую природу третейского соглашения, отрицая отождествления права, возникшего на основании третейской оговорки, с правами, передаваемыми новому кредитору по соглашению об уступке: «Арбитражную оговорку никак нельзя признать условием, обязательным для цессионария в силу статьи 384 ГК РФ, ибо она не является ни условием существования, ни условием осуществления права. Арбитражная оговорка составляет условие защиты нарушенного права: подчеркиваем, не права в его нормальном состоянии (о коем и говорит статья 384), а нарушенного права – права на такой стадии его существования, когда возникает отношение из нарушения данного права. Имея же в виду, что цедент (уступивший) не отвечает за эксцессы при осуществлении права (статья 390 ГК), было бы по меньшей мере несправедливым возлагать на цессионария бремя соблюдения тех условий о защите, о которых договорился цедент». Однако на основании данных умозаключений В.А. Белов приходит к выводу о том, что «арбитражная оговорка должна считаться цедированной только в том случае, когда об этом прямо сказано в договоре». Если под договором имеется в виду договор об уступке, то можно сказать, что В.А. Белов возражает лишь против автоматического перехода прав по третейскому соглашению вместе с правами по основному договору. Что же касается вопроса о допустимости передачи прав по третейскому соглашению третьему лицу без согласия одной из сторон, то однозначного ответа на него в приведенных выше тезисах не содержится.

Уступка прав по третейскому соглашению в практике третейских и государственных судов

В практике Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (в дальнейшем, МКАС) и государственных арбитражных судов последних лет наметилась тенденция признания перехода прав по третейскому соглашению вместе с правами по основному договору. В подтверждение этого тезиса обычно ссылаются на ряд дел, в которых нашли свое отражение выводы сторонников умеренного подхода. Однако вынесенные по таким делам решения не могут свидетельствовать о формировании общей позиции, по причине существования в третейском разбирательстве и судебном процессе принципа состязательности сторон и, в то же время, отсутствия прецедентного права. Аргументы участников разбирательства, оцененные государственным или третейским судьей как неправильные, не означают еще неправильность их требований по существу дела. Вот почему целесообразно еще раз обратить внимание на мотивы решений, вынесенных по соответствующим делам и подвергшихся неоднократному обсуждению в юридической литературе.
Целый ряд дел в МКАС был связан с вопросом перехода прав по основному договору третьему лицу на основании закона. Особенность данной категории дел заключается в непоследовательности сделанных в третейских решениях выводов. Так в деле № 311/1997 (решение от 12.11.98.) состав третейского суда признал распространение третейской оговорки, содержащейся в основном договоре, на истца, вследствие того, что требования по договору перешли к истцу от другой стороны в порядке суброгации. Для выполнения суброгации необходим переход прав кредитора к страховщику. Обстоятельства такого перехода не подвергались сомнению ни одной из сторон. В деле № 2/1995 (решение от 5.11.97.) сама ситуация предполагала оспаривание подобных обстоятельств, так как сторона, выполняющая, по мнению истца, роль комиссионера или поверенного и третье лицо являлись соответчиками в третейском разбирательстве. Естественно, в данном деле не было представлено доказательств уступки требований, приобретенных комиссионером в интересах и по поручению комитента (истца) по сделке, нарушенной третьим лицом. Поэтому состав третейского суда не признал третейскую оговорку, содержащуюся в основном договоре, заключенном комиссионером с третьим лицом от своего имени, третейским соглашением между третьим лицом и комитентом (истцом), по поручению которого комиссионер заключил договор. В данном деле отсутствовал юридический состав, на основании которого можно признать сделку уступки права (требования) завершенной. В эту подборку дел совершенно «не вписывается» ранее вынесенное решение составом третейского суда по делу № 186/1994 (определение от 25.01.95.): «Поскольку возникший между сторонами спор не охватывается арбитражной оговоркой контракта, тем самым отсутствует предпосылка для рассмотрения заявленного иска, по мнению МКАС, не имеет юридического основания вопрос о правомерности или неправомерности передачи комиссионером комитенту прав и обязанностей из контракта, заключенного комиссионером по поручению комитента с третьим лицом».
Таким образом, единственным примером отражения умеренного подхода в практике МКАС остается решение от 25.12.98г. по делу № 174/1997. Однако особенность данного третейского разбирательства заключалась в том, что аргумент ответчика, выступающего против компетенции МКАС, сводился к ссылке на вынесенное в иностранном государстве судебное решение против первоначальной стороны в основном договоре. Оспаривание самого факта уступки прав по основному договору и третейской оговорке, содержащейся в нем, не имело место со стороны ответчика.
В соответствии с практикой арбитражных государственных судов третейская оговорка рассматривается как одно из условий основного договора, не более. Тем самым, уступка прав по основному договору автоматически влечет переход прав по третейской оговорке цессионарию. Права по третейскому соглашению представляют собой лишь «одну из составных частей содержания права требования» по основному договору. В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17.07.97г. № 1533/97 не нашла поддержки позиция цессионария о том, что «арбитражная оговорка как соглашение сторон является самостоятельным, не зависящим от основного договора условием и имеет не материально-правовой, а процессуальный характер», вследствие чего не может быть передано цессионарию по договору цессии.
Шведская судебная практика отличается более осторожным подходом при обосновании распространения действия третейского соглашения на третье лицо в случае уступки прав по основному договору. Этот подход заключается в признании особых обстоятельств, таких как: доверительный характер отношений между сторонами, различие в финансовом положении и деловой репутации, обоснованные сомнения одной из сторон в неспособности другой оплатить третейские расходы и гонорар третейских судей. При наличии таких обстоятельств у оставшейся стороны по третейскому соглашению есть право выбора: обратиться в государственный или третейский суд. Однако все эти особые обстоятельства могут быть нивелированы в результате применения судом расширительного толкования третейского соглашения. Так, например, в деле Stig Roso v. Grangeslerss Industrivau AB (Svea hovratt O 724/88) ключевую роль сыграла терминология третейская оговорка, посредством которой третье лицо (выгодоприобретатель) было признано обязанным соблюдать третейское соглашение. В другом деле Rosvatuote OY v. DEF Redorierna AB bankruptcy estate (HD SO 550/1989) суд пришел к выводу о распространении действия третейского соглашения на спор между продавцом и судовладельцем о взыскании убытков в связи с повреждением перевозимого груза на основании проведенного анализа коносамента, договора чартер-партии и положений морского права. Обратившись в государственный суд, продавец обосновывал юрисдикцию суда рассматривать данный спор уступкой права (требования) по коносаменту, совершенной в его пользу покупателем, которому груз был продан по сниженным ценам. Коносамент не содержал третейскую оговорку. Судовладелец оспаривал юрисдикцию государственного суда, ссылаясь на третейскую оговорку, предусмотренную в договоре чартер-партии. Специфика разрешения этого дела заключалась в том, что судом вообще не были приняты во внимание аргументы обеих сторон об обстоятельствах совершения уступки права (требования) продавцу. Данный вопрос, по мнению суда, является материально-правовым вопросом, а не вопросом юрисдикции суда. В результате, иск продавца был оставлен без рассмотрения, поскольку суд усмотрел неразрывную связь между коносаментом и договором чартер-партии, признав тем самым действие третейской оговорки в отношении данного спора.
Приведенный пример отчетливо свидетельствует о безуспешной попытке одной из сторон избежать третейского разбирательства путем совершения уступки права (требования). Расчет продавца заключался в том, что покупатель, не являясь стороной договора чартер-партии, содержащего третейскую оговорку, передает право (требование) по сделке, не обремененной условием о разрешении споров в третейском суде. Подобная цель прослеживается и в других судебных делах, когда сторона по третейскому соглашению обращается в суд, ссылаясь на то, что основной договор прекратил свое действие и, следовательно, основанием иска является причинение внедоговорного вреда. Однако даже в таком случае суд не рассматривает спор по существу, предпочитая сначала ознакомиться с решением третейского суда. Заинтересованной стороне предоставляется определенный период времени, в течение которого она должна возбудить третейские процедуры. Судебное разбирательство приостанавливается до вынесения соответствующего третейского решения или установления факта прекращения третейского соглашения.
Однако судебным решением, окончательно прояснившим вопрос о возможности сингулярного правопреемства в третейском соглашении, является, по мнению профессора Нобера, решение Верховного Суда Швеции по делу Emja v. Wartsila: «Верховный Суд также обсуждал, хотя и не в нормоустанавливающей форме (obiter dicta), продолжает ли остающаяся сторона контракта быть связанной положением об арбитраже в случае сингулярного правопреемства с другой стороны. Рассмотрев позиции обеих сторон, суд заключил, что аргументы в пользу того, что остающаяся сторона продолжает быть обязанной, преобладают. Однако он добавил к этому, что при возникновении «особых обстоятельств» вывод может быть иным».
Это решение призвано заменить нормативно-правовое регулирование данного вопроса в шведском законодательстве. Предусмотренное в проекте Закона Швеции об арбитраже (часть 2 статьи 3) правило перемены лиц в третейском соглашении было отвергнуто законодателем. Согласно этому правилу предполагалось, что в случае уступки прав и обязанностей по третейскому соглашению одной из сторон, третейское соглашение применяется между оставшейся стороной и новой стороной только в случае, если они могут рассматриваться как достигшие соглашением об этом. Данное положение в большей степени соответствовало принципу автономности третейского соглашения и его особой юридической природе, чем «признание «хромающей связанности, а именно – того, что только новая сторона является связанной арбитражным соглашением».

Допустимость правопреемства в третейском соглашении

Исходя из проведенного выше анализа практики третейских и государственных судов, а также юридической литературы приходится констатировать, что в настоящее время отсутствует серьезная теоретическая проработка предмета настоящего исследования. Непоследовательность принятия решений третейскими и государственными судами, аргументы, базирующиеся на произвольно выбранных примерах, не могут служить достаточным ответом на поставленный вопрос: Возможна ли уступка прав по третейскому соглашению третьему лицу без согласия другой стороны? Поэтому задача настоящего исследования заключается не в оперативном реагировании на новые веяния в судебной практике и науке, формировании на этой основе собственной позиции, а в попытке осмыслить особую природу отношений участников третейского разбирательства, порядок их возникновения и развития в свете поставленного вопроса. Избранная методика ставит под сомнение правомерность упрощенного подхода, ограничивающегося только уступкой прав по третейскому соглашению. Сказанное не является подтверждением позиции, отрицающей возможность применения гражданско-правовых положений об уступке права к третейскому соглашению.
Третейское соглашение представляет собой соглашение, отличающееся длящимся характером и сложным субъектным составом сторон. На первоначальной стадии своего исполнения, когда одна из сторон обращается к арбитражу (третейскому суду) как к способу защиты нарушенного права, отношения возникают только между сторонами основного договора. При переходе арбитража (третейского суда) в форму защиты нарушенного права появляется третий участник третейского разбирательства – третейский судья. Длящийся характер третейского соглашения проявляется в последовательном возникновении прав и обязанностей участников третейского разбирательства на всех его стадиях вплоть до исполнения третейского решения. Причем их возникновение непосредственно зависит друг от друга. В качестве наиболее ярких примеров можно привести следующие цепочки прав и обязанностей: праву стороны на обращение в арбитраж (третейский суд) корреспондирует обязанность другой стороны назначить третейского судью или выдвинуть кандидатуру единоличного третейского судьи, праву третейского судьи определить размер своего гонорара – обязанность сторон выплатить его, праву сторон на получение третейского решения – обязанность состава третейского суда вынести третейское решение, праву выигравшей стороне требовать исполнения третейского решения – обязанность проигравшей стороны его исполнить. Их последовательная сменяемость, а главное, неотделимость друг от друга не позволяет рассматривать переход прав по третейскому соглашению в отрыве от корреспондирующих им обязанностей. Таким образом, не может идти речи об уступке прав по третейскому соглашению, поскольку происходит замена стороны в многосторонней сделке, налагающей на ее участников определенные обязанности. Понятие «право (требование) по обязательству», допускающее отделимость от других обязательств по договору, нельзя сравнивать с понятием «право на обращение в арбитраж (третейский суд)», представляющее собой предпосылку для возникновения других обязательств по третейскому соглашению. Эти другие обязательства, о которых было сказано выше, и являются основополагающими в третейском соглашении. Права стороны третейского соглашения, проявляющиеся в требовании от другой стороны совершить конкретные действия, что можно назвать обязательством в гражданско-правовом смысле, последовательно возникают при условии выполнения обеими сторонами возложенных на них обязанностей. Таким образом, на момент появления у стороны права на обращение в арбитраж (третейский суд), не определен статус участников третейского разбирательства, некоторые из которых даже отсутствуют (третейские судьи). Следовательно, уступка прав по третейскому соглашению, за некоторыми исключениями, о которых будет сказано ниже, невозможна.
Кроме того, недопустимость уступки прав по третейскому соглашению третьему лицу без согласия другой стороны вытекает из тесной взаимосвязи прав и обязанностей по этому соглашению при использовании стороной права на обращение в арбитраж (третейский суд). По смыслу статьи 382 Гражданского кодекса РФ право (требование) кредитора, которое может быть передано третьему лицу, возникает в соответствии с условиями сделки между ним (кредитором) и должником: при наступлении срока исполнения обязательства, нарушении своих обязательств должником и др. Одновременно с правом (требованием) возникает право на обращение в арбитраж (третейский суд) согласно третейской оговорке основного договора. Однако смысл права на обращение в арбитраж (третейский суд) заключается исключительно в праве лица воспользоваться соответствующим способом защиты своего нарушенного права, т.е. правом на исполнение третейского соглашения. Если заинтересованная сторона осуществит свое право на обращение в арбитраж (третейский суд), у нее автоматически возникает обязанность назначить своего третейского судью или предложить кандидатуру единоличного третейского судьи. Аналогичная обязанность возникает и у другой стороны. В этой связи целесообразно обратить внимание на высказывание О. Ломидзе: «Анализ ряда норм Гражданского кодекса заставляет усомниться в том, что положения о допустимости передачи стороной обязательственного правоотношения принадлежащего ей права без перевода возложенной на нее обязанности и положения о допустимости свободного выделения из состава субъективного права и передача отдельного правомочия могут рассматриваться в качестве общего правила». Причем обязанность сторон по формированию состава третейского суда играет ключевую роль в исполнении третейского соглашения. Если допустить аналогию с гражданским правом данная обязанность является долгом каждой стороны по третейскому соглашению. Обязанность по формированию состава третейского суда не «сопряжена исключительно с осуществлением права» обращения в арбитраж (третейский суд) и имеет возмездный характер, проявляющийся в оплате гонораров третейских судей. А для перевода должником своего долга на другое лицо требуется согласие кредитора в соответствии со статьей 391 Гражданского кодекса РФ. Должником в этом случае является сторона третейского соглашения, уступившая свои права третьему лицу, кредитором – другая сторона третейского соглашения, обладающая правом требования выполнения первоначальной стороной (должником) своей обязанности по формированию состава третейского суда.
Приступая к более подробному исследованию вопроса перемены лиц в третейском соглашении, необходимо сделать оговорку о допустимости применения материально-правовых терминов соответствующего института гражданского права, хотя такой подход и не разделяется большинством ученых. Данные понятия приобретают другую смысловую нагрузку и служат иным целям, нежели в гражданско-правовом обязательстве. Так, например, аналогом права (требования), неразрывно связанного с личностью кредитора, или в котором личность кредитора имеет существенное значение, является доверительный характер отношений участников третейского разбирательства. Если в гражданском праве при подтверждении личностного характера отношений кредитора и должника требуется согласие последнего на совершение уступки права (требования), без которого такая уступка будет считаться недействительной, то в третейском разбирательстве доверительный характер его участников играет роль цементирующего фактора всех стадий арбитража (третейского суда), не допускающего разрыва прав и обязанностей по третейскому соглашению.
Доверительный характер между сторонами третейского соглашения начинает проявляться уже на стадии формирования состава третейского суда. В наибольшей степени это проявляется при выборе сторонами арбитража (третейского суда) ad hoc. Причем, если возвратиться к методике настоящего исследования, правила и принципы формирования состава третейского суда ad hoc должны рассматриваться в качестве общих для всего института арбитража (третейского суда). Это объясняется целым рядом причин. Во-первых, общее правило складывается при минимальном использовании принципа автономии воли сторон. Арбитраж (третейский суд) ad hoc подходит как нельзя более кстати, так как третейское соглашение о проведении такого арбитража (третейского суда) может содержать лишь указание на место его проведение без каких-либо ссылок на специальные образования и регламенты. Во-вторых, постоянно действующий третейский суд вторичен по сравнению с арбитражем (третейским судом) ad hoc, что неизбежно влечет передачу пальмы первенства последнему в формировании общих правил и принципов. Причем данные принципы и правила должны быть едины как для внутреннего, так и для международного коммерческого арбитража. Отсутствие единства свидетельствует о недостаточном уровне теоретического осмысления предмета настоящего исследования. Изменение субъекта правового регулирования не может быть причиной существования различных теоретических подходов, если этого не требует международный договор или иностранное право, подлежащее применению в результате обращения к коллизионной норме.
При обращении сторон в арбитраж (третейский суд) ad hoc предполагается, что стороны не совершают «прыжок в неизвестность», когда заключают третейское соглашение, а, напротив, отдают себе отчет в том, кто и как будет разрешать их спор, если таковой возникнет. Каждое лицо, соглашаясь на арбитраж (третейский суд) как способ и форму защиты своих прав, всегда рискует, так как отказывается от судебного вмешательства по рассмотрению спорных правоотношений по существу. Общим правилом для государственных судов является запрет на пересмотр третейских решений по существу. Этот риск может быть оправдан только доверительным характером отношений между сторонами. Особенность формирования состава третейского суда заключается в том, что обе стороны принимают участие в этом процессе путем назначения своего третейского судьи или выдвижения кандидатуры единоличного третейского судьи. Личность третейского судьи играет для сторон существенное значение, так как от него зависит вынесение третейского решения, призванного поставить окончательную точку в конфликте сторон. Естественно, ничто человеческое не чуждо третейским судьям, которые не могут быть застрахованы от ошибок и совершения неблаговидных поступков, свидетельствующих об их пристрастном отношении к делу. Однако в силу того, что каждая сторона участвовала в формировании состава третейского суда, действует презумпция о добросовестности, беспристрастности и достаточной квалификации третейского судьи. Данная презумпция может быть опровергнута заинтересованной стороной при обнаружении ей фактов, свидетельствующих об обратном. Опровергать любую презумпцию всегда сложно, так как бремя предоставления доказательств лежит на заинтересованной стороне. Оказавшись в таком невыгодном для себя положении, сторона может винить только себя, сетуя на чрезмерную доверчивость и неосмотрительность при заключении третейского соглашения. Ведь решение о заключении подобного соглашения должно быть продиктовано твердой уверенностью в добросовестности другой стороны и ее способности назначить такого третейского судью, в кандидатуре которого не придется сомневаться по вышеназванным основаниям. Если в качестве другой стороны третейского соглашения выступает предприниматель без образования юридического лица, доверительный характер отношений участников третейского разбирательства играет ту же самую роль, что и личность кредитора в уступке права (требования) по гражданскому праву. Сложнее обстоит дело с юридическим лицом, в котором роль личности не имеет существенного значения в заключаемых им сделках. Скорее речь идет о репутации юридического лица, не позволяющей его сотрудникам, другим представителям оказаться вовлеченными в неправомерные отношения с третейскими судьями в форме предварительного сговора, подкупа, злонамеренного соглашения или в иной форме, указывающей на отсутствие беспристрастности третейских судей. Именно на репутацию своего контрагента надеется сторона при заключении третейского соглашения. Угроза репутации юридического лица должна удерживать его сотрудников от совершения недобросовестных действий по формированию состава третейского суда. Однако исходя из буквального толкования ст. 383 и 388 Гражданского кодекса РФ, законодатель не склонен проводить знак равенства между понятием «личность кредитора» и «деловая репутация кредитора – юридического лица». Вследствие этого доверительный характер отношений между юридическими лицами не может представлять собой запрет на совершение уступки прав по третейскому соглашению без согласия другой стороны. Правило о недопустимости перехода к другому лицу прав вытекает из недопустимости нарушения принципа добровольности волеизъявления сторон, построенного на доверительных началах и проходящего красной нитью через все третейское разбирательство, а также важности личности третейского судьи для остальных участников.
Доверительного характера отношений между оставшейся стороной третейского соглашения и третьим лицом, которому были переданы права по нему, не существует, так как между ними не заключено никакого соглашения. Третье лицо может быть даже неизвестно оставшейся стороне третейского соглашения. Распространение действия вышеназванной презумпции ухудшает положение этой стороны, так как вовлекает его в атмосферу неизвестности и непредсказуемости. Все возможные преимущества третейского разбирательства (быстрота, дешевизна…) нивелируются отсутствием доверия одной из сторон и несоблюдением принципа добровольности при формировании состава третейского суда.
По-видимому, подобными мотивами руководствовался законодатель, устанавливая зависимость продолжения третейского разбирательства в арбитраже (третейском суде) ad hoc от наличия добровольного волеизъявления сторон по формированию состава третейского суда. Согласно ст. 10 Федерального закона от 24.07.2002г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» в случае отказа одной из сторон от назначения своего третейского судьи в арбитраже (третейском суде) ad hoc, рассмотрение спора в третейском суде подлежит прекращению, а данный спор может быть передан на разрешение государственного суда. Аналогичное последствие наступает и в случае отсутствия согласия сторон по поводу назначения единоличного третейского судьи. Отсутствие вышеназванных правил в законодательстве о международном коммерческом арбитраже не подразумевает автоматическую утрату доверительного характера отношений участников третейского разбирательства и нарушения принципа добровольности при формировании состава третейского суда. Соответствующие нормы Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» (п. 3 и 4 ст. 11) допускает вмешательство уполномоченного органа (Президента ТПП РФ) в процедуру формирования состава третейского суда лишь при наличии третейского соглашения между сторонами. В сущности, Президент ТПП РФ осуществляет несвойственную для себя функцию по отправлению правосудия. Данную функцию должен осуществлять государственный суд. Именно этот орган в силу своего статуса и общественной значимости должен быть облечен доверием не только отдельной личности, но и всего общества в целом. Поэтому степень доверия этому государственному органу представляет собой достойную конкуренцию доверительным отношениям участников третейского разбирательства. Если обе стороны выразили свое сомнение на передачу спора в арбитраж (третейский суд), а затем не пришли к единому мнению о порядке его формирования, или вследствие недобросовестного поведения одной из сторон, государственный суд может восполнить пробел без нарушения доверительного характера участников третейского разбирательства.
На существенное значение личности третейского судьи в третейском разбирательстве указывают многочисленные правовые нормы об отводе и замене третейского судьи. Как уже было сказано ранее, в третейское соглашение на определенном этапе вступает третейский судья. После утверждения его в данном статусе у третейского судьи возникают права и обязанности. То есть, с одной стороны, он действует как кредитор в отношении сторон, имеющие обязательство по выплате ему гонорара или предоставлению обеспечения, а с другой – как должник, обязанный провести третейское разбирательство и вынести третейское решение. Личность третейского судьи как кредитора представляет для сторон третейского соглашения огромную важность. Во-первых, от квалификации и международной известности третейского судьи зависит размер его гонорара. У оставшейся стороны третейского соглашения могут возникнуть обоснованные сомнения в способности неизвестного ей третьего лица покрыть все расходы и издержки, связанные с проделанной третейским судьей работой. Во-вторых, беспристрастный третейский судья может оказаться пристрастным в случае появления третьего лица в третейском разбирательстве. Нельзя упускать из внимания возможное недобросовестное поведение первоначальной стороны или третьего лица, когда мотивом совершения уступки прав по третейскому соглашению выступают личные отношения между третьим лицом и третейским судьей, зависимость финансового или другого характера последнего от третьего лица или другие факты, свидетельствующие о пристрастности третейского судьи.
Сама постановка вопроса о выполнении некоторых функций одной из сторон третейского соглашения уполномоченным органом возможна лишь при подтверждении факта согласия этой стороны на обращение в арбитраж (третейский суд) по защите своего нарушенного права или, наоборот, заявлении возражений на предъявленные требования, только в отношении конкретного лица, т.е. первоначальной стороны третейского соглашения. Это в равной мере относится как к формированию состава третейского суда, так и к отводу, замене третейского судьи. Доверительный характер отношений участников третейского разбирательства указывает на то, что особенностью выполнения обязательств и возникновения прав по третейскому соглашению является взаимодействие обеих сторон. Тем самым, сохранение первоначального субъектного состава третейского соглашения имеет существенное значение для дальнейшего развития арбитража (третейского суда). Недопустимость уступки прав по третейскому соглашению третьему лицу без согласия другой стороны обосновывается обязательным соблюдением принципа добровольности волеизъявления сторон.
Доверительный характер отношений участников третейского разбирательства также служит препятствием для перехода прав и обязанностей по третейскому соглашению третьему лицу в порядке универсального правопреемства. В российской и зарубежной юридической литературе высказывается другое мнение, расходящееся с позицией автора. Например, проф. Кай Нобер считает, что «общепринятое мнение по всему кругу вопросов, начиная с вопроса замены сторон в форме универсального правопреемства (смерть, банкротство, слияние, реорганизация, и пр.) и далее, касающихся последствий арбитражного договора для третьих сторон, сводится к тому, что универсальный правопреемник связан положением об арбитраже как остающаяся сторона контракта». О.В. Шмелева-Мата рассматривает вопросы универсального правопреемства в свете решения МКАС от 16.01.95г. по делу № 207/1992. В данном деле решался вопрос о правопреемстве двух компаний, созданных на базе одной компании, являющейся стороной арбитражного соглашения. Обе компании были признаны надлежащими ответчиками по делу. Исходя из этого, был сделан вывод о сохранении третейским соглашением своей силы в отношении правопреемника в случае реорганизации юридического лица.
Действующее российское законодательство, а именно статья 387 Гражданского кодекса РФ, не содержит каких-либо условий перехода прав кредитора по обязательству в результате универсального правопреемства. Однако это не означает безусловность перехода прав по обязательству к универсальному правопреемнику. Поскольку доверительный характер отношений участников третейского разбирательства нарушается при появлении в нем третьего лица, общие правила сингулярного правопреемства в третейском соглашении применяются также и в случае универсального правопреемства. Они распространяются на все случаи принятия наследства физическим лицом. Что же касается такого вида универсального правопреемства, как реорганизация юридического лица, то исходя из вышеприведенных соображений, правопреемство в третейском соглашении недопустимо в случае слияния юридических лиц и присоединения юридического лица к другому юридическому лицу, так как здесь появляется третье лицо, не являющееся стороной третейского соглашения. И, напротив, при разделении, выделении и преобразовании юридического лица доверительный характер отношений участников третейского разбирательства сохраняется.
Однако не исключены случаи, когда доверительный характер отношений участников третейского разбирательства и принцип добровольности волеизъявления сторон, проявляющийся в арбитраже (третейском суде) ad hoc с момента заключения третейского соглашения и до исполнения третейского решения, утрачивают свою ключевую роль в арбитраже (третейском суде). Речь идет о постоянно действующих третейских судах. Особенность регламентов данных третейских судов заключается в том, что возбуждение третейского разбирательства начинается с момента подачи обращения в соответствующей форме, а не с момента формирования состава третейского суда как в арбитраже (третейском суде) ad hoc. Тем самым, использование своего права на обращение в арбитраж (третейский суд) имеет первостепенное значение для постоянно действующих третейских судов. Все последующие права и обязанности, возникающие у сторон третейского соглашения, имеют вспомогательный и второстепенный характер в силу действия регламента постоянно действующего третейского суда. Предусмотренная в подобных регламентах процедура формирования состава третейского суда и проведения третейского разбирательства, учитывает волеизъявление сторон третейского соглашения, но не ограничивается им. Обязанность стороны назначить третейского судью может быть возложена на председателя соответствующего третейского суда. Таким образом, стороны, заключая третейского соглашение со ссылкой на регламент постоянно действующего третейского суда, выражают свое согласие на передачу своих обязанностей по формированию состава третейского суда третьему лицу (председателю) или согласие на подчинение определенной процедуре формирования состава третейского суда, предусмотренной в регламенте. Нормы этого регламента составляют неотъемлемую часть третейского соглашения согласно п. 3 ст. 7 Федерального закона «О третейских судах в РФ», а значит, являются результатом применения принципа автономии воли сторон.
Исходя из всего вышесказанного, можно сделать следующие выводы: Общим правилом в арбитраже (третейском суде) является недопустимость уступки прав по третейскому соглашению без согласия другой стороны. Исключением из этого правила выступают случаи отказа сторон третейского соглашения от сохранения доверительного характера отношений участников третейского разбирательства и соблюдения принципа добровольности волеизъявления сторон.

Принцип отделимости третейского соглашения от основного договора

После того, как дано обоснование главной проблеме настоящего исследования и указаны пути ее решения, следует проанализировать некоторые вопросы, которые стороны третейского соглашения вынуждены решать наряду с главной проблемой. Такие вопросы могут быть объединены в один общий вопрос: В каких случаях права и обязанности по третейскому соглашению неотделимы от прав и обязанностей по основному договору, а в каких случаях – отделимы? Формулировка вопроса, предложенная автором, исключает однозначный ответ о неотделимости или отделимости прав и обязанностей по третейскому соглашению от прав и обязанностей по основному договору.
Вторичный характер третейского соглашения проявляется в том, что оно не может существовать само по себе в отрыве от основного договора или гражданско-правового обязательства. Третейское соглашение призвано служить способом защиты нарушенного права. В этом смысле оно неотделимо от основного договора. Таким образом, представляется невозможным передать третьему лицу права и обязанности по третейскому соглашению без уступки права (требования) по основному договору. Однако ничто не препятствует совершению обратного действия, т.е. уступке права (требования) по основному договору третьему лицу без передачи ему прав и обязанностей по третейскому соглашению. Данный вывод вытекает из применения принципа автономности третейского соглашения, правда, с обратным эффектом. Если недействительность основного договора не влияет на действительность третейского соглашения, логично предположить, что недействительность третейского соглашения, заключенного путем совершения уступки, не влияет на действительность основного договора. Признание допустимости частичной уступки неправильно считать односторонним отказом первоначальной стороны от исполнения третейского соглашения, которое продолжает действовать между ней и оставшейся стороной. Что же касается третьего лица, получившего только право (требование) по основному договору, то здесь образуется разрыв между правом требовать восстановления нарушенного права или любого другого встречного удовлетворения и способом его защиты. Этот разрыв заполняется правом третьего лица обратиться в государственный суд в соответствии с общими правилами подсудности. Нельзя признать справедливой точку зрения о наличии выбора у третьего лица или оставшейся стороны обратиться в третейский или государственный суд, встречающуюся как в российской, так и в зарубежной юридической литературе. Например, В.А. Белов указывает на то, что «цессионарий не может быть связан односторонними действиями цедента, предпринятыми им на случай нарушения обязательств, с его, цедента, участием, иначе, как с прямым выражением согласия на такую связанность. Иначе же цессионарию должна быть предоставлена возможность самостоятельно определять свои действия в случае нарушения должником приобретенного права». Е. Степаненко ссылается на решение Верховного Суда Швеции по делу № 03174/95, в котором подтверждается наличие у оставшейся стороны «права выбора между государственным судопроизводством и арбитражным». Однако в шведской юридической литературе данный вывод подвергается критике. Правда, в качестве аргумента выступает необходимость распространять действие третейского соглашения на третье лицо и оставшуюся сторону: «Тезисы о неспособности цессионария оплатить расходы по третейскому разбирательству и доверительном характере отношений по третейскому соглашению приводят к выводу о том, что у оставшейся стороны есть выбор: обращаться в третейский или государственный суд. Это неразумно. Третейское соглашение должно связывать обеих сторон, а не зависеть от того, кто первый начнет третейские процедуры».
Допустимость уступки права (требования) по основному договору без передачи прав и обязанностей по третейскому соглашению может быть обоснована особой юридической природой третейского соглашения, содержащего элементы процессуального и материально-правового характера. В российском законодательстве о третейском суде предусмотрены условия принятия государственным судом дела к своему производству несмотря на наличие третейского соглашения. В случае наступления данных условий, заинтересованная сторона теряет право на обращение в арбитраж (третейский суд), вследствие чего третейское соглашение теряет свою силу. Это правило в полном объеме применяется и к третейскому соглашению, заключенному путем совершения уступки. Таким образом, можно констатировать, что в российском процессуальном законодательстве о внутреннем третейском суде закреплен принцип отделимости третейского соглашения от основного договора.
Возражения материально-правового характера против отделимости гражданско-правовых обязательств обычно сводятся к недопустимости ухудшения положения должника вследствие совершения уступки. Возражения подобного характера теряют смысл при совершении уступки права (требования) по основному договору без передачи прав и обязанностей по третейскому соглашению. Преимущества третейского разбирательства, которых оставшаяся сторона может быть лишена, проявляется на переходе арбитража (третейского суда) в форму защиты нарушенного права и соответственно имеют процессуальную природу. Сравнивать же преимущества и недостатки третейского и государственного процесса некорректно, особенно в материально-правовом смысле.
Допустимость уступки права (требования) по основному договору без передачи прав и обязанностей по третейскому соглашению может быть обусловлена некоторыми факторами. Среди них ключевую роль играет принцип автономии воли сторон. Если договор об уступке сформулирован таким образом, что воля сторон об уступке права (требования) по основному договору неразрывно связана с передачей прав и обязанностей по третейскому соглашению, принцип отделимости, как он сформулирован автором ранее, не применяется. Предельная ясность волеизъявления сторон должна вытекать из буквального толкования договора об уступке или подтверждаться дополнительными фактами: последующим поведением сторон, заявлением первоначальной стороны третейского соглашения о своем намерении передать права и обязанности по третейскому соглашению третьему лицу, другими обстоятельствами. Условие договора об уступке, указывающее на передачу всех прав и обязанностей по основному договору третьему лицу, достаточно для определения волеизъявления сторон о передаче прав и обязанностей по третейскому соглашению. В этой связи можно согласится с Р. Джуровичем, утверждающим то, что «автоматический перенос арбитражной оговорки на цессионария может иметь место лишь тогда, когда речь идет об уступке договора в целом».
Принцип отделимости прав и обязанностей по третейскому соглашению от права (требования) по основному договору не подлежит применению также в случае универсального правопреемства и перехода арбитража (третейского суда) в форму защиты права. При универсальном правопреемстве третье лицо принимает все права и обязанности первоначальной стороны. Не может идти речи о переходе только прав без обязанностей. Третье лицо полностью заменяет первоначальную сторону и вынуждено нести бремя его обязательств. Если арбитраж (третейский суд) перешел в форму защиты права, т.е. сформировался состав третейского суда, первоначальная сторона также не может передать право (требование) по основному договору в отрыве от передачи прав и обязанностей по третейскому соглашению. Как было сказано ранее, в структуре правоотношений сторон появляется третейский судья, который несет обязанность по проведению третейского разбирательства и вынесению третейского решения. Первоначальная сторона может передать третьему лицу право получить третейское решение, но не может прекратить обязанность состава третейского суда вынести третейское решение, так как такая обязанность существует не только перед ней, но и перед другой стороной третейского соглашения.

Юридическая природа отношений правопреемства в третейском соглашении

После того, как разрешена основная проблема настоящего исследования и определены принципы совершения перехода прав и обязанностей по третейскому соглашению, необходимо установить природу правоотношений участников третейского разбирательства, непосредственно связанных с решением вышеназванного вопроса. Официальной доктриной в России признается смешанная теория юридической природы арбитража (третейского суда). Данная теория подразумевает содержание в правоотношениях участников третейского разбирательства материально-правовых и процессуальных элементов. Критерием их разграничения является окончательность решения третьего лица, влияющего на возникновение, изменение и прекращение правоотношений сторон. Согласно этому критерию отношения между третейским судьей и сторонами по установлению действительности совершенной уступки прав по третейскому соглашению, включая вопросы формы сделки, толкования договора уступки, определения момента перехода прав и обязанностей к цессионарию и другие аналогичного типа вопросы, имеют материально-правовой характер. От действительности договора уступки в части перехода прав и обязанностей по третейскому соглашению зависит наличие оного между цессионарием и оставшейся стороной. Окончательное же решение по вопросу действительности третейского соглашения принимает государственный суд при рассмотрении ходатайства об отмене третейского решения или его признании и приведении в исполнение. Единственным примером процессуальных отношений между третейским судьей и сторонами по поводу уступки прав по третейскому соглашению, да и то с натяжкой, можно назвать разрешение в международном коммерческом арбитраже вопроса об отводе третейского судьи постоянно действующих третейских судов при Торгово-промышленной палате РФ по причине их пристрастности и утраты к ним доверия одной из сторон. Как уже ранее было сказано, сомнения в беспристрастности третейского судьи могут возникнуть в результате совершения уступки прав по третейскому соглашению. Хотя окончательное решение по этому вопросу принимает не состав третейского суда, а уполномоченный орган, данный орган образован в рамках одной и той же организации, под эгидой которой осуществляет свою деятельность вышеназванные третейские суды.
От правильного установления природы правоотношений участников третейского разбирательства, непосредственно связанных с уступкой прав по третейскому соглашению, зависит решение коллизионно-правового вопроса. Общие нормы коллизионного гражданского законодательства РФ, а именно ст. 1216 Гражданского кодекса РФ, предусматривающая зависимость уступки права (требования) от основного обязательства, неприменимы в силу особой юридической природы третейского соглашения. Данную норму можно использовать по аналогии, заменив право (требование) по основному обязательству на права по третейскому соглашению.
Согласно теории смешанной природы арбитража (третейского суда) применение принципа автономии воли сторон, и, как следствие этого, применение иностранного права возможно только в материально-правовых отношениях участников третейской разбирательства. Процессуальные отношения должны регулироваться правом места проведения арбитража (третейского суда). Эта мысль практически воспроизводится в статье 5 Нью-йоркской конвенции 1958 года о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений. Согласно данной статье в признании и приведении в исполнение третейского решения может быть отказано, если третейское соглашение недействительно по закону, которому стороны это соглашение подчинили, а при отсутствии такого указания – по закону страны, где решение было вынесено. Поскольку целью уступки прав по третейскому соглашению является распространение его действия на третье лицо (цессионария), правовые нормы, регулирующие действительность третейского соглашения, автоматически применяются и к соответствующей сделке по уступке прав по нему.

10
Об отдельных решениях совещаний по арбитражной практике
Письма ВАС РФ от 29.5.1992 N С-13/ОПИ-122 - В соответствии со ст.6 ГК РСФСР суд, арбитраж или третейский суд должны защищать субъективные гражданские права

N С-13/ОПИ-122 29.05.92


Об отдельных решениях совещаний по арбитражной практике



Высший Арбитражный Суд Российской Федерации на совещаниях по арбитражной практике обсудил ряд вопросов, возникших при рассмотрении экономических споров, проведении обобщений судебно-арбитражной практики, подготовке разъяснений на отдельные запросы арбитражных судов.


По результатам обсуждения поставленных вопросов были выработаны следующие рекомендации о способе их решения.


1. По вопросу о подведомственности арбитражным судам споров, связанных с требованием юридических лиц об изменении наименований других юридических лиц , обязании их совершить действия по изменению наименования и перерегистрации, высказано следующее мнение.


В соответствии со ст.6 ГК РСФСР суд, арбитраж или третейский суд должны защищать субъективные гражданские права.


В случае, когда два предприятия имеют одно и то же наименование нарушается субъективное право предприятия. Поэтому с иском о защите нарушенного субъективного права - изменение наименования ответчика, предприятие вправе обратиться в арбитражные суды, которые должны принять такой спор к рассмотрению и разрешить его по существу. Одновременно следует привлечь в качестве третьего лица на стороне ответчика орган, зарегистрировавший ответчика.
Если арбитражный суд выносит решение об удовлетворении требования истца, в резолютивной части решения необходимо указать, что ответчик обязан изменить свое наименование в установленный судом срок и произвести перерегистрацию этого предприятия. За неисполнение решения арбитражного суда последний вправе с виновного взыскать штраф, предусмотренный ст.151 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
При установлении факта о том, что ответчик свое наименование зарегистрировал раньше истца, либо одно наименование присвоено различным формированиям /акционерное общество, кооператив, совместное предприятие и т.п./ требование истца об изменении ответчиком своего наименования не может быть удовлетворено.
2. По вопросу о том, подлежит ли взысканию с получателя продукции /товара/, отгруженной отправителем без договора, штраф за невозврат тары в сроки, указанные в Правилах применения многооборотных средств упаковки, совещание рекомендовало учитывать следующее.
Правила применения, обращения и возврата многооборотных средств упаковки утверждены Госснабом СССР по поручению Совета
Министров СССР, изложенному в п.37 Положения о поставках продукции производственно-технического назначения и в п.30 Положения о поставках товаров народного потребления. Ответственность за просрочку возврата тары указана в этих Положениях.


В Положениях о поставках продукции и товаров предусмотрено, что поставка продукции и товаров производится по договорам, которые определяют права и обязанности сторон.


Следовательно, если отправитель отгрузил продукцию или товар без договора, получатель не может нести ответственность за
просрочку возврата тары и в том случае, когда принял эту продукцию /товар/, использовал ее или реализовал. В этом случае отправитель вправе требовать только возврат тары в натуре.
В случае, когда отправитель произвел отгрузку продукции по разнарядке покупателя, не являющегося получателем, а последний не возвратил тару в установленные сроки, штраф за невозврат тары подлежит взысканию с покупателя, если при рассмотрении спора будет установлено, что получателем не был заключен договор ни с отправителем, ни с покупателем.
Если же продукция /товар/ были отгружены без договора, но получатель сообщил отправителю о своем согласии на получение этой продукции /товара/, т.е. по существу сторонами заключен договор поставки, за невозврат тары из-под этой продукции /товара/ с получателя может быть взыскан штраф, указанный в Положениях о поставках.
C получателя, не являющегося покупателем по договору с отправителем, может быть взыскан штраф за просрочку возврата тары в случае, когда он имел договор с этим покупателем.
Если в Правилах применения, обращения и возврата многооборотных средств упаковки не предусмотрен порядок и сроки возврата отдельных видов тары, стороны при заключении договора поставки предусматривают порядок и сроки возврата тары. При установлении в договоре порядка и сроков возврата тары , за нарушение этого порядка и сроков с покупателя /получателя/ подлежит взысканию штраф, указанный в Положениях о поставках.
Предусмотренный Положениями о поставках штраф за просрочку возврата тары подлежит взысканию и в том случае , когда в заключенном сторонами договоре не сделана ссылка на эти Положения.
3. По вопросу о возможности принятия арбитражным судом к производству споров, подлежащих передаче в арбитраж по соглашению сторон, если отсутствует письменное соглашение, однако ответчиком совершен ряд действий, свидетельствующих о том, что он не возражает против рассмотрения конкретного спора в арбитраже, совещание рекомендовало :
При принятии иска к производству по делам, которые может рассматривать арбитражный суд только после достижения сторонами соглашения о передаче спора в арбитражный суд, судья должен установить , имеется ли такое соглашение.


При отсутствии такого соглашения , по общему правилу , судья отказывается в приеме искового заявления.


Однако, если истец в исковом заявлении указал, что с ответчиком достигнута устная договоренность о передаче данного спора в арбитражный суд , судья принимает такое заявление к производству.При подготовке материалов к рассмотрению в заседании судья должен потребовать от сторон подтверждения в письменном виде их соглашения о передаче спора на рассмотрение в арбитражном суде.
В случае, когда при приеме искового заявления нельзя установить, нужно ли соглашение сторон на передачу данного спора на рассмотрение арбитражного суда, такой спор должен быть принят к производству. Вопрос о необходимости соглашения сторон на передачу спора на разрешение арбитражного суда и наличие такого соглашения решается судом при рассмотрении этого спора.
4. На вопрос о том, можно ли филиал предприятия , организации считать юридическим лицом, совещание ответило:
В соответствии с законодательными актами Российской Федерации филиалы предприятий, организаций не являются юридическими лицами.Однако, в тех случаях, когда филиал образован в установленном порядке в качестве юридического лица и его наименование, как филиала, не соответствует его правовому положению, он должен рассматриваться как юридическое лицо. О необходимости приведения наименования филиала в соответствие с его правовым положением арбитражный суд должен вынести частное определение.


5. По вопросу о том, вправе ли энергоснабжающая организация взыскивать суммы за перерасход лимитов в безакцептном порядке, если в договор, заключенный энергоснабжающей организацией, не входящей в систему бывших министерств энергетики и электрификации, и покупателем включено условие о руководстве в своих взаимоотношениях Правилами пользования электрической энергией, высказано следующее мнение.


Правила отпуска электроэнергии не распространяются на энергоснабжающие организации, не входившие в бывшие министерства энергетики и электрификации. Но стороны вправе в заключаемый договор на отпуск электроэнергии включить условие, предусматривающее, что во всем, что не указано в договоре, они руководствуются Правилами отпуска электроэнергии. Однако это указание не означает, что стороны установили безакцептный порядок расчетов за отпущенную электроэнергию.
Для применения безакцептного порядка расчетов за отпущенную электроэнергию энергоснабжающими организациями, не входящими в систему бывших министерств энергетики и электрификации, стороны об этом прямо должны оговорить в договоре.
Включение в договор такого условия означает, что безакцептный порядок списания сумм применяется и за перерасход лимитов мощности и электропотребления.
При рассмотрении споров, связанных с взысканием платы за перерасход лимитов мощности и энергопотребления, арбитражному суду необходимо потребовать от энергоснабжающей организации представления документов, подтверждающих, что для данного потребителя действительно был установлен лимит потребления, а также включение в договор условия об установлении безакцептного порядка взыскания платы за отпущенную электроэнергию.Решение о взыскании платы за перерасход лимитов мощности принимать с учетом представленных сторонами документов.

Зам.Председателя Высшего
Арбитражного Суда Российской Федерации
В.В.Витрянский

11
ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Президиум Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО
Москва
№ 96
22 декабря 2005 г.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации обсудил Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов и в соответствии со статьей 16 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации" информирует арбитражные суды о выработанных рекомендациях.


Приложение: на 64 листах.
Председатель
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации
А.А.Иванов





Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных лист ов на принудительное исполнение решений третейских судов

Признание и приведение в исполнение решений иностранных судов

1. Арбитражный суд оставляет заявление о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда без движения и устанавливает срок для представления документов, предусмотренных статьей 8 Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, от 20.03.1992.
Иностранная компания (Казахстан) (далее - заявитель) обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании и приведении в исполнение решения областного суда Республики Казахстан.
Определением суда первой инстанции в удовлетворении заявления было отказано по тому основанию, что представленные заявителем документы не соответствовали требованиям, предусмотренным статьей 8 Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, от 20.03.1992 (далее - Соглашение 1992 года), а именно: в суд не был представлен исполнительный документ.
В кассационной жалобе заявитель просил отменить указанное определение, поскольку в статье 9 Соглашения 1992 года приведен исчерпывающий перечень оснований для отказа в приведении в исполнение решения иностранного суда и в нем не имеется такого основания, как непредставление суду исполнительного документа.
Суд кассационной инстанции оспариваемое определение отменил, дело направил на новое рассмотрение, исходя из следующего.
Российская Федерация и Республика Казахстан являются участниками Соглашения 1992 года, в силу статьи 7 которого государства - его участники - взаимно признают и исполняют вступившие в законную силу решения компетентных судов.
Как следует из статьи 8 Соглашения 1992 года, приведение в исполнение иностранного решения производится по ходатайству об этом заинтересованной стороны, направленному в компетентный суд, где испрашивается приведение в исполнение. Указанная статья устанавливает перечень документов, которые должны быть приложены к ходатайству среди них назван исполнительный документ.
Отсутствие в приложении к заявлению исполнительного листа указывает на нарушение заявителем статьи 8 Соглашения 1992 года. Однако это нарушение не является основанием для отказа в приведении в исполнение судебного решения, вынесенного в Республике Казахстан.
Перечень оснований для такого отказа содержится в статье 9 Соглашения 1992 года. Отсутствие исполнительного документа как основание для отказа данным перечнем не предусмотрено.
Следовательно, суд первой инстанции, отказав в удовлетворении заявления о признании и приведении в исполнение решения суда Республики Казахстан, нарушил положения Соглашения 1992 года.
Направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции указал на неправильное применение судом первой инстанции норм процессуального права.
Согласно статье 5 Соглашения 1992 года при оказании правовой помощи суды применяют законодательство своего государства.
В соответствии с частью 1 статьи 243 АПК РФ заявления о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов рассматриваются по правилам Кодекса с особенностями, установленными главой 31 АПК РФ, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.
Таким образом, при рассмотрении заявлений о признании и приведении в исполнение иностранных судебных решений применяются положения Соглашения 1992 года и нормы АПК РФ, относящиеся к процедурным вопросам, в части, не противоречащей положениям данного Соглашения.
Так как Соглашением 1992 года последствия непредставления документов, указанных в статье 8, не урегулированы, то в случае их непредставления подлежат применению нормы АПК РФ.
Часть 3 статьи 242 АПК РФ устанавливает перечень документов, прилагаемых к заявлению о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда. Пунктом 2 части 3 данной статьи определена необходимость представления документа, подтверждающего вступление решения иностранного суда в законную силу, если это не указано в тексте самого решения.
Последствия нарушения этих требований в главе 31 АПК РФ не предусмотрены.
В соответствии с частью 6 статьи 13 АПК РФ в случаях, когда спорные отношения прямо не урегулированы федеральным законом и другими нормативными правовыми актами или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, арбитражные суды применяют нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона).
Следовательно, вопрос о процессуальных последствиях непредставления необходимых документов подлежит разрешению по аналогии на основании положений АПК РФ о производстве в арбитражном суде первой инстанции.
В соответствии с частями 1, 2, 4 статьи 128 АПК РФ арбитражный суд, установив при рассмотрении вопроса о принятии искового заявления к производству, что оно подано с нарушением требований статей 125 и 126 Кодекса, выносит определение об оставлении заявления без движения. В определении арбитражный суд указывает основания для оставления искового заявления без движения и срок, в течение которого истец должен устранить обстоятельства, послужившие основанием для оставления искового заявления без движения. В случае, если названные в части 2 статьи 128 обстоятельства не устранены в срок, установленный в определении, арбитражный суд возвращает исковое заявление и прилагаемые к нему документы.
Приведенные положения АПК РФ не противоречат цели и смыслу Соглашения 1992 года и относятся к процедурным вопросам. Поэтому они подлежат субсидиарному применению.
Таким образом, при отсутствии исполнительного документа, наличие которого предусмотрено статьей 8 Соглашения 1992 года, суд первой инстанции должен был оставить заявление о признании и приведении в исполнение судебного решения, вынесенного в Республике Казахстан, без движения и установить срок, в течение которого заявитель должен представить исполнительный документ. В случае непредставления исполнительного документа в установленный срок суд должен был возвратить заявление на основании части 4 статьи 128 АПК РФ.
2. Если участники международного многостороннего договора заключили также международный двусторонний договор о правовой помощи, то суд применяет первый договор только к тем отношениям, которые не урегулированы двусторонним договором.
Акционерное общество (далее - заявитель) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании и приведении в исполнение на территории Российской Федерации решения хозяйственного суда Республики Белоруссия о взыскании с российского общества с ограниченной ответственностью (далее - должник) в пользу заявителя задолженности по договору.
Должник в отзыве на заявление просил о прекращении производства по делу, поскольку Соглашение 2001 года предусматривает внесудебный порядок исполнения решений белорусских хозяйственных судов.
Арбитражный суд рассмотрел заявление по существу, исходя из следующего.
Соглашение 2001 года устанавливает упрощенную процедуру исполнения решений, вынесенных на территории Российской Федерации и Республики Белоруссия.
В силу статьи 1 Соглашения 2001 года судебные акты, вынесенные судами Договаривающихся Государств, не нуждаются в специальной процедуре признания и исполняются в таком же порядке, что и судебные акты судов своего государства, на основании исполнительных документов судов, принявших решения.
Согласно статье 3 данного Соглашения исполнительный документ на взыскание денежных средств должен направляться взыскателем непосредственно в банк или иную кредитную организацию, обслуживающую должника, если взыскатель располагает сведениями об имеющихся там счетах должника и о наличии на них денежных средств. Если взыскатель такими сведениями не располагает или на счете должника недостаточно средств для погашения всей присужденной суммы долга, а также в иных случаях исполнительный документ направляется взыскателем (или по его указанию банком либо иной кредитной организацией) судебному приставу-исполнителю (судебному исполнителю) для исполнения в соответствии с законодательством Стороны, на территории которой необходимо произвести исполнение.
Отказавшись от направления исполнительного документа судебному приставу-исполнителю и обратившись в арбитражный суд, заявитель не реализовал своего права на упрощенный порядок исполнения решения белорусского суда. Вместе с тем это не лишило его возможности защиты своих имущественных прав в судебном порядке.
В соответствии с преамбулой Соглашения 2001 года оно основывается на Соглашении 1992 года. Кроме того, Соглашение 2001 года не предусматривает, что иные заключенные между сторонами международные договоры утратили силу. В связи с этим наряду с нормами Соглашения 2001 года применению подлежат также положения Соглашения 1992 года.
Соглашение 2001 года не устанавливает обязательного досудебного порядка исполнения иностранного судебного решения. АПК РФ таких требований также не содержит.
Учитывая изложенное, арбитражный суд пришел к выводу о том, что заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании и приведении в исполнение на территории Российской Федерации решения хозяйственного суда Республики Белоруссия.
Рассмотрев заявление, суд отказал в его удовлетворении в связи с пропуском срока давности предъявления решения к принудительному исполнению по таким мотивам.
Статья 9 Соглашения 1992 предусматривает возможность отказа в исполнении решения иностранного суда, если будет доказано истечение трехгодичного срока давности предъявления решения к принудительному исполнению.
Согласно статье 244 АПК РФ арбитражный суд отказывает в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда, если истек срок давности приведения решения к принудительному исполнению и этот срок не восстановлен арбитражным судом.
Поскольку с момента вступления решения в законную силу прошло более трех лет, а должник не представил доказательств уважительности причин пропуска срока, суд признал наличие основания, предусмотренного пунктом "д" статьи 9 Соглашения 1992 года, для отказа в приведении в исполнение иностранного судебного решения.
3. Заявление о признании и исполнении иностранного судебного решения, вынесенное против лица, в отношении которого подано заявление о признании его банкротом и вынесено определение о введении наблюдения, рассматривается в деле о банкротстве.
Иностранная компания обратилась в арбитражный суд, рассматривающий дело о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью, с заявлением о признании и принудительном исполнении решения, вынесенного иностранным судом, о взыскании с общества с ограниченной ответственностью (далее - должник) суммы долга за ненадлежащее исполнение договора.
Должник в отзыве на заявление просил оставить заявление без удовлетворения, указав, что данное требование является самостоятельным и должно быть рассмотрено в отдельном производстве.
Арбитражный суд рассмотрел заявление по существу, исходя из следующего.
В соответствии с пунктом 1 статьи 63 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О банкротстве (несостоятельности)" с момента вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения в связи с принятием заявления о признании должника банкротом все имущественные требования к должнику могут быть предъявлены только с соблюдением установленного Законом порядка.
Поскольку на момент рассмотрения заявления о признании и исполнении иностранного судебного решения арбитражным судом, рассматривающим заявление о признании должника несостоятельным (банкротом), вынесено определение о введении наблюдения, имущественные требования к должнику должны быть предъявлены в арбитражный суд, рассматривающий дело о его несостоятельности (банкротстве). В этом случае они будут включены в реестр требований кредиторов и при признании должника банкротом удовлетворены в порядке, установленном названным Законом. В реестр требований кредиторов также включаются иностранные судебные решения, легализованные в отдельном производстве.
4. Арбитражный суд при рассмотрении заявления о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда не вправе пересматривать решение иностранного суда по существу.
В арбитражный суд обратилось зарегистрированное в Республике Казахстан акционерное общество (далее - заявитель) с заявлением о признании и приведении в исполнение решения суда города Астаны (Республика Казахстан) о взыскании с российского акционерного общества (далее - должник) основного долга и договорной неустойки.
Должник в отзыве на заявление просил отказать в его удовлетворении со ссылкой на то, что иностранный суд не исследовал обстоятельств дела полно и объективно.
Суд не нашел оснований для отказа в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда в связи со следующим.
Российская Федерация и Республика Казахстан являются участниками Соглашения 1992 года, которое регулирует условия и порядок взаимного признания и приведения в исполнение судебных решений, вынесенных в государствах - участниках этого Соглашения.
Статья 9 Соглашения 1992 года содержит перечень оснований для отказа в приведении в исполнение решений иностранных судов, который не подлежит расширительному толкованию. Кроме того, часть 4 статьи 243 АПК РФ прямо предусматривает, что при рассмотрении заявления о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда арбитражный суд не вправе пересматривать решение иностранного суда по существу.
Приведенный должником довод о неполном исследовании судом Республики Казахстан обстоятельств дела в перечне оснований, изложенных в статье 9 Соглашения 1992 года, не содержится.
Поскольку довод должника касается переоценки конкретных обстоятельств дела, установленных иностранным судом, и затрагивает существо принятого решения, он может служить основанием для обжалования судебного акта в стране его вынесения, но не может являться предметом рассмотрения дела о признании и приведении в исполнение арбитражным судом Российской Федерации данного судебного акта.
При таких обстоятельствах суд удовлетворил заявление о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда.
5. Арбитражный суд удовлетворяет заявление о признании и приведении в исполнение иностранного судебного решения при наличии доказательств, свидетельствующих о том, что российским судом вынесено вступившее в законную силу решение по другому спору между теми же лицами.
В арбитражный суд обратилась зарегистрированная в Республике Казахстан компания (далее - заявитель) с заявлением о признании и приведении в исполнение решения суда Республики Казахстан о взыскании с российского акционерного общества (далее - должник) суммы долга за ненадлежащее исполнение договора поставки зерноуборочных комбайнов в адрес заявителя.
Должник в отзыве на заявление просил отказать в его удовлетворении, указывая на то, что арбитражным судом вынесено вступившее в законную силу решение по спору между заявителем и должником, возникшему из договора поставки между теми же сторонами.
Суд, рассматривая заявление, установил следующее.
Российская Федерация и Республика Казахстан являются участниками Соглашения 1992 года, которое регулирует условия и порядок взаимного признания и исполнения судебных решений, вынесенных в государствах - участниках указанного Соглашения.
Статья 9 Соглашения 1992 года содержит перечень оснований для отказа в признании и приведении в исполнение решений иностранных судов. В пункте "а" этой статьи в качестве такого основания предусматривается наличие вынесенного судом запрашиваемого государства - участника названного Соглашения и вступившее в силу решение по делу между теми же сторонами, о том же предмете и по тому же основанию.
В арбитражном суде рассматривался спор, вытекающий из договора, заключенного между теми же сторонами, и касающийся купли-продажи запасных частей для уборочных машин. Таким образом, предмет рассмотренного в иностранном суде спора и предмет заявленных в арбитражном суде требований не совпадали.
Учитывая данные обстоятельства, суд не нашел оснований, препятствующих признанию и приведению в исполнение иностранного судебного решения, и удовлетворил заявление.
6. Арбитражный суд при рассмотрении вопроса об извещении стороны, против которой принято решение, проверяет, не была ли она лишена возможности защиты в связи с отсутствием фактического и своевременного извещения о времени и месте рассмотрения дела.
Польский предприниматель (далее - заявитель) обратился в арбитражный суд с заявлением о признании и приведении в исполнение решения окружного суда в городе Ольштыне (Польша), в соответствии с которым российское общество с ограниченной ответственностью (далее - должник) обязано выплатить заявителю сумму основного долга и договорную неустойку за ненадлежащее исполнение договора.
В отзыве на заявление должник просил в удовлетворении заявления отказать, поскольку иностранным судом было нарушено его право на судебную защиту из-за ненадлежащего извещения о месте и дне судебного разбирательства.
Арбитражный суд установил, что при рассмотрении дела в суде в городе Ольштыне российский ответчик не присутствовал. Иностранный суд направил в установленном порядке извещение о месте и дне судебного разбирательства по адресу ответчика, указанному в контрактах, по которым возник спор. В качестве доказательства надлежащего извещения должника иностранный суд принял уведомление, из которого следовало, что извещение российской стороне было направлено по адресу: РФ, г. Калининград, площадь Мира, 9/11. Так как из материалов дела не следовало, что российская сторона изменила почтовый или юридический адрес, указанный в контрактах, иностранный суд сделал вывод о надлежащем извещении российского ответчика по последнему известному местонахождению и возможности рассмотрения дела без его участия.
В соответствии с пунктом 3 статьи 53 Договора между Российской Федерацией и Республикой Польша о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам от 16.09.1996, (далее - Договор) судебное решение, вынесенное на территории одной Договаривающейся Стороны, подлежит признанию и исполнению на территории другой Договаривающейся Стороны, если сторона в споре не была лишена возможности защиты своих прав, в частности если сторона, не принявшая участия в судебном разбирательстве, своевременно и в надлежащем порядке получила повестку о вызове в суд.
Арбитражный суд установил, что в контрактах, заключенных между заявителем и должником, указывался следующий адрес должника: РФ, г. Калининград, проспект Мира, 9/11. Доказательств того, что должник в момент направления окружным судом в городе Ольштыне повестки о вызове его в суд находился по другому адресу: РФ, г. Калининград, площадь Мира, 9/11, в иностранном судебном решении не содержалось.
Заявителем доказательств фактического вручения должнику извещения также не представлено.
Исходя из этих обстоятельств, суд пришел к выводу, что в данном случае должник не имел возможности узнать о месте и дне судебного разбирательства и принять в нем участие.
На основании статьи 53 названного Договора в признании и приведении в исполнение иностранного судебного решения было отказано.
7. Арбитражный суд выносит определение о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда при условии, что это решение вступило в законную силу в соответствии с законодательством государства, на территории которого оно принято.
Китайская компания по импорту и экспорту продукции легкой промышленности обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании и приведении в исполнение решения народного суда средней инстанции города Муданьцзян провинции Хэйлунцзян (КНР) о солидарном взыскании с российского общества с ограниченной ответственностью (далее - должник) суммы основного долга и процентов.
Должник в отзыве на заявление возражал против его удовлетворения, указывая на то, что решение иностранного суда не вступило в силу.
Рассматривая заявление, арбитражный суд установил следующее.
В 2001 году решением названного иностранного суда в пользу китайской компании по импорту и экспорту продукции легкой промышленности взыскана сумма долга с российского общества с ограниченной ответственностью.
Договором между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой о правовой помощи по гражданским и уголовным делам от 19.06.1992 (далее - Договор) Договаривающиеся Стороны приняли на себя обязанность признавать и исполнять на своей территории судебные решения по гражданским делам, вынесенные на территории другой Стороны.
Пунктом 2 статьи 17 Договора предусмотрено, что к ходатайству о признании и исполнении судебного решения должны быть приложены:
1) копия судебного решения, заверенная судом; если в копии отсутствует четкое указание на то, что решение вступило в силу и может быть исполнено, должен быть также приложен один экземпляр справки суда об этом;
2) документ, удостоверяющий, что стороне, не принявшей участия в процессе, было в установленном законом порядке вручено извещение о вызове в суд;
3) заверенный перевод соответствующих документов.
При исследовании и оценке доказательств, представленных заявителем в обоснование заявления о признании и приведении в исполнение судебного решения, суд установил, что решение народного суда средней инстанции города Муданьцзян провинции Хейлунцзян вступило в законную силу.
В подтверждение вступления в силу вынесенного этим иностранным судом решения арбитражным судом принято во внимание опубликование решения в газете "Народный суд" от 25.10.2001 (всеобщее издание КНР), а также то обстоятельство, что должник подтвердил факт необжалования данного решения. Кроме того, арбитражным судом принято во внимание сообщение (справка) суда, вынесшего решение, о вступлении судебного акта в законную силу, свидетельство о доставке решения сторонам, легализированные в установленном порядке и представленные в суд заявителем.
Не установив оснований, предусмотренных статьей 20 Договора для отказа в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда, суд вынес определение о признании и приведении в исполнение решения народного суда средней инстанции города Муданьцзян провинции Хзйлунцзян (КНР).
8. Арбитражный суд вправе отказать в признании и приведении в исполнение иностранного судебного решения, если установит, что это решение вынесено по спору, отнесенному к исключительной компетенции арбитражных судов в Российской Федерации.
Российское общество с ограниченной ответственностью (далее - общество) обратилось в арбитражный суд с иском к украинскому обществу с ограниченной ответственностью о признании недействительным контракта купли-продажи воздушного судна.
Решением суда первой инстанции, оставленным в силе постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении искового требования было отказано. Суды сочли, что в соответствии с решением хозяйственного суда Украины контракт недействителен и собственником воздушного судна является украинская компания.
Суды не учли, что в отношении решения хозяйственного суда Украины не была возбуждена процедура признания и приведения в исполнение на территории Российской Федерации.
Общество подало в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации заявление о пересмотре указанных судебных актов в порядке надзора. Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении и отзыве на него, Президиум пришел к следующим выводам.
Российская Федерация и Украина являются участниками Соглашения 1992 года. В силу статьи 7 названного Соглашения государства - его участники - взаимно признают и исполняют вступившие в законную силу решения компетентных судов.
В соответствии со статьей 8 Соглашения 1992 года приведение в исполнение решения иностранного суда производится по ходатайству заинтересованной стороны. Согласно части 2 статьи 241 АПК РФ вопросы признания и приведения в исполнение решения иностранного суда разрешаются арбитражным судом по заявлению стороны в споре, рассмотренном иностранным судом. Такое заявление в арбитражные суды Российской Федерации не подавалось.
Суды не учли также следующее.
Воздушное судно территорию Российской Федерации никогда не покидало, постоянно находилось в ангаре аэропорта на территории Российской Федерации.
Судно было внесено в Государственный реестр гражданских воздушных судов Российской Федерации.
В соответствии с российским законодательством воздушное судно, подлежащее государственной регистрации, признается недвижимым имуществом (статья 130 ГК РФ).
В отношении иностранных решений, вынесенных по спорам, предметом которых является такого рода имущество, Соглашение 1992 года и российское процессуальное законодательство предусматривают особое регулирование.
Согласно пункту "в" статьи 9 Соглашения 1992 года в приведении в исполнение решения иностранного суда может быть отказано, если спор в соответствии с Соглашением разрешен некомпетентным судом. В силу положений пункта 3 статьи 4 Соглашения 1992 года иски субъектов хозяйствования о праве собственности на недвижимое имущество рассматриваются исключительно судом государства - участника СНГ, на территории которого находится имущество.
АПК РФ также предусматривает, что решение иностранного суда может быть признано и приведено в исполнение на территории Российской Федерации в том случае, если дело, рассмотренное в иностранном суде, не относится к исключительной компетенции суда в Российской Федерации (пункт 3 части 1 статьи 244).
В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 248 АПК РФ к исключительной компетенции арбитражных судов в Российской Федерации относятся дела по спорам, предметом которых является недвижимое имущество, если такое имущество находится на территории Российской Федерации, или права на него.
Хозяйственным судом Украины было признано за украинской компанией право собственности на указанное воздушное судно. Таким образом, иностранный суд рассмотрел спор, предметом которого являлось право собственности на недвижимое имущество, находящееся на территории Российской Федерации и внесенное в Государственный реестр гражданских воздушных судов Российской Федерации.
Исходя из положений пункта 3 статьи 4 Соглашения 1992 года, статьи 248 АПК РФ такой спор не может быть рассмотрен хозяйственным судом Украины.
Следовательно, решение хозяйственного суда Украины не может быть признано в Российской Федерации и не может являться основанием для удовлетворения или отказа в удовлетворении искового заявления, касающегося недвижимого имущества, находящегося на территории Российской Федерации и внесенного в российский государственный реестр.
С учетом изложенного Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации названные судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Процессуальные особенности рассмотрения заявлений об оспаривании решений третейских судов и международных коммерческих арбитражей
9. Арбитражный суд прекращает производство по делу об отмене решения третейского суда в случае, если установит наличие в третейском соглашении положения о том, что решение третейского суда является окончательным.
Российское предприятие (далее - заявитель) обратилось в арбитражный суд с заявлением об отмене решения регионального третейского суда.
Определением суда первой инстанции производство по делу прекращено на основании пункта 1 части 1 статьи 150 АПК РФ.
Заявитель подал кассационную жалобу с просьбой об отмене определения и о направлении дела в суд первой инстанции для рассмотрения заявленного требования по существу.
Суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения кассационной жалобы.
Как следовало из материалов дела, решением третейского суда с заявителя (покупателя) в пользу общества с ограниченной ответственностью (поставщика) была взыскана сумма расходов на приобретение последним товаров у другого лица и сумма расходов по уплате третейского сбора.
Полагая, что данное решение нарушает основополагающие принципы российского права, заявитель обратился в арбитражный суд с заявлением о его отмене.
Суд первой инстанции установил следующее.
Предметом третейского разбирательства был спор, связанный с исполнением договора поставки. Договор предусматривал: все споры, связанные с настоящим договором, в том числе касающиеся его существования, действительности, прекращения и исполнения, подлежат рассмотрению в определенном региональном третейском суде в соответствии с его регламентом; решение третейского суда является окончательным.
Согласно статье 230 АПК РФ решение третейского суда по спорам, возникающим из гражданских правоотношений при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности может быть оспорено лицами, участвующими в третейском разбирательстве, путем подачи заявления в арбитражный суд об отмене решения третейского суда.
Федеральный закон от 24.07.2002 N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" также содержит положения об оспаривании решений третейских судов. Однако статьей 40 указанного Закона определено, что решение третейского суда может быть оспорено участвующей в деле стороной путем подачи заявления об отмене решения в компетентный суд в течение трех месяцев со дня получения стороной, подавшей заявление, решения третейского суда, если в третейском соглашении не предусмотрено, что решение третейского суда является окончательным.
Суд первой инстанции выяснил, что третейское соглашение содержало условие об окончательности решения третейского суда. Соглашение и указанное условие были подписаны надлежащими лицами в пределах их полномочий. Исходя из изложенного, арбитражный суд посчитал волю сторон на придание решению третейского суда характера окончательного решения установленной и прекратил производство по делу на основании пункта 1 части 1 статьи 150 АПК РФ.
Суд кассационной инстанции, оставив судебный акт первой инстанции без изменения, указал, что в силу части 4 статьи 238 АПК РФ при рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда арбитражный суд проверяет наличие или отсутствие оснований, предусмотренных статьей 239 Кодекса. Данные основания аналогичны основаниям для отмены арбитражным судом решения третейского суда, определенным статьей 233 Кодекса, в связи с чем нарушения, допущенные при рассмотрении дела третейским судом и являющиеся основаниями для отмены решения, могут быть обнаружены на стадии выдачи исполнительного листа. При таких обстоятельствах прекращение производства по настоящему делу не лишает заявителя возможности дальнейшей судебной защиты своих прав и законных интересов.
10. Арбитражный суд не вправе отменить решение международного коммерческого арбитража, если оно вынесено в государстве, не участвующем в Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 года.
Российское открытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением об отмене арбитражного решения, вынесенного международным коммерческим арбитражем ad hoc (Стокгольм, Швеция), о взыскании денежных средств с заявителя по иску швейцарской и австрийской компаний.
Определением суда первой инстанции заявленное требование удовлетворено.
Суд кассационной инстанции оставил определение без изменения.
Рассматривая заявление об отмене иностранного арбитражного решения, суды руководствовались частью 5 статьи 230 АПК РФ, согласно которой в предусмотренных международным договором Российской Федерации случаях в соответствии с параграфом 1 главы 30 названного Кодекса может быть оспорено иностранное арбитражное решение, при принятии которого применены нормы законодательства Российской Федерации.
Поскольку заключившие арбитражное соглашение стороны имели свое местонахождение в Австрии и Российской Федерации - участниках Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 года, арбитражные суды, руководствуясь статьей 1 Конвенции, сделали вывод о том, что к решению указанного суда ее положения применяются.
Между тем судами не было учтено следующее.
Решение международного коммерческого арбитража ad hoc (Стокгольм, Швеция), заявление об отмене которого подано в арбитражный суд Российской Федерации, вынесено с применением Закона Швеции "Об арбитраже" 1999 года. Применимым материальным правом являлось право Российской Федерации, производство велось на русском языке, спор рассматривался российскими арбитрами.
Пункт 1 статьи IX Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 года предусматривает возможность отмены арбитражного решения в государстве, в котором или по закону которого это решение было вынесено. Однако данный пункт применяется только в отношении государств, участвующих в этой Конвенции. Швеция государством - участником Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 года не является.
Статья IX названной Конвенции не затрагивает вопросов, связанных с возможностью, основаниями и порядком отмены арбитражных решений государствами, не являющимися участниками Конвенции. Такие вопросы регулируются внутренним законодательством соответствующих государств и международными договорами.
Поэтому условие этой Конвенции о том, что решение международного коммерческого арбитража может быть отменено в Российской Федерации, к решениям, вынесенным в Швеции, не применяется.
Закон Швеции "Об арбитраже" 1999 года допускает отмену арбитражного решения в течение трех месяцев с даты получения стороной его окончательного текста и применяется к арбитражным разбирательствам, имевшим место в Швеции, независимо от наличия в споре международного элемента (статьи 33, 34, 46 Закона). Следовательно, решение, заявление об отмене которого подано в арбитражный суд Российской Федерации, может быть оспорено в Швеции.
При таких обстоятельствах Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дело по заявлению открытого акционерного общества об отмене решения международного коммерческого арбитража ad hoc (Стокгольм, Швеция) на основании пункта 1 части 1 статьи 150 АПК РФ прекратил.
11. Арбитражный суд отменяет решение третейского суда в части, касающейся лица, не участвующего в третейском разбирательстве, о правах и обязанностях которого было принято решение.
Общество с ограниченной ответственностью (далее - общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением об отмене решения третейского суда, которым были признаны недействительными все сделки, совершенные обществом в период с 01.03.2002 по 01.12.2002. В обоснование своего требования общество указывало на то, что решение содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения.
В отзыве на заявление компания - истец в третейском разбирательстве - возражала против удовлетворения заявления, указывая на невозможность пересмотра решения третейского суда по существу.
Определением суда первой инстанции в удовлетворении заявления отказано. Суд указал, что приведенные обществом доводы касаются обстоятельств дела, которым дана оценка при рассмотрении спора в третейском суде. В силу положений части 1 статьи 233 АПК РФ арбитражный суд не вправе пересматривать решение третейского суда по существу.
Закрытое акционерное общество - лицо, не участвовавшее в судебном разбирательстве в первой инстанции (далее - акционерное общество), - обжаловало определение в суд кассационной инстанции и просило отменить решение третейского суда по основаниям, предусмотренным пунктом 3 части 2 статьи 233 АПК РФ.
Компания в отзыве на кассационную жалобу возражала против ее удовлетворения и просила прекратить производство по делу, ссылаясь на часть 2 статьи 230 АПК РФ, устанавливающую, что оспаривание решений третейских судов по спорам, возникающим из гражданских правоотношений при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, может быть осуществлено лицами, участвующими в третейском разбирательстве. Акционерное общество не являлось стороной третейского разбирательства, не участвовало в процессе, поэтому не обладает правом на заявление требования об отмене решения третейского суда и соответственно не обладает правом на обжалование судебного акта, вынесенного по результатам рассмотрения указанного заявления.
Суд кассационной инстанции отклонил этот довод компании на основании статьи 42 АПК РФ (лица, не участвовавшие в деле, о правах и обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, вправе обжаловать этот судебный акт. Такие лица пользуются правами и несут обязанности лиц, участвующих в деле) и статьи 4 АПК РФ (заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов).
Проверяя законность определения, вынесенного судом первой инстанции, суд кассационной инстанции установил следующее.
В третейский суд был передан спор, касающийся недействительности договора, заключенного между компанией и обществом. Договор содержал соглашение о передаче всех споров, возникающих из него, включая спор о его недействительности, в третейский суд. Между тем третейский суд вынес решение, в соответствии с которым все сделки, заключенные обществом в период с 01.03.2002 по 01.12.2002, признаны недействительными. В результате недействительным был признан и договор поставки, заключенный между обществом и акционерным обществом.
Акционерное общество не было уведомлено об избрании третейских судей, о времени и месте заседания третейского суда. О решении третейского суда акционерное общество узнало от общества после вынесения данного решения.
В соответствии с пунктом 3 части 2 статьи 233 АПК РФ решение третейского суда может быть отменено, если сторона, обратившаяся в арбитражный суд с заявлением об отмене решения третейского суда, представит доказательства того, что решение третейского суда вынесено по спору, не предусмотренному третейским соглашением или не подпадающему под его условия, либо содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения.
Учитывая, что третейский суд признал недействительными все сделки, совершенные обществом в период с 01.03.2002 по 01.12.2002, а соглашение о передаче споров в третейский суд было заключено в отношении споров, вытекающих из договора, заключенного между компанией и обществом, суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что решение в отношении договоров, заключенных обществом с третьими лицами, выходит за пределы третейского соглашения.
Согласно пункту 3 части 2 статьи 233 АПК РФ в том случае, когда постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением, арбитражный суд может отменить только ту часть решения третейского суда, которая содержит постановления по вопросам, не охватываемым соглашением о передаче спора на рассмотрение третейского суда.
Принимая во внимание, что компетенция третейского суда основана на договоре, заключенном между компанией и обществом, учитывая, что третейский суд признал недействительными все договоры, заключенные обществом в период с 01.03.2002 по 01.12.2002, в том числе и указанный договор поставки, кассационный суд пришел к выводу о том, что решение третейского суда подлежит отмене в части, касающейся признания недействительными договоров общества с третьими лицами, как принятое по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения. В части признания недействительным договора, заключенного между компанией и обществом, решение третейского суда отмене не подлежит.
12. При рассмотрении заявления об отмене решения третейского суда арбитражный суд не вправе пересматривать решение по существу.
Предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением об отмене решения третейского суда, которым с предпринимателя в пользу общества с ограниченной ответственностью (далее - общество) взыскана задолженность за выполненные строительные работы и пени за просрочку их оплаты.
Определением суда первой инстанции решение третейского суда отменено.
Общество обратилось в суд кассационной инстанции с просьбой об отмене определения с указанием на то, что решение третейского суда является законным и обоснованным по существу спора, вынесено в соответствии с обстоятельствами дела, выясненными судом на основе полного и всестороннего исследования доказательств.
При проверке законности определения судом кассационной инстанции установлено следующее.
Предприниматель, обратившийся в арбитражный суд, считал, что решение третейского суда является незаконным и необоснованным по существу спора. В заявлении содержалось ходатайство об истребовании из третейского суда материалов дела. В отзыве на заявление общество в обоснование законности вынесенного решения также ходатайствовало об истребовании материалов дела из третейского суда.
Суд ходатайства удовлетворил.
Исследовав материалы дела, суд первой инстанции пришел к выводу о неправильном применении третейским судом положений статьи 753 ГК РФ, что является основанием для его отмены.
Суд кассационной инстанции этот вывод признал необоснованным.
Часть 2 статьи 232 АПК РФ предусматривает: при подготовке дела к судебному разбирательству по ходатайству обеих сторон третейского разбирательства судья может истребовать из третейского суда материалы дела, решение по которому оспаривается в арбитражном суде, по правилам, которые предусмотрены Кодексом для истребования доказательств. В соответствии с частью 4 этой же статьи при рассмотрении дела арбитражный суд в судебном заседании устанавливает наличие или отсутствие оснований для отмены решения третейского суда, предусмотренных статьей 233 Кодекса, путем исследования представленных в суд доказательств в обоснование заявленных требований и возражений.
В статье 233 АПК РФ и статье 42 Федерального закона от 24.07.2002 N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" (далее - Закон) имеется перечень оснований, только при наличии которых решение третейского суда может быть отменено. В пункте 1 статьи 46 Закона содержится прямой запрет для арбитражного суда ставить под сомнение обоснованность решения, принятого третейским судом.
Из данных норм АПК РФ и Закона следует, что при исследовании материалов дела, в том числе истребованных из третейского суда, арбитражный суд ограничивается установлением наличия или отсутствия оснований для отмены решения третейского суда.
Суд первой инстанции сделал вывод о наличии оснований для отмены решения третейского суда в связи с неправильным применением положений статьи 753 ГК РФ, переоценив, по сути, конкретные обстоятельства дела и рассмотрев спор о взыскании денежных средств по существу.
Тем самым арбитражный суд вышел за пределы своей компетенции, определяемой в соответствии с требованиями пункта 1 статьи 31, статьи 233 АПК РФ, статьи 5 Закона, исходя из которых полномочия по рассмотрению по существу спора, отнесенного к компетенции третейского суда, возложены на третейский суд.
Поскольку иных оснований, предусмотренных статьей 233 АПК РФ, для отмены решения третейского суда предприниматель не привел, а суд кассационной инстанции не нашел, определение суда первой инстанции об отмене решения третейского суда было отменено, в удовлетворении заявления отказано.
Производство по делам о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решений третейского суда и о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражей
13. Арбитражный суд вправе вынести определение об объединении дел по заявлениям об отмене решения третейского суда и о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в случае, если заявление об отмене решения и заявление о выдаче исполнительного листа поданы в один арбитражный суд.
Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с заявлением об отмене решения третейского суда. В этом же арбитражном суде было принято к производству заявление открытого акционерного общества о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение того же решения третейского суда.
Арбитражный суд объединил дела в одно производство, исходя из следующего.
Часть 2 статья 130 АПК РФ предусматривает, что арбитражный суд первой инстанции вправе объединить несколько однородных дел, в которых участвуют одни и те же лица, в одно производство для совместного рассмотрения.
Суд установил, что лица, участвующие в делах об отмене решения и о выдаче исполнительного листа, одни и те же.
При рассмотрении заявления об отмене решения третейского суда и заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда арбитражный суд устанавливает основания для отмены решения и отказа в выдаче исполнительного листа, предусмотренные статьями 233 и 239 АПК РФ. Анализ данных норм позволяет сделать вывод о схожести оснований для отмены решения и отказа в выдаче исполнительного листа. При рассмотрении заявлений суд фактически дает оценку одним и тем же обстоятельствам дела.
Заявление об отмене решения и заявление о выдаче исполнительного листа являются основным и встречным требованиями. В соответствии с частью 3 статьи 132 АПК РФ встречный иск принимается арбитражным судом в случае, если удовлетворение встречного иска исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска; между встречным и первоначальным исками имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению дела. Согласно пункту 5 части 2 статьи 239 АПК РФ отмена решения третейского суда может явиться основанием для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение этого решения.
Поскольку между заявленными требованиями имеется непосредственная связь, а их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному разрешению спора, арбитражный суд правомерно объединил дела в одно производство.
14. Заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда рассматривается арбитражным судом по месту нахождения или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жительства неизвестно, по месту нахождения имущества должника.
Закрытое акционерное общество (далее - акционерное общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения межрегионального третейского суда, которым в его пользу с общества с ограниченной ответственностью (далее - общество) взыскана задолженность по договору.
Определением суда первой инстанции на основании пункта 1 части 1 статьи 129 АПК РФ заявление возвращено в связи с неподсудностью дела данному арбитражному суду.
В кассационной жалобе акционерное общество привело довод о том, что суд, возвращая заявление о выдаче исполнительного листа, неправильно применил нормы процессуального права, так как вопрос о подсудности должен решаться в соответствии с требованиями части 8 статьи 38 АПК РФ.
Общество в отзыве на кассационную жалобу указало, что положение части 3 статьи 236 АПК РФ, согласно которой заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подается в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жительства неизвестно, по месту нахождения имущества должника - стороны третейского разбирательства, является специальным, поэтому подлежит приоритетному применению.
Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемого судебного акта.
Возвращая заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения межрегионального третейского суда, суд первой инстанции исходил из правильного толкования положений части 8 статьи 38 АПК РФ.
Статья 38 АПК РФ содержит правило о подсудности споров, связанных с рассмотрением заявлений об оспаривании и о принудительном исполнении решений третейских судов, арбитражным судам субъекта Российской Федерации, на территории которого принято решение третейского суда.
Исходя из названной статьи к подсудности арбитражного суда субъекта Российской Федерации, на территории которого принято решение третейского суда, дело относится тогда, когда по нему одновременно одной стороной третейского разбирательства подано заявление об оспаривании решения третейского суда, а другой стороной третейского разбирательства - заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение указанного решения.
В соответствии с частью 1 статьи 236 АПК РФ правила, установленные параграфом 2 главы 30, применяются арбитражным судом при рассмотрении заявлений о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов. Таким образом, данный параграф содержит нормы, применяемые при рассмотрении заявлений об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение этих решений.
В связи с этим при отсутствии заявления об оспаривании решения третейского суда заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подается в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жительства неизвестно, по месту нахождения имущества должника.
Поскольку общество не оспаривало решение третейского суда, арбитражный суд, принимая во внимание, что местом нахождения должника является другой город, сделал правильный вывод относительно неподсудности ему настоящего дела по заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения межрегионального третейского суда.
15. Арбитражный суд компетентен рассматривать заявления об отмене, о признании и принудительном исполнении решений третейских судов и международных коммерческих арбитражей, вынесенных по экономическим спорам и иным делам, связанным с осуществлением экономической деятельности, и в тех случаях, когда такие решения приняты о правах и обязанностях физических лиц.
Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением об отмене решения третейского суда, принятого по спору, вытекающему из договора имущественного найма, заключенного между обществом и предпринимателем.
В отзыве на заявление предприниматель указал на то, что данное дело подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции, поскольку при заключении и исполнении договора он действовал не как индивидуальный предприниматель, а как гражданин.
Суд первой инстанции не принял во внимание указанный довод предпринимателя по следующим основаниям.
Как усматривалось из материалов дела, спор, рассмотренный в третейском суде, вытекал из договора, в соответствии с которым общество обязалось предоставить предпринимателю во временное владение имущество для его использования при реализации продуктов питания - постоянной предпринимательской деятельности предпринимателя.
Исходя из этих обстоятельств, суд сделал вывод о том, что оспариваемое решение третейского суда было вынесено по спору, возникшему при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности.
Согласно части 1 статьи 27 АПК РФ арбитражным судам подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.
Часть 3 статьи 22 ГПК РФ 2002 года устанавливает, что суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают дела за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов.
Статья 31 АПК РФ предусматривает, что арбитражным судам подведомственны дела об оспаривании решений третейских судов по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности.
В соответствии с частью 2 статьи 33 АПК РФ арбитражные суды рассматривают такие дела независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возник спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане.
С учетом изложенного суд первой инстанции признал, что оснований для прекращения производства по делу, предусмотренных статьей 150 АПК РФ, не имеется и заявление об отмене решения третейского суда подлежит рассмотрению в арбитражном суде.
Суд кассационной инстанции оставил определение суда первой инстанции без изменения.
16. Арбитражный суд вправе вынести определение о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда по спору с участием иностранного лица.
В арбитражный суд обратилась кипрская компания с заявлением о принудительном исполнении решения третейского суда о взыскании с российского предприятия задолженности за выполненные компанией по договору работы.
В отзыве на заявление предприятие ссылалось на отсутствие у третейского суда компетенции на рассмотрение данного спора, касающегося договора, заключенного между ним и иностранной компанией. По его мнению, третейский суд обладает компетенцией на рассмотрение споров только с участием российских лиц.
При рассмотрении дела суд исходил из следующего.
Заключенный между сторонами договор предусматривал, что все споры, которые могут возникнуть по договору или в связи с ним, подлежат рассмотрению в определенном третейском суде.
Пункт 2 статьи 1 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" (далее - Закон) определяет, что в третейский суд по соглашению сторон может быть передан любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом.
Согласно статье 2 Закона сторонами третейского разбирательства могут быть организации и юридические лица, граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющие статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном порядке, физические лица, которые предъявили в третейский суд иск в защиту своих прав и интересов либо которым предъявлен иск.
Таким образом, Закон прямо указывает на возможность рассмотрения в третейских судах споров с участием иностранных юридических и физических лиц.
В соответствии с Законом объем компетенции постоянно действующего третейского суда определяется в правилах такого суда, к которым относятся уставы, положения, регламенты, содержащие правила третейского разбирательства и утвержденные организацией - юридическим лицом, образовавшим постоянно действующий третейский суд (статья 2 Закона).
Согласно регламенту третейского суда этот суд разрешает споры в соответствии с установленной подведомственностью, независимо от национальной принадлежности спорящих сторон.
Таким образом, регламентом данного третейского суда установлена его компетенция на рассмотрение споров с участием иностранных юридических лиц.
Воля сторон на рассмотрение спора в определенном ими третейском суде в соответствии с его регламентом была выражена явно и четко. Предприятие принимало участие в третейском разбирательстве, во время которого не заявило об отсутствии у третейского суда компетенции.
Учитывая изложенное, суд сделал выводы, что спор рассмотрен третейским судом с соблюдением правил о компетенции, оснований, препятствующих принудительному исполнению решения третейского суда, предусмотренных статьей 239 АПК РФ, не имеется, и выдал исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда.
17. Арбитражный суд прекращает производство по заявлению о признании и приведении в исполнение решения международного коммерческого арбитража в случае, если заявитель отказался от заявленного требования до принятия определения, которым заканчивается рассмотрение указанного заявления.
Иностранная компания обратилась в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения международного коммерческого арбитража на территории Российской Федерации о взыскании с российского открытого акционерного общества (далее - общество) суммы неосновательного обогащения и арбитражных расходов.
При рассмотрении заявления суд установил следующее.
Между сторонами были заключены договоры фрахтования судов, содержащие арбитражные оговорки о рассмотрении споров по договорам в определенном международном коммерческом арбитраже на территории Российской Федерации в соответствии с его регламентом.
Согласно договорам собственник судов (общество) обязался за оговоренную плату предоставить фрахтователю (иностранной компании) в пользование и во владение на определенный срок суда для целей торгового мореплавания. В обязанность иностранной компании входила выплата ежемесячной бербоутной ставки за каждое переданное судно. В 1999 и 2000 годах суда были проданы, право собственности покупателя на них зарегистрировано. Между тем фрахтователь до мая 2001 года продолжал выплачивать фрахт прежнему собственнику.
Поскольку претензия фрахтователя к обществу о возврате излишне уплаченных сумм фрахта была оставлена без удовлетворения, он обратился в оговоренный в договорах международный коммерческий арбитраж. Арбитраж вынес решение о взыскании с ответчика суммы неосновательного обогащения и арбитражных расходов. Должник уклонился от добровольного исполнения решения, в связи с чем взыскатель обратился в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения арбитража.
До рассмотрения заявления в судебном заседании в суд поступило ходатайство заявителя об отказе от заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения международного коммерческого арбитража на том основании, что стороны намерены прийти к мировому соглашению. Должник против удовлетворения ходатайства не возражал.
Суд удовлетворил заявленное ходатайство, исходя из следующего.
На основании части 1 статьи 238 АПК РФ заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда рассматривается судьей единолично в срок, не превышающий месяца со дня его поступления в арбитражный суд, включая срок на подготовку дела к судебному разбирательству и вынесение определения, по правилам, предусмотренным настоящим Кодексом.
Согласно статье 45 АПК РФ заявители пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны, если иное не установлено Кодексом.
Исходя из статьи 44 АПК РФ сторонами в арбитражном процессе являются истец и ответчик. Часть 2 статьи 49 АПК РФ предусматривает право истца при рассмотрении дела в арбитражном суде любой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в суде соответствующей инстанции, отказаться от иска полностью или частично.
Пунктом 4 статьи 150 АПК РФ установлено, что если истец отказался от иска и отказ принят арбитражным судом, производство по делу подлежит прекращению.
Поскольку АПК РФ не предусматривает иного, право истца, определенное частью 2 статьи 49 Кодекса, в равной степени принадлежит и заявителю по делам о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов.
Арбитражный суд, проверив и установив, что отказ заявителя от требований о признании и принудительном исполнении решения третейского суда не противоречит действующему законодательству и не нарушает прав других лиц, на основании пункта 1 статьи 150 АПК РФ прекратил производство по делу.
18. Арбитражный суд рассматривает заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, утвердившего мировое соглашение, по правилам, предусмотренным главой 30 АПК РФ.
Общество с ограниченной ответственностью (далее - общество, заявитель) обратилось в арбитражный суд по месту нахождения крестьянско-фермерского хозяйства (далее - хозяйство) с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, рассмотревшего спор, вытекающий из договора займа.
Третейским судом было утверждено мировое соглашение между обществом и хозяйством на оговоренных ими условиях, а именно: общество уменьшило цену иска, отказавшись от части требования по возврату суммы займа и от требования об уплате процентов на сумму займа; хозяйство признало исковые требования общества с учетом их уменьшения, обязалось осуществлять возврат долга ежемесячно в оговоренной сторонами сумме. Мировое соглашение предусматривало подачу в соответствующий арбитражный суд заявления о выдаче исполнительного листа на решение третейского суда, утвердившего мировое соглашение.
Одновременно с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда заявитель подал ходатайство о рассмотрении дела в порядке упрощенного производства, указав, что поскольку решение третейского суда утверждает мировое соглашение, а требования заявителя носят бесспорный характер, то это согласно статье 226 АПК РФ является условием для рассмотрения дела в порядке, предусмотренном главой 29 Кодекса.
Арбитражный суд, рассмотрев ходатайство, не нашел оснований для его удовлетворения.
В силу статьи 32 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" третейский суд утверждает мировое соглашение и принимает решение об утверждении мирового соглашения. В соответствии со статьей 236 АПК РФ арбитражные суды рассматривают заявления о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов. Кодекс не устанавливает исключений в отношении решений третейских судов, утверждающих мировые соглашения.
Статья 239 АПК РФ предоставляет должнику право на стадии рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда заявить об основаниях, препятствующих этому. Кодекс не исключает возможности для должника заявить возражения против решения третейского суда, утвердившего мировое соглашение. Кроме того, часть 3 статья 238 прямо устанавливает необходимость извещения сторон о времени и месте судебного разбирательства, что не позволяет рассматривать дело в порядке упрощенного производства.
В связи с этим производство по выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов ведется по общим правилам главы 30 АПК РФ.
Пункт 3 статьи 32 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" предусматривает, что по результатам рассмотрения вопроса об утверждении мирового соглашения третейский суд принимает решение. Поскольку АПК РФ не устанавливает особого порядка рассмотрения заявлений о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов, они рассматриваются в общем порядке в соответствии с параграфом 2 главы 30 Кодекса.
При рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда арбитражный суд проверяет основания, препятствующие его выдаче, предусмотренные статьей 239 АПК РФ, в частности рассматривает вопрос об отсутствии нарушения прав третьих лиц в результате заключения мирового соглашения.
В данном случае арбитражный суд не нашел оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда об утверждении мирового соглашения и выдал исполнительный лист о взыскании оговоренных в третейском решении сумм основного долга и процентов, утвержденных мировым соглашением.
19. Определение арбитражного суда о возвращении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда обжалуется в суд кассационной инстанции.
Предприниматель (далее - заявитель) обратился в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения межрегионального третейского суда.
Определением суда первой инстанции производство по делу прекращено на основании пункта 1 части 1 статьи 150 АПК РФ.
Заявитель обжаловал определение в суд апелляционной

12
Фалькович Марк., советник Управления анализа и обобщения судебной практики ВАС РФ, кандидат юридических наук, заслуженный юрист России.

Одной из задач судопроизводства в арбитражных судах согласно п. 3 ст. 2 АПК РФ является справедливое публичное разбирательство в установленный законом срок независимым и беспристрастным судом. Справедливость судебного разбирательства неразрывно связана с понятием беспристрастного суда. Эти критерии судопроизводства обеспечиваются действующим по правилам гл. 3 АПК РФ институтом отвода судьи и других лиц, содействующих осуществлению правосудия. Основания, при наличии которых судья не вправе участвовать в рассмотрении дела и подлежит отводу, названы в ч. 1 ст. 21 Кодекса. Необходимо учитывать, что для отвода судьи достаточно хотя бы одного из указанных в этой статье оснований.

Пунктом 1 ч. 1 ст. 21 АПК РФ установлено, что судья не может участвовать в рассмотрении дела и подлежит отводу, если он при предыдущем рассмотрении данного дела участвовал в нем в качестве судьи, и его повторное участие в рассмотрении дела в соответствии с АПК РФ является недопустимым.
Требования о недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении дела предусмотрены в ст. 22 Кодекса, которая устанавливает, что судья, рассматривавший дело в суде какой-либо инстанции, не может его же рассматривать в суде вышестоящей и нижестоящей инстанций.
Что касается возможности рассмотрения дела судьей, принявшим решение, после отмены этого решения судом кассационной инстанции или в порядке надзора, то следует учитывать, что в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 287 и п. 2 ч. 1 ст. 305 АПК РФ суд кассационной инстанции и Президиум ВАС РФ, отменяя судебный акт полностью или в части и направляя на новое рассмотрение, могут указать на необходимость рассмотрения дела в ином судебном составе. Из этого, в частности, следует, что заявления об отводе и самоотводе судьи, участвовавшего в предыдущем рассмотрении дела, в данном случае не требуется, поскольку вопрос о замене судьи решен судом вышестоящей инстанции.
В числе основании отвода судьи Кодекс предусматривает участие судьи при предыдущем рассмотрении данного дела в качестве прокурора, помощника судьи, секретаря судебного заседания, представителя, эксперта, переводчика или свидетеля, а также в качестве судьи иностранного суда, третейского суда или арбитража (п. п. 2, 3 ч. 1 ст. 21).
Подлежит отводу судья, если он является родственником лица, участвующего в деле, или его представителя (п. 4 ч. 1 ст. 21 Кодекса), поскольку наличие родства может поставить под сомнение беспристрастность судьи. В связи с этим возникает вопрос об определении степени родства, которое может служить препятствием к участию судьи в деле. Кодекс на этот вопрос ответа не дает. Думается, что при его решении следует исходить из норм семейного законодательства. Целесообразно, чтобы соответствующие разъяснения дал Пленум ВАС РФ, истолковав понятие родства при применении ч. 2 ст. 21 АПК РФ, которая устанавливает, что в состав арбитражного суда, рассматривающего дело, не могут входить лица, являющиеся родственниками. Хотя Кодекс не указывает последствий нарушения этого правила, несомненно, вхождение родственников в состав суда, рассматривающего дело, является основанием для отвода соответствующих судей.
Согласно п. 5 ч. 1 ст. 21 АПК РФ судья подлежит отводу, если он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности. Практика показывает, что наиболее частым основанием отвода судей является именно этот мотив. При его оценке необходимо проверять, имеются ли у судьи личные предубеждения или пристрастия к одной из сторон по делу, например неприязненные или дружественные отношения. Названные обстоятельства должны быть доказаны, так как до этого, разумеется, действует презумпция беспристрастности и незаинтересованности судьи в исходе дела.
Отводу, согласно п. 6 ч. 1 ст. 21 Кодекса, подлежит и судья, если он находится или ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя. Такая зависимость может вызвать сомнение в беспристрастности судьи.
Пункт 7 ч. 1 ст. 21 Кодекса предусматривает невозможность участия в рассмотрении дела судьи и его отвод в случае, когда он делал публичные заявления или давал оценку по существу рассматриваемого дела. Такие последствия вытекают из того, что свое отношение к делу судья обязан выразить только в судебном акте, принятом в соответствии с процессуальным законом. Именно поэтому судья не имеет права делать заявления или высказывать суждения по существу рассматриваемого им дела до и в процессе его рассмотрения. Такие заявления и оценки должны рассматриваться как предрешение судьей своей позиции по делу, что недопустимо.
Часть 3 ст. 21 Кодекса содержит важные положения, касающиеся оснований для отвода арбитражного заседателя. Арбитражный заседатель подлежит отводу по основаниям, предусмотренным п. п. 1 - 4 ч. 1 ст. 21 АПК РФ. Обстоятельства, указанные в п. п. 5 - 7 ч. 1 ст. 21 Кодекса и ч. 2 этой статьи в качестве оснований для отвода арбитражного заседателя, не названы. Более того, в ч. 4 ст. 19 Кодекса предусмотрено, что при рассмотрении заявления стороны о привлечении к рассмотрению дела выбранной кандидатуры арбитражного заседателя суд обязан проверять, имеются ли установленные п. п. 1 - 4 ч. 1 ст. 21 Кодекса обстоятельства, при которых данный кандидат не может участвовать в качестве арбитражного заседателя в рассмотрении конкретного дела. Наличие указанных обстоятельств является основанием для отказа в удовлетворении заявления о привлечении к рассмотрению дела выбранной кандидатуры арбитражного заседателя. Таким образом, основания к отводу, предусмотренные п. п. 5 - 7 ч. 1, как и ч. 2 ст. 21 АПК РФ, при рассмотрении заявления и привлечении арбитражного заседателя к участию в деле даже не проверяются.
Ограничение оснований, по которым арбитражный заседатель не может быть привлечен к участию в деле, по сравнению с основаниями, установленными для судьи, представляются необоснованными, ничем не оправданными и противоречащими роли арбитражного заседателя в арбитражном процессе. Нельзя забывать, что согласно ч. ч. 5 и 6 ст. 19 Кодекса при рассмотрении дела арбитражные заседатели пользуются правами и несут обязанности судьи. Судья и арбитражный заседатель при рассмотрении дела, разрешении всех вопросов, возникающих при рассмотрении и принятии судебных актов, пользуются равными процессуальными правами. Таким образом, арбитражный заседатель выступает в судебном процессе наравне с судьей и в этом смысле от судьи ничем не отличается.
Отсюда следует, что требования, обеспечивающие справедливое и беспристрастное рассмотрение дела, и основания для отвода в одинаковой степени должны относиться как к профессиональному судье, так и к арбитражному заседателю. Не может участвовать в рассмотрении дела арбитражный заседатель, если имеются указанные выше обстоятельства, препятствующие этому и предусмотренные в п. п. 5 - 7 ч. 1 и в ч. 2 ст. 21 АПК РФ в отношении судьи. Как и для судьи, эти обстоятельства должны быть основанием для отвода арбитражного заседателя. Даже для помощника судьи, секретаря судебного заседания, эксперта и переводчика, то есть лиц, не участвующих в принятии судебного акта, а являющихся согласно ст. 54 Кодекса лишь содействующими осуществлению правосудия, основания отвода одинаковы с основаниями отвода судьи (ч. 1 ст. 23 Кодекса).
Приведенные соображения позволяют сделать вывод о необходимости внесения изменений в ст. ст. 21 и 19 АПК РФ и установления одинаковых оснований для отвода судьи и арбитражного заседателя.
В соответствии с ч. 1 ст. 24 Кодекса судья, арбитражный заседатель, помощник судьи, секретарь судебного заседания, эксперт, переводчик обязаны заявить самоотвод при наличии оснований, предусмотренных в ст. ст. 21 - 23 Кодекса. Эта норма сформулирована таким образом, что дает повод полагать, будто арбитражный заседатель должен взять самоотвод и при наличии оснований, указанных в п. п. 5 - 7 ч. ч. 1 и 2 ст. 21 АПК РФ. Представляется, что такое мнение не вытекает из ч. 1 ст. 24 Кодекса, поскольку в ней дается отсылка к ст. 21, которая, как указано выше, ограничивает основания отвода арбитражного заседателя определенными пунктами ч. 1 этой статьи и поэтому не позволяет применять ее пункты, не относящиеся к арбитражному заседателю. Но если даже согласиться с приведенным мнением, то нельзя признать логичным, что основания отвода и самоотвода арбитражного заседателя становятся различными. Изложенное подтверждает необходимость внесения названных изменений в Кодекс.
Как предусмотрено ч. 2 ст. 24 Кодекса, самоотвод или отвод должны быть мотивированы и заявлены до начала рассмотрения дела по существу. В связи с этим на практике возникают вопросы о возможности устных заявлений об отводе и заявлений об отводе в предварительном судебном заседании. На первый вопрос можно ответить таким образом: заявление об отводе должно быть сделано в письменной форме. Устное заявление об отводе можно допустить, если оно сделано в судебном заседании, в котором ведется протокол, и зафиксировано в этом протоколе. Что касается возможности заявить отвод в предварительном судебном заседании, то такая возможность должна быть признана, так как Кодекс предусматривает право заявлять отвод до начала рассмотрения дела по существу, то есть до начала судебного разбирательства. Если после начала рассмотрения дела по существу основания отвода или самоотвода становятся известны лицу, заявляющему отвод или самоотвод, соответствующее заявление рассматривается в ходе разрешения дела.
Статья 25 Кодекса регламентирует порядок разрешения заявленного отвода. В случае заявления отвода арбитражный суд заслушивает мнение лиц, участвующих в деле. Должно быть заслушано и мнение лица, которому заявлен отвод, если это лицо желает дать объяснения.
Вопрос об отводе судьи, рассматривающего дело единолично, или нескольких судей, либо всего состава суда при рассмотрении дела в коллегиальном составе разрешается председателем арбитражного суда, заместителем председателя арбитражного суда или председателем судебного состава.
В случаях, когда отвод заявлен судье, участвующему в коллегиальном рассмотрении, вопрос о его отводе разрешается этим же коллегиальным составом в его отсутствие. Судья считается отведенным, если за отвод проголосовало большинство судей или при равном числе голосов, поданных за отвод и против отвода.
Вопрос об отводе помощника судьи, секретаря судебного заседания, эксперта, переводчика разрешается составом суда, рассматривающим дело.
По результатам рассмотрения вопроса о самоотводе или об отводе выносится определение. Возможность обжалования такого определения Кодексом не предусмотрена. В отношении этого определения, как установлено ч. 2 ст. 188 АПК РФ, могут быть заявлены возражения при обжаловании судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу. Разумеется, такие возражения следует приводить лишь тогда, когда названное определение привело к принятию незаконного либо необоснованного решения.
При удовлетворении заявления об отводе наступают определенные последствия, предусмотренные в ст. 26 Кодекса. Судья, заявивший самоотвод, а также судья, в отношении которого удовлетворено заявление об отводе, заменяется другим судьей. Эта норма ч. 1 ст. 26 Кодекса корреспондирует с ч. 2 ст. 18, которая, определяя порядок формирования состава суда, предусматривает аналогичное правило замены судьи или одного из судей в случае заявленного и удовлетворенного самоотвода или отвода судьи в порядке, установленном Кодексом.
В случае удовлетворения заявления о самоотводе или об отводе судьи, либо нескольких судей, либо всего состава суда и их замены рассмотрение дела начинается сначала. Дело рассматривается в том же арбитражном суде, но в ином составе судей. Исключение из этого правила делается для случаев, когда в результате удовлетворения самоотводов и отводов новый состав суда для рассмотрения данного дела в том же арбитражном суде сформировать невозможно. В связи с этим дело передается в другой арбитражный суд того же уровня, о чем выносится определение в соответствии со ст. 39 АПК РФ. Невозможность сформировать новый состав судей для рассмотрения дела после удовлетворения отводов или самоотводов объясняется недостаточной численностью судей в некоторых арбитражных судах. Это правило, обусловленное чисто практическими соображениями, вместе с тем является одной из существенных гарантий, обеспечивающих беспристрастность суда.

Источник публикации: "Арбитражный и гражданский процесс", 2005, N 4 (05 марта 2005 г.)

13
АПК установил единый срок рассмотрения всех дел в арбитражном суде (статья 114). Он не должен превышать двух месяцев.
Течение этого срока начинается со дня поступления иска в арбитражный суд, а не на следующий день после этого.
В случае отмены определения о возврате искового заявления оно считается поданным в день первоначального обращения в арбитражный суд (ст. 108 АПК). Следовательно, и течение двухмесячного срока начинается здесь со дня, когда в суд поступило первоначальное исковое заявление, а не с момента прихода материалов из суда апелляционной инстанции.

Судебное разбирательство - это самостоятельная стадия арбитражного процесса, которая имеет свои специфические цели. Она предназначена для рассмотрения и разрешения спора по существу. Рассматривая дело, арбитражный суд должен непосредственно исследовать доказательства, установить фактические обстоятельства дела, выяснить права и обязанности сторон; разрешая дело, суд выносит законное и обоснованное решение, защищающее права организаций и граждан - предпринимателей.
Разбирательство дела происходит в заседании арбитражного суда с обязательным извещением лиц, участвующих в деле.
Судебное заседание можно разделить на несколько частей (этапов):
1) подготовительная часть;
2) рассмотрение дела по существу;
3) постановление и оглашение решения.

Каждая часть имеет свою специфическую задачу, свое содержание, место в судебном разбирательстве и предназначена только для разрешения определенного круга вопросов. Все части, имея определенную самостоятельность, тесно связаны между собой и последовательно сменяют одна другую.
Заседанием руководит, в случае коллегиального рассмотрения дела, председатель суда, его заместитель или судья арбитражного суда.
Председательствующий руководит заседанием от имени всего состава суда, обеспечивая всестороннее, полное и объективное выяснение всех обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон, других лиц, участвующих в деле.
Все судьи, входящие в состав данного суда, пользуются равными правами при рассмотрении всех вопросов, возникающих в ходе разбирательства дела и при вынесении решения. Все вопросы и разногласия решаются большинством голосов.
В ходе судебного разбирательства председательствующий не вправе ограничивать судей в возможности задавать вопросы лицам, участвующим в деле; снимать вопросы, поставленные перед лицами, участвующими в деле; комментировать высказывания и вопросы судей. Судьи арбитражного суда в заседании не должны прерывать своими комментариями и репликами заслушивание объяснений, вопросы, задаваемые другими судьями, указания и распоряжения председательствующего (п. 3.6 Регламента арбитражных судов).
В соответствии со ст. 113 АПК лица, участвующие в деле, извещаются о месте и времени судебного разбирательства определением, которое направляется им заказным письмом с уведомлением о вручении.
Лица, участвующие в деле, считаются извещенными, если определение направлено по почтовому адресу, указанному в исковом заявлении в соответствии с местонахождением, предусмотренным в учредительных документах.

В случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле, и отсутствия данных о вручении им извещений суд обязан отложить разбирательство дела. Это обусловлено введением в АПК нового правила, в соответствии с которым рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из участвующих в деле лиц, не извещенных надлежащим образом о времени и месте заседания, является безусловным основанием к отмене решения арбитражного суда (п. 2 ч. 3 ст. 158 АПК).
Если эти лица были извещены, но не явились по причинам, признанным судом уважительными, он вправе отложить разбирательство дела либо продолжить его, о чем выносится определение.
Если же истец, надлежащим образом извещенный о времени и месте судебного разбирательства, не явился в заседание арбитражного суда и не заявил ходатайство о рассмотрении дела без его участия, суд оставляет иск без рассмотрения в соответствии с п. 6 ст. 87 АПК.
При неявке извещенного ответчика спор может быть решен в его отсутствие (ч. 2 ст. 119 АПК).
В случае неявки в заседание свидетелей или экспертов суд выслушивает мнение лиц, участвующих в деле, о возможности рассмотреть дело в их отсутствие и выносит определение продолжить судебное разбирательство или отложить его.
В соответствии с ч. 2 ст. 115 АПК председательствующий должен определить порядок ведения заседания и исследования доказательств. Об этом выносится специальное определение. Как правило, вначале суд заслушивает объяснения истца и участвующего на его стороне третьего лица, затем - ответчика и участвующего на его стороне третьего лица. Лица, участвующие в деле, вправе задавать друг другу вопросы.
3. Действующий АПК существенно расширил содержание принципа гласности в арбитражном процессе. Лицам, участвующим в деле, и присутствующим в заседании арбитражного суда предоставлено право делать письменные заметки, вести стенограмму и звукозапись. Кино- и фотосъемка, видеозапись, а также трансляция судебного заседания по радио и телевидению допускаются с разрешения судьи, рассматривающего дело.

При подготовке дела к судебному разбирательству судья вправе предложить ответчику представить письменный отзыв на исковое заявление, а лицам, участвующим в деле, - дополнительные доказательства, необходимые для правильного рассмотрения дела.
Эти же процессуальные действия судья вправе совершить и в стадии судебного разбирательства, отложив рассмотрение дела.
Если указанные требования не выполнены, суд вправе рассмотреть дело по имеющимся в нем материалам. Вопрос о том, когда воспользоваться этим правом, решается в каждом случае по усмотрению арбитражного суда, исходя из конкретных обстоятельств дела.
Решение суда первой инстанции, вынесенное в соответствии с ч. 1 ст. 119 АПК по имеющимся в деле материалам, может быть обжаловано в апелляционном порядке. Однако апелляционный суд принимает дополнительные доказательства только в том случае, если заявитель обосновал невозможность их представления в суде первой инстанции по причинам, не зависящим от него (ст. 155 АПК).
2. В частях 2 и 3 ст. 119 АПК определены правовые последствия неявки в заседание арбитражного суда ответчика и истца.
Здесь необходимо помнить: прежде чем разрешать спор в отсутствие истца или ответчика, суд должен убедиться, что в деле имеются данные о вручении ему документов с извещением о времени и месте разбирательства дела.
Что касается истца, то в деле должно быть также и его заявление с просьбой рассмотреть дело в его отсутствие. Если истец был надлежащим образом извещен, но в деле нет такого заявления, иск может быть оставлен без рассмотрения в соответствии с п. 6 ст. 87 АПК.

Статья 120.
1. При разбирательстве дела арбитражный суд может столкнуться с обстоятельствами, препятствующими его рассмотрению по существу. В этом случае он должен отложить разбирательство, т.е. перенести рассмотрение дела по существу в другое судебное заседание, назначенное в точно определенное время в установленном месте.
В ст. 120 АПК установлены основания, правовые последствия, а также порядок оформления этого процессуального действия и извещения участников арбитражного процесса о времени и месте нового заседания арбитражного суда.
Основаниями, по которым рассмотрение дела откладывается, могут быть различные обстоятельства, например неявка: 1) кого-либо из лиц, участвующих в деле, если отсутствуют сведения о вручении им извещений о времени и месте разбирательства дела; 2) переводчика; 3) свидетелей, экспертов. Дело откладывается при отсутствии необходимых доказательств, без которых невозможно рассмотреть его по существу.
Перечень указанных выше и приведенных в ст. 120 АПК оснований не является исчерпывающим.
В определении суд указывает причины отложения дела, процессуальные действия, которые необходимо совершить, чтобы обеспечить возможность разбирательства в следующем судебном заседании (например, вызвать новых свидетелей, истребовать дополнительные письменные доказательства и т.п.), а также день и место его проведения. При этом день должен быть назначен с учетом времени, необходимого для вызова участников процесса или для истребования доказательств.
2. Присутствующим в заседании участникам процесса суд может объявить о времени и месте нового заседания под расписку, которая подшивается к материалам дела. Остальные извещаются по правилам ч. 2 ст. 120.
3. Новое разбирательство дела после его отложения начинается сначала, т.е. с подготовительной части судебного заседания (проверка явки участников процесса, объявление состава арбитражного суда и т.д.).

Статья 123. Протокол
1. В судебном заседании, а также при совершении отдельных процессуальных действий вне судебного заседания составляется протокол.
В протоколе судебного заседания указываются:
1) год, месяц, число и место судебного заседания;
2) наименование суда, рассматривающего дело, состав суда;
3) наименование дела;
4) сведения о явке лиц, участвующих в деле, и иных участников арбитражного процесса;
5) сведения о разъяснении лицам, участвующим в деле, и иным участникам арбитражного процесса их процессуальных прав и обязанностей;
6) определения, вынесенные судом без удаления из зала заседания;
7) устные заявления и ходатайства лиц, участвующих в деле;
Cool показания свидетелей, устные разъяснения экспертами своих заключений.
В протоколе о совершении отдельных процессуальных действий указываются также полученные данные.
2. Протокол ведет председательствующий в судебном заседании судья или другой судья состава, рассматривающего дело.
3. Протокол судебного заседания подписывается судьей, председательствующим в заседании, не позднее следующего после заседания дня.
Протокол о совершении отдельного процессуального действия составляется и подписывается судьей непосредственно после совершения этого действия.
4. Участники арбитражного процесса имеют право знакомиться с протоколом судебного заседания или процессуального действия и представлять замечания относительно полноты и правильности его составления в трехдневный срок после подписания протокола.
5. О принятии или отклонении замечаний на протокол судья выносит определение.

Протокол заседания арбитражного суда - это процессуальный письменный документ, удостоверяющий совершение (несовершение) участниками процесса действий, перечисленных в ст. 123 АПК. Он составляется о каждом судебном заседании, а также о совершении отдельных указанных в законе процессуальных действий.
Решение арбитражного суда подлежит отмене, если в деле отсутствует протокол судебного заседания или он не подписан председательствующим по делу (п. 7 ч. 3 ст. 158 АПК).
Протокол судебного заседания введен в арбитражный процесс впервые, чтобы укрепить гарантии защиты прав лиц, участвующих в деле. Он имеет важное доказательственное значение, поэтому его содержание, порядок составления и форма должны соответствовать требованиям закона.
2. Все вопросы, освещаемые в протоколе, должны излагаться в последовательности, указанной в законе (ст. 123 АПК).
Содержание протокола заседания арбитражного суда имеет свою специфику: в нем отражается не весь ход судебного разбирательства, а только сведения о тех действиях, которые перечислены в ч. 1 ст. 123 АПК, при условии, что они были совершены судом.
Протокол судебного заседания ведет, а затем должен подписать председательствующий не позднее следующего после заседания дня. В случае задержки с подписанием в течение трехдневного срока новый срок для представления замечаний на протокол начинается на следующий день после его подписания судьей.
Участники арбитражного процесса имеют право знакомиться с протоколом судебного заседания, протоколом процессуального действия и представлять свои замечания относительно полноты и правильности их составления в трехдневный срок после их подписания даже в том случае, если они подписаны не вовремя. Представленные замечания должны быть рассмотрены судьей. О принятии или отклонении замечаний на протокол судья выносит определение, которое не подлежит обжалованию. Замечания на протокол и определение судьи должны быть приобщены к делу.
Замечания, поданные с пропуском срока, возвращаются судьей без рассмотрения.



Задание 2. Производство в кассационной инстанции арбитражного судопроизводства.

Глава 21. ПРОИЗВОДСТВО В КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ
Статья 161.
Лица, участвующие в деле, вправе подать кассационную жалобу на решение арбитражного суда, вступившее в законную силу, и постановление апелляционной инстанции.


Право кассационного обжалования арбитражных решений (постановлений) закон предоставляет истцу, ответчику, третьим лицам, как заявляющим самостоятельные требования на предмет спора, так и не заявляющим их, а также всем другим участвующим в деле лицам, перечисленным в ст. 32 АПК.
Прокурор, государственные органы и органы местного самоуправления и иные органы, предъявляющие на основании ст. 41, 42 АПК иски в защиту государственных и общественных интересов, вправе обжаловать решение (постановление) суда в кассационном порядке.
Допущенные в процесс стороны и другие лица, участвующие в деле, вправе обжаловать в кассационном порядке арбитражное решение (постановление) независимо от их фактического участия в судебном разбирательстве.
В пределах установленного ст. 164 АПК срока право обжалования решений (постановлений) принадлежит также правопреемникам лиц, участвующих в деле.
Закон не запрещает судебным представителям приносить кассационные жалобы, если такое право специально оговорено в их доверенности (ст. 50 АПК).

В соответствии со Статьей 162 Федеральные арбитражные суды округов проверяют законность решений и постановлений, принятых арбитражными судами субъектов Российской Федерации в первой и апелляционной инстанциях.
1. Осуществление кассационной проверки возложено на федеральные арбитражные суды округов, которые впервые были созданы в России в течение полугода - с 1 июля 1995 г. по 1 января 1996 г.
ФКЗоАС предусматривает создание десяти таких судов (ст. 24):
1) Федеральный арбитражный суд Волго - Вятского округа;
2) Федеральный арбитражный суд Восточно - Сибирского округа;
3) Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа;
4) Федеральный арбитражный суд Западно - Сибирского округа;
5) Федеральный арбитражный суд Московского округа;
6) Федеральный арбитражный суд Поволжского округа;
7) Федеральный арбитражный суд Северо - Западного округа;
Cool Федеральный арбитражный суд Северо - Кавказского округа;
9) Федеральный арбитражный суд Уральского округа;
10) Федеральный арбитражный суд Центрального округа.
Каждый округ охватывает определенный регион с перечнем арбитражных судов субъектов Российской Федерации, решения и постановления которых попадают в сферу кассационной проверки данного федерального арбитражного суда округа. Например, Федеральный арбитражный суд Московского округа выступает в качестве кассационной инстанции в отношении судебных актов, принятых арбитражными судами г. Москвы и Московской области по первой инстанции и в качестве апелляционной инстанции.
Состав судебных органов может быть изменен федеральным законом.
В 1995 г. федеральными арбитражными судами в кассационном порядке было рассмотрено 1224 дела. Судебные акты по 490 делам были отменены или изменены кассационной инстанцией, что составило 40% обжалуемых дел. В разных судах отменяемость судебных актов была различна. Так, в Волго - Вятском - было отменено 14% обжалуемых судебных актов, в Северо - Кавказском - 54% <1>.
Кассационную проверку вступивших в законную силу судебных актов непосредственно осуществляют судебные коллегии федерального арбитражного суда округа. Согласно ФКЗоАС (ст. 25) федеральный арбитражный суд округа имеет две судебные коллегии: по рассмотрению споров, возникающих из гражданских и иных правоотношений; по рассмотрению споров, возникающих из административных правоотношений.
В судебных коллегиях федерального арбитражного суда округа в свою очередь могут быть образованы судебные составы из числа судей, входящих в соответствующую судебную коллегию для рассмотрения кассационных жалоб.
Все судьи коллегии пользуются равными правами. Судья, оказавшийся в меньшинстве, вправе изложить свое особое мнение, но вынесенное по большинству голосов постановление кассационной инстанции обязан подписать (см. коммент. к ст. 15 АПК).
Предметом рассмотрения кассационной инстанции могут служить все решения арбитражного суда первой инстанции и все постановления апелляционной инстанции, принятые арбитражными судами субъектов Российской Федерации. Никаких исключений из этого правила, предусматривающих какое-либо ограничение в праве обжалования судебных актов в зависимости от характера рассматриваемых дел, АПК не предусматривает.
Кассационная инстанция проверяет судебные акты с точки зрения правильности применения и соблюдения норм материального и процессуального права.

Статья 163. Порядок подачи кассационной жалобы
1. Кассационная жалоба подается в федеральный арбитражный суд округа, полномочный ее рассматривать, через арбитражный суд, принявший решение.
2. Арбитражный суд, принявший решение, обязан направить жалобу вместе с делом в соответствующий федеральный арбитражный суд округа в пятидневный срок со дня ее поступления.

АПК устанавливает жесткое требование о непременной подаче кассационной жалобы через арбитражный суд, вынесший обжалуемый судебный акт. Несоблюдение этого правила влечет серьезные последствия - возвращение жалобы судьей кассационной инстанции, куда жалоба была подана (см. ст. 168 АПК).
Кассационная жалоба может быть передана лично либо отправлена по почте. Во избежание волокиты АПК устанавливает краткий (5 дней) срок для направления жалобы с делом в федеральный арбитражный суд округа.
Основанием для задержки направления кассационной жалобы в федеральный арбитражный суд округа может послужить рассмотрение апелляционной жалобы на определение арбитражного суда, вынесенного в соответствии со ст. 75, 79, 138, 139 АПК.
В тех случаях, когда на момент поступления кассационной жалобы в апелляционной инстанции рассматривается жалоба на одно из выше указанных определений суда первой инстанции, апелляционная инстанция вправе выслать в федеральный арбитражный суд округа кассационную жалобу вместе с делом после рассмотрения этой жалобы. О причинах задержки направления кассационной жалобы апелляционная инстанция сообщает подавшему ее лицу.

Согласно статьи 164 Кассационная жалоба может быть подана в течение одного месяца после вступления в законную силу решения или постановления арбитражного суда.
В кассационной жалобе должны быть указаны:
1) наименование арбитражного суда, которому адресуется жалоба;
2) наименование лица, подающего жалобу, и лиц, участвующих в деле;
3) наименование арбитражного суда, принявшего решение или постановление, на которое подается жалоба, номер дела и дата принятия решения, постановления, предмет спора;
4) требования лица, подавшего жалобу, и указание на то, в чем заключается нарушение или неправильное применение норм материального права либо норм процессуального права;
5) перечень прилагаемых к жалобе документов.
Ссылка в кассационной жалобе на недоказанность обстоятельств дела или на несоответствие изложенных в решении или постановлении выводов о фактических взаимоотношениях лиц, участвующих в деле, обстоятельствам дела не допускается.
Кассационная жалоба подписывается лицом, подающим жалобу, или его представителем.
К жалобе, подписанной представителем, прилагается доверенность, подтверждающая его полномочия на обжалование судебных актов, если она ранее не была представлена по данному делу.
2. К жалобе прилагаются доказательства уплаты государственной пошлины и направления копий жалобы другим лицам, участвующим в деле.

Согласно общему порядку арбитражного делопроизводства копия кассационной жалобы направляется (Статья 166) лицам, участвующим в деле.
Лицо, подающее кассационную жалобу, направляет другим лицам, участвующим в деле, копии жалобы и приложенных к ней документов, которые отсутствуют у них.
В целях наиболее полной проверки решения АПК предоставляет лицам, участвующим в деле, право подать отзыв на кассационную жалобу, что особенно важно в случаях, когда лицо не может лично участвовать в судебном заседании кассационной инстанции либо когда дело впоследствии пересматривается в порядке надзора, и имеющийся в деле письменный отзыв на кассационную жалобу может помочь прийти к правильному выводу.
Арбитражный суд не вправе присоединять свои пояснения на поданную жалобу. Все мотивы, обосновывающие то или иное решение, постановление, должны быть изложены в самом решении (постановлении).
Отзыв на жалобу может подаваться в течение всего времени со дня подачи кассационной жалобы до начала слушания дела кассационной инстанцией.
Новеллой является право подписания отзыва представителем, наделенным полномочиями на ведение дела. Специальной оговорки в доверенности в этом случае не требуется (см. ст. 50 АПК).

Кассационная жалоба может быть возвращена:
1) если кассационная жалоба не подписана или подписана лицом, не имеющим права ее подписывать, либо лицом, должностное положение которого не указано;
2) если жалоба направлена, минуя арбитражный суд, принявший решение;
3) если к кассационной жалобе не приложены доказательства отсылки ее копий лицам, участвующим в деле;
4) если к кассационной жалобе не приложены документы, подтверждающие уплату государственной пошлины в установленных порядке и размере, а в случаях, когда федеральным законом предусмотрена возможность отсрочки, рассрочки уплаты государственной пошлины или уменьшения ее размера, отсутствует ходатайство об этом либо ходатайство отклонено;
5) если кассационная жалоба подана по истечении установленного срока и не содержит ходатайство о восстановлении пропущенного срока;
6) если кассационная жалоба не содержит указания на то, в чем заключается нарушение или неправильное применение норм материального права либо норм процессуального права;
7) если до направления лицам, участвующим в деле, определения о принятии кассационной жалобы к производству от лица, подавшего жалобу, поступило заявление о ее возвращении.

Закрепление обязанности за судьей направить определение о принятии кассационной жалобы к производству всем участвующим в деле лицам означает, по существу, извещение их о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, поскольку в определении все эти сведения должны содержаться.
Других специальных правил извещения о рассмотрении кассационной жалобы АПК не содержит.
2. Рассмотрение жалобы в отсутствие кого-либо из участвующих в деле лиц, не информированных надлежащим образом о кассационном слушании дела, может послужить основанием для отмены кассационного постановления в надзорном порядке.


Кассационная инстанция в соответствии со статьей 170 вправе изменить, вынести новое решение (постановление). Поэтому, если кассационное постановление будет принято после того, как первоначальное решение суда первой инстанции или (постановление апелляционной инстанции) исполнено, возвратить все полученное по названным судебным актам станет возможным лишь путем использования института поворота исполнения судебного акта. А это достаточно сложная процедура (см. коммент. к ст. 209 АПК). Кроме того, на деле уже может не оказаться ни денежных средств, ни имущества, которые нужно вернуть ответчику по первоначальному иску.
2. Инициатива приостановления должна исходить от участвующих в деле лиц, но окончательное решение принадлежит суду кассационной инстанции, который вправе, но не обязан это делать.
В соответствии с Приказом Генерального прокурора РФ N 59 от 24 октября 1996 г. "О задачах органов прокуратуры по реализации полномочий в арбитражном процессе" в п. 8 отмечается, что прокурор в необходимых случаях должен заявлять перед арбитражным судом кассационной инстанции ходатайство о приостановлении исполнения решения, постановления, принятых в первой и апелляционной инстанциях <1>.

Нельзя приостановить исполнение решения (постановления), подлежащего немедленному исполнению.
3. Срок, на который можно приостановить исполнение, в АПК не зафиксирован. Представляется, что приостановить исполнение можно до окончания кассационного производства.

В кассационной инстанции дело рассматривается по правилам рассмотрения дела арбитражным судом первой инстанции с особенностями, предусмотренными настоящей главой. При этом правила, установленные только для первой инстанции, не применяются (статья171).

Порядок рассмотрения дела в кассационной инстанции в основном тот же, что и для рассмотрения дела по существу арбитражным судом первой инстанции.
К числу правил, свойственных только арбитражному суду первой инстанции и не применяемых в кассационном производстве, можно, например, отнести: сроки рассмотрения дела (ст. 114 АПК); исследование в судебном заседании доказательств (ст. 117 АПК). Постановлением Пленума ВАС РФ N 13 в п. 3 разъяснено, что предусмотренное ч. 1 ст. 37 АПК право истца изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований, отказаться от иска может быть использовано истцом до принятия решения судом первой инстанции. Данная норма не применяется при рассмотрении дела в других инстанциях, следовательно, и в кассационной инстанции эти распорядительные действия не могут быть совершены.
Иначе решается вопрос о мировом соглашении, которое согласно ч. 3 ст. 37 АПК может быть заключено в любой инстанции, в том числе и в кассационной. Достижение мирового соглашения в кассационной инстанции оформляется постановлением, в котором одновременно решаются вопросы об утверждении мирового соглашения, прекращении производства по делу и отмене решения суда первой инстанции (постановления апелляционной инстанции).
Из п. 5 названного Постановления Пленума ВАС РФ следует также, что правила о преюдициальном значении фактов, установленных судебными актами (ч. 2 ст. 58 АПК), не распространяются на постановления кассационной инстанции.

Лицо, подавшее кассационную жалобу, может от нее отказаться, но окончательное решение вопроса зависит от арбитражного суда. Мотивы, по которым кассационная инстанция может не принять отказ от жалобы, аналогичны мотивам, по которым арбитражный суд первой инстанции не принимает отказ от иска - если такой отказ противоречит законам и иным нормативным актам либо нарушает права и законные интересы других лиц.
При отклонении отказа жалоба рассматривается по общим правилам кассационного производства.
Если кассационная инстанция принимает заявленный отказ от жалобы, кассационное производство прекращается и, следовательно, обжалуемое решение (постановление) остается без изменения.
Отказ от кассационной жалобы может быть заявлен как до рассмотрения дела в кассационной инстанции, так и в самом судебном заседании, но при этом всегда рассматривается в коллегиальном составе судей.
Определение кассационной инстанции о прекращении производства обжалованию не подлежит и вступает в законную силу.

Согласно статьи 173 АПК РФ кассационная жалоба на решение арбитражного суда и постановление апелляционной инстанции рассматривается в месячный срок со дня ее поступления вместе с делом в федеральный арбитражный суд округа.

В отличие от арбитражного суда первой и апелляционной инстанций, где дело рассматривается и разрешается по существу, обязанность кассационной инстанции состоит в проверке законности вынесенного по делу решения (постановления). В порядке кассационного производства арбитражный суд проверяет, правильно ли были применены при рассмотрении дела нормы материального права, соблюдены ли процессуальные правила.

Федеральный арбитражный суд округа, проверяющий в кассационном порядке решения (постановления) арбитражных судов, располагает широкими полномочиями статья 175 АПК РФ).
Кассационная инстанция оставляет решение (постановление) без изменения, а жалобу - без удовлетворения в том случае, когда приходит к выводу о том, что вынесенный арбитражным судом судебный акт соответствует закону.
Если по делу были допущены процессуальные нарушения, которые не повлияли и не могли повлиять на правильность вынесенного решения и не относятся к числу безусловных оснований к отмене (ст. 176 АПК), кассационная инстанция, не отменяя решение (постановление), может в своем постановлении указать на допущенные по делу неправильности.
Кодекс не определяет различий между изменением и новым решением. Учитывая практику, под новым можно понимать решение, противоположное первоначальному по содержанию. Новое решение выносится, когда меняется основной вывод арбитражного суда о правах и обязанностях сторон, т.е. первоначальное решение об отказе в иске должно быть заменено решением о его удовлетворении, и наоборот.
Решение изменяется в тех случаях, когда нарушения привели лишь к необходимости внести некоторые поправки в резолютивную часть (например, уменьшить или увеличить присужденную сумму, дополнительно взыскать пошлину).
В тех случаях, когда кассационная инстанция выносит новое решение, ей принадлежат также права определить порядок его исполнения, предоставить отсрочку или рассрочку исполнения, разъяснять решение, поскольку совершение таких действий входит в компетенцию арбитражного суда при разрешении споров.
Кассационная инстанция вправе отменить решение (постановление) полностью или частично и прекратить производство по делу либо оставить иск без рассмотрения при условиях, указанных в ст. 85, 87 АПК.
Согласно п. 6 ст. 175 АПК кассационная инстанция может оставить в силе одно из вынесенных по делу решений или постановлений, если оно не противоречит закону.

Несмотря на большое значение, которое имеют правила процесса для выполнения задач, стоящих перед правосудием, не всякое процессуальное нарушение влечет отмену судебного акта. Кодекс не допускает отмену правильного по существу решения по одним лишь формальным соображениям. Решение отменяется или изменяется, если допущенное по делу нарушение так связано с вынесенным судебным актом, что оно повлияло или могло повлиять на его правильность.

В асти 3 ст. 176 АПК дается перечень процессуальных нарушений, при обнаружении которых судебный акт всегда подлежит отмене.
Впервые процессуальное законодательство (п. 4 ч. 3 ст. 176 АПК) закрепляет в качестве основания к отмене отсутствие в судебном акте ссылки на закон или иной нормативный акт, которыми руководствовался арбитражный суд, принимая решение (постановление).

По результатам рассмотрения кассационной жалобы принимается постановление, которое подписывается всеми судьями.
В постановлении должны быть указаны:
1) наименование арбитражного суда, принявшего постановление, номер дела и дата принятия постановления, состав суда, принявшего постановление, фамилии присутствовавших в заседании лиц с указанием их полномочий;
2) наименование лица, подавшего кассационную жалобу, и лиц, участвующих в деле;
3) наименование арбитражного суда, рассмотревшего дело в первой и апелляционной инстанциях, номер дела, дата принятия решения, постановления, фамилии судей, их принявших;
4) краткое изложение сущности принятых решения, постановления;
5) основания, по которым поставлен вопрос о проверке законности решения, постановления;
6) доводы, изложенные в отзыве на кассационную жалобу;
7) объяснения лиц, присутствовавших в заседании;
Cool мотивы, по которым арбитражный суд не применяет законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле, а также законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался суд при принятии постановления;
9) при отмене или изменении решения первой инстанции, постановления апелляционной инстанции мотивы, по которым суд кассационной инстанции не согласился с выводами суда первой или апелляционной инстанции;
10) выводы по результатам рассмотрения кассационной жалобы;
11) действия, которые должны быть выполнены лицами, участвующими в деле, и арбитражным судом, если дело передается на новое рассмотрение.
В постановлении указывается о распределении между лицами, участвующими в деле, судебных расходов.
3. Постановление направляется лицам, участвующим в деле, заказным письмом с уведомлением о вручении или вручается им под расписку в пятидневный срок со дня принятия.
4. Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и обжалованию не подлежит.


В соответствии со статьей 179 АПК РФ определения арбитражного суда могут быть обжалованы в кассационном порядке лишь в случаях, прямо указанных в АПК
Кассационная жалоба по АПК 1995 может быть подана на определения арбитражного суда: об отказе в удовлетворении ходатайства об обеспечении доказательств (ст. 71); об обеспечении иска или отказе в обеспечении иска (ст. 75); об отмене обеспечения иска (ст. 79); о приостановлении производства по делу (ст. 84); об отказе в принятии искового заявления (ст. 85); о прекращении производства по делу (ст. 86); об оставлении иска без рассмотрения (ст. 8Cool; об отказе в восстановлении пропущенного процессуального срока (ст. 99); о наложении штрафа (ст. 101); об отказе в принятии искового заявления (ст. 107); о возвращении искового заявления (ст. 108); об отказе в принятии дополнительного решения (ст. 138); о разъяснении решения и об исправлении описок, опечаток или арифметических ошибок (ст. 139); о возвращении заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам (ст. 193); об отказе в удовлетворении заявлений о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам (ст. 196); о восстановлении пропущенного срока для предъявления исполнительного листа к исполнению (ст. 203); об отсрочке или рассрочке исполнения судебного акта, изменении способа и порядка его исполнения или об отказе в удовлетворении заявления (ст. 205).
Кроме того, только в кассационном порядке могут быть обжалованы определения: о возвращении апелляционной жалобы (ст. 151 АПК) и о возвращении кассационной жалобы (ст. 168 АПК).
Сроки, порядок рассмотрения кассационной жалобы - те же, что и при кассационном обжаловании решений и постановлений арбитражного суда.



Задание 3.
Задача.
В АО «Янтарь» с помощью множительной техники была размножена листовка от имени организации, в которой говорилось о том, что в АО «Гамма» грубо нарушаются права акционеров, существуют раздоры и склоки между руководителями. В арбитражный суд поступило исковое заявление от АО «Гамма» к АО «Янтарь» о защите деловой репутации. Судья отказал в принятии искового заявления на том основании, что такое дело неподведомственно арбитражному суду и что понятия «деловая репутация юридического лица» не существует. На определение об отказе в принятии искового заявления была подана апелляционная жалоба. Как должен поступить суд апелляционной инстанции, подлежит ли обжалованию такое определение???



Ответ:
В соответствии со статьей 22 АПК РФ арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам, возникающим из гражданских, административных и иных правоотношений между юридическими лицами (далее - организации), гражданами, осуществляющими предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющими статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке (далее - граждане); между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации, между субъектами Российской Федерации.
В числе экономических споров (пункт 2 ст.22), разрешаемых арбитражным судом, в частности, относятся и споры о защите чести, достоинства и деловой репутации.
Исходя из первой части данной статьи арбитражным судом защищаются права и юридических лиц по указанным спорам.
Таким образом исковое заявление о защите деловой репутации юридического лица обоснованно и подлежит приему арбитражным судом первой инстанции по его подведомственности.
Вввиду сути определения суда первой инстанции (отказ в принятии к рассмотрению заявления, что является нарушением прав истца в части применения защиты) на него может быть подана жалоба истца в апелляционную инстанцию (статья 160).
Однако отдельно от принятого решения в апелляционном порядке могут обжаловаться лишь те определения, в отношении которых это прямо предусмотрено АПК. Речь идет о следующих видах определений суда первой инстанции:
- определение об отказе в удовлетворении ходатайства об обеспечении доказательств (ст. 71);
- определение об обеспечении иска или отказе в обеспечении иска (ст. 75);
- определение о замене или об отказе в замене одного вида обеспечения иска другим (ст. 77);
- определение об отмене обеспечения иска (ст. 79);
- определение о приостановлении производства по делу (ст. 84);
- определение о прекращении производства по делу (ст. 86);
- определение об оставлении иска без рассмотрения (ст. 8Cool;
- определение об отказе в восстановлении пропущенного процессуального срока (ст. 99);
- определение о наложении судебного штрафа (ст. 101);
- определение об отказе в принятии искового заявления (ст. 107);
- определение о возвращении искового заявления (ст. 108);
- определение об обеспечении или отказе в обеспечении исполнения решения (ст. 136);
- определение о замене или об отказе в замене одного вида обеспечения исполнения решения другим (ст. 136);
- определение об отмене обеспечения исполнения решения (ст. 136);
- определение об отказе в принятии дополнительного решения (ст. 138);
- определение о разъяснении решения и об исправлении описок, опечаток или арифметических ошибок (ст. 139);
- частное определение (ст. 141);
- определение о возвращении заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам вступившего в законную силу судебного акта (ст. 193);
- определение об отказе в удовлетворении заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам (ст. 196);
- определение о восстановлении или об отказе в восстановлении пропущенного срока для предъявления исполнительного листа к исполнению (ст. 203);
- определение о выдаче или об отказе в выдаче дубликата исполнительного листа (ст. 204);
- определение об удовлетворении или об отказе в удовлетворении заявления об отсрочке или рассрочке исполнения судебного акта, изменении способа и порядка его исполнения (ст. 205).
Все остальные определения суда первой инстанции отдельно от принятого решения не обжалуются, но возражения против них могут быть включены в апелляционную жалобу.

Апелляционные жалобы на определения арбитражного суда рассматриваются в порядке, предусмотренном для рассмотрения апелляционных жалоб на решения суда.
В нашем случае арбитражный суд в апелляционной инстанции отменяет определение об отказе в принятии искового заявления, а дело снова передается на рассмотрение суда первой инстанции.

14
Чем совершеннее и мощнее система арбитража, тем больше возможностей для нормального функционирования субъектов экономики в рыночных условиях, а, следовательно, тем здоровее и сильнее экономика государства. По своей сути арбитражный процесс является специфической формой гражданского процесса и занимается разрешением экономических споров между юридическими лицами. На данный момент консультации юристов и адвокатов в этой области крайне востребованы.

Благодаря тому, что за последние годы в России резко возросло и продолжает расти количество различных фирм, предприятий, организаций, а также лиц, занимающихся частной предпринимательской деятельностью, возросла и потребность в оказании юридических услуг в сфере арбитража. Юридические консультации по арбитражному процессу, ведение дел в арбитражном суде, составление исковых заявлений и иных юридических процессуальных документов – вот основные услуги, предоставляемые юридическими фирмами, юристами или адвокатами по вопросам арбитража. Для защиты нарушаемых или оспариваемых прав и законных интересов лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, необходимо незамедлительно прибегнуть к услугам адвоката, юриста или обратиться в юридическую фирму, которая предоставит необходимые вам юридические консультации и проведет дело в арбитражном суде.

Возбуждению дела в арбитражном суде предшествует подача субъ­ектами искового заявления с соблюдением определенных правил. Правила подачи искового заявления включают в себя положения о его форме и содержании (ст. 125 АПК РФ), направлении копий искового заявления и прилагаемых к нему документов другим лицам. К юридическим услугам фирм, занимающихся ведением арбитражного процесса, относится составление и подача искового заявления и других процессуальных документов по соответствующим правилам. Правила, относящиеся к форме и содержанию искового заявления, закреплены в ст. 125 АПК РФ. На юридической консультации можно получить ответы на следующие вопросы касательно искового заявления: в какой форме оно подается в арбитражный суд; кто вправе подписать исковое заявление; какие сведения и как должны быть указаны.

После принятия искового заявления к производству арбитражный процесс переходит в стадию подготовки дела к судебному разбирательству. Подготовка любого дела к разбирательству является обязательной стадией арбитража.

После этого начинается непосредственно судебное разбирательст­во. На стадии судебного разбирательства особенно важна юридическая помощь квалифицированных юристов и адвокатов. Основная данного этапа — рассмотрение спора по существу. Именно при рассмотрении и разрешении споров в судебном заседании реализуется главная задача арбитражного суда – защита прав и охраняемых законом интересов организаций и граждан-предпринимателей. В ходе рассмотрения дела проверяется обоснованность взаимных требований и возражений сторон и третьих лиц, полно и объективно исследуются собранные доказательства, устанавливаются их действительные права и обязанности, выясняются причины и условия, породившие спор. На этой стадии наиболее полно проявляются основные принципы арбитражного процесса: законности, независимости арбитражного суда и его судей, равенства сторон, состязательности, гласности и другие.
_________________

15
МАТЕРИАЛЬНЫЕ И ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ СОГЛАШЕНИЯ, ПОИМЕНОВАННЫЕ В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССУАЛЬНОМ КОДЕКСЕ РФ

М. Рожкова, кандидат юридических наук.

В действующем АПК РФ термин "соглашение" употребляется порядка ста раз. Это, в частности, соглашения:
- о третейском разбирательстве или третейское соглашение (ч. 6 ст. 4);
- относительно применимого права (ч. 5 ст. 13);
- о подсудности (ст. 37);
- мировое (ч. 4 ст. 49, ч. 2 ст. 138);
- по фактическим обстоятельствам (ст. 70);
- о размере денежных сумм, подлежащих выплате экспертам, свидетелям и переводчикам (ст. 107);
- о распределении судебных расходов (ст. 110);
- допускаемое по экономическим спорам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений (ст. 190);
- об определении компетенции арбитражных судов в Российской Федерации по делам с участием иностранных лиц (ст. 249).
Все они могут быть условно разделены на две группы: "группа материальных соглашений" и "группа процессуальных соглашений".
Для разграничения названных групп необходимо, пожалуй, вначале выявить различия между материальными (под которыми в целях данной работы понимаются гражданские правоотношения) и процессуальными правоотношениями.
Материальные (гражданские) правоотношения - это горизонтальные отношения, которые характеризуются равенством участников; в большинстве случаев эти правоотношения устанавливаются по воле участвующих в них лиц.
Процессуальные правоотношения - это вертикальные отношения власти и подчинения, обязательным участником которых выступает государственный орган. Арбитражный суд, как государственный орган, занимает соответствующее положение: он руководит процессом по каждому конкретному делу и обладает властными полномочиями в отношении всех участников этого процесса. Процессуальное правоотношение между судом и участвующими в деле лицами возникает после возбуждения производства по делу.
В связи с этим субъектный состав материальных и процессуальных отношений различен:
- субъекты материального правоотношения равны; субъекты процессуального правоотношения - суд и участники процесса - находятся в отношении власти и подчинения;
- участники конкретного процесса связаны между собой материальным правоотношением; каждый из них связан процессуальным правоотношением с судом, но по отношению друг к другу они не имеют процессуальных прав и обязанностей.
Помимо субъектного состава отличия материального (гражданского) правоотношения от процессуального обнаруживаются также:
- в предмете регулирования: гражданское отношение определяет поведение сторон в области гражданского оборота, процессуальное - в области течения арбитражного процесса и осуществления судопроизводства;
- по юридическим фактам: основанием возникновения, развития и прекращения гражданских правоотношений служат различные факты, предусмотренные гражданским законодательством (ст. 8 ГК РФ), а для процессуальных отношений - процессуальные действия, надлежащим образом оформленные.
Переходя к проблеме разграничения материальных и процессуальных соглашений, нельзя не отметить, что по существующему мнению к процессуальным соглашениям следует относить те, которые заключены в период движения процесса по конкретному делу. Данная точка зрения представляется ошибочной, поскольку при таком подходе мировое соглашение должно признаваться процессуальным, тогда как оно, по существу, является материальным.
Субъектный состав соглашения, к сожалению, также не может служить критерием для отнесения его к материальным или процессуальным, поскольку в любом случае соглашение заключается сторонами материального правоотношения <*>. Например, соглашение по фактическим обстоятельствам, являясь процессуальным, заключается субъектами не процессуального, а материального правоотношения.
--------------------------------
<*> Как уже было сказано, субъектами процессуальных отношений являются суд, с одной стороны, и участник процесса - с другой; закон не предусматривает для участников процессуальных (публичных) отношений возможности заключить соглашение.

Таким образом, ни момент заключения соглашения, ни его субъектный состав не позволяют провести четкую границу между материальными и процессуальными соглашениями. Для этого необходимо выявить иной критерий.
Представляется, что в качестве такого критерия выступает предмет воздействия: если предметом является материальное правоотношение, то оно относится к соответствующей группе соглашений. Аналогичным образом обстоит дело и с процессуальными соглашениями.
С учетом сказанного к группе процессуальных соглашений, бесспорно, можно отнести соглашение по фактическим обстоятельствам (ст. 70 АПК РФ). В силу ч. 1 ст. 70 под ним понимается достигнутое сторонами процесса соглашение в оценке обстоятельств в целом или в их отдельных частях. Признанные сторонами в результате данного соглашения обстоятельства принимаются судом в качестве фактов, не требующих дальнейшего доказывания (ч. 2 ст. 70).
Соглашение по фактическим обстоятельствам - новелла АПК РФ - "произрастает" из категории признания фактов одной стороной: данным соглашением стороны реализуют свое процессуальное право на признание отдельных фактов. Вместе с тем соглашение по фактическим обстоятельствам имеет существенные отличия от признания фактов (признания одной из сторон обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения). Эти отличия заключаются в следующем.
1. Соглашение по фактическим обстоятельствам - это договор, который стороны вправе заключить как во внесудебном, так и в судебном порядке. Признание фактов - односторонний акт, осуществляемый в судебном порядке; то есть судебное признание формулируется на судебных заседаниях или в бумагах, специально адресованных суду; внесудебные признания (признания, содержащиеся в документах, адресованных иным лицам) подлежат доказыванию в общем порядке и учитываются наряду с другой информацией <*>.
--------------------------------
<*> Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова. М.: Городец-издат, 2003. С. 235.

2. Представитель стороны должен быть наделен полномочиями на заключение соглашения от имени представляемого лица, что специально оговаривается в доверенности, выдаваемой представляемым, или ином документе, подтверждающем полномочия представителя (ч. 2 ст. 62). Полномочия представителя стороны на признание фактов от имени представляемого не требуют специального указания в доверенности <*>.
--------------------------------
<*> Необходимо учитывать несовпадение таких категорий, как признание иска и признание отдельных фактов. Разграничение данных категорий имеет значение для определения полномочий: в силу ч. 2 ст. 62 АПК РФ право представителя на признание иска должно быть специально оговорено в доверенности.

3. Соглашение должно удостоверяться письменным заявлением каждой из сторон и заноситься в протокол судебного заседания (ч. 2 ст. 70); в противном случае такое соглашение не будет иметь правовых последствий. Признание фактов заносится арбитражным судом в протокол судебного заседания и удостоверяется подписями сторон. Таким образом, одностороннее признание не требует письменного оформления. Если оно изложено в письменной форме, то приобщается к материалам дела (ч. 3 ст. 70).
4. Соглашение принимается судом в качестве фактов, не требующих дальнейшего доказывания сторонами (ч. 2 ст. 70); признание фактов освобождает другую сторону от необходимости доказывания таких обстоятельств (ч. 3 ст. 70).
Необходимо отметить, что законом предусмотрено право арбитражного суда не принять признание стороной обстоятельств в случае, когда такое признание совершено в целях сокрытия определенных фактов или под влиянием обмана, насилия, угрозы, заблуждения (ч. 4 ст. 70), то есть обязанностью суда является проверка признания. В отношении соглашения по фактическим обстоятельствам обязанность арбитражного суда по осуществлению такой проверки законом прямо не установлена. Однако анализ ч. 5 ст. 70 АПК РФ позволяет сделать вывод о распространении данного правила и на случаи принятия арбитражным судом соглашения по фактическим обстоятельствам.
Соглашение и одностороннее признание объединяет то, что обстоятельства, признанные и удостоверенные сторонами с соблюдением указанного порядка, в случае принятия арбитражным судом не проверяются им в ходе дальнейшего производства по делу (ч. 5 ст. 70).
Процессуальные режимы признанных обстоятельств (как соглашением сторон, так и односторонним актом) и общеизвестных и преюдициально установленных обстоятельств различны: первые, освобождая заинтересованных лиц от доказывания в обычном порядке, считаются доказанными; вторые - не только не нуждаются в доказывании, но и не могут оспариваться и опровергаться в данном процессе. Иными словами, обстоятельства, подтвержденные соглашением (как и одностороннее признание), могут быть опровергнуты при наличии доказательств того, что признание обстоятельств было совершено в целях сокрытия определенных фактов или под влиянием обмана, насилия, угрозы, заблуждения, что не было выявлено судом при принятии соглашения (или признания).
Часто мировое соглашение обозначают как процессуальное. Такое определение нельзя признать правильным по следующим основаниям.
Мировое соглашение (ч. 4 ст. 49, ч. 2 ст. 138 АПК РФ) - это материально-правовое средство защиты субъективного права, которое, в отличие от внесудебной гражданско-правовой мировой сделки, реализуется в специально установленном законом процессуальном порядке.
Иными словами, мировое соглашение - это мировая сделка, которая заключается с соблюдением предусмотренной законом процедуры. При этом мировое соглашение является "не процессуальным договором, а юридическим составом более сложным, в который входят договор в смысле сделки гражданского права и ряд элементов процессуального значения" <*>.
--------------------------------
<*> Советский гражданский процесс / Под ред. М.А. Гурвича. М.: Высшая школа, 1975. С. 125 (прим.).

Обязательными составляющими мирового соглашения в арбитражном суде являются, во-первых, собственно мировая сделка, обозначаемая как "мировое соглашение" и заключаемая с соблюдением требований гражданского законодательства и арбитражного процессуального законодательства, и, во-вторых, предусмотренные законом процессуальные действия. Таким образом, мировое соглашение - это "сплав" гражданско-правовой сделки (мировой сделки) и процессуальных действий, специально предусмотренных законом. Мировое соглашение, не утвержденное судом, не влечет юридических последствий; они возникают только при наличии всего фактического состава: мировое соглашение + утверждающее определение суда.
Характерная черта мирового соглашения, заключаемого в суде, состоит в достижении определенности как в гражданско-правовых, так и в процессуально-правовых отношениях: стороны, предпочтя урегулировать свой конфликт самостоятельно и отказавшись от государственной судебной защиты, дают суду основания для прекращения производства по делу.
Заключение мирового соглашения в арбитражном процессе регламентируется нормами материального и процессуального законодательства:
- требования, предъявляемые к мировому соглашению как гражданско-правовой сделке (мировая сделка), закреплены в нормах ГК РФ;
- требования, относящиеся к процедуре его заключения (процессуальные действия), - в нормах АПК РФ.
То есть процесс заключения мирового соглашения в арбитражном суде, в отличие от внесудебной мировой сделки, сопряжен с дополнительными требованиями, предъявляемыми к процедуре его заключения непосредственно процессуальным законом.
На сегодняшний день в отношении процедуры заключения мирового соглашения в АПК РФ установлены следующие правила:
1) арбитражный суд принимает меры для примирения сторон, содействует им в урегулировании спора (ч. 1 ст. 138);
2) мировое соглашение может быть заключено сторонами на любой стадии арбитражного процесса (ч. 1 ст. 139); по любому делу, если иное не предусмотрено АПК РФ или иным федеральным законом (ч. 2 ст. 139);
3) в силу ч. 4 ст. 49, ч. 2 ст. 138 субъектами мирового соглашения могут быть стороны процесса;
4) представитель стороны должен быть наделен полномочиями на заключение мирового соглашения от имени представляемого лица, что специально оговаривается в доверенности, выдаваемой представляемым, или ином документе, подтверждающем полномочия представителя (ч. 2 ст. 62, ч. 1 ст. 140);
5) мировое соглашение заключается в письменной форме и подписывается сторонами или их представителями (ч. 1 ст. 140); составляется и подписывается в количестве экземпляров, превышающем на один экземпляр количество лиц, заключивших мировое соглашение, и один из экземпляров приобщается арбитражным судом к материалам дела (ч. 4 ст. 140);
6) мировое соглашение должно содержать согласованные сторонами сведения об условиях, размере и сроках исполнения обязательств друг перед другом или одной стороной перед другой (ч. 2 ст. 140);
7) мировое соглашение подлежит обязательному утверждению арбитражным судом, принявшим судебный акт; вопрос об утверждении мирового соглашения рассматривается арбитражным судом в судебном заседании; по результатам рассмотрения вопроса об утверждении мирового соглашения выносится определение об утверждении мирового соглашения или отказе в утверждении мирового соглашения (ч. 4 ст. 139, ст. 141);
Cool арбитражный суд не утверждает мировое соглашение, если оно противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц (ч. 6 ст. 141);
9) если в мировом соглашении отсутствует условие о распределении судебных расходов, арбитражный суд разрешает этот вопрос в общем порядке при утверждении мирового соглашения (ч. 3 ст. 140);
10) частью 7 ст. 141 предусмотрено, что в определении об утверждении мирового соглашения обязательно указываются условия мирового соглашения и распределение судебных расходов между сторонами. Кроме того, арбитражный суд обязан возвратить истцу из федерального бюджета половину уплаченной государственной пошлины (за исключением случаев, когда мировое соглашение заключено в процессе исполнения судебного акта арбитражного суда);
11) в связи с утверждением мирового соглашения арбитражный суд определением прекращает производство по делу (ч. 2 ст. 150);
12) определение об утверждении мирового соглашения подлежит немедленному исполнению и может быть обжаловано в арбитражный суд кассационной инстанции в течение месяца со дня вынесения определения (ч. 8 ст. 141);
13) мировое соглашение исполняется лицами, его заключившими, добровольно в порядке и сроки, которые им предусмотрены; мировое соглашение, не исполненное добровольно, подлежит принудительному исполнению с соблюдением общих правил, регулирующих исполнение актов арбитражного суда, на основании исполнительного листа, выдаваемого арбитражным судом по ходатайству лица, заключившего мировое соглашение (ст. 142).
Достаточно проблематично определение природы соглашения, допускаемого по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений: ст. 190 АПК РФ устанавливает, что споры, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, могут быть урегулированы сторонами по правилам, установленным в главе 15 Кодекса, путем заключения соглашения или с использованием других примирительных процедур, если иное не установлено федеральным законом.
По общему правилу мировые соглашения недопустимы по спорам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений. Данная позиция нашла отражение в Постановлении Пленума ВАС РФ от 31 октября 1996 года N 13 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции", где было прямо закреплено, что не допускается заключение мирового соглашения по делам, возникающим из административно-правовых отношений (п. 12) <*>.
--------------------------------
<*> Хозяйство и право. 1997. N 3.

Соглашение, которое допускается по спорам, возникающим из публичных правоотношений (далее - соглашение по спору из публичных правоотношений), имеет принципиальные отличия от мирового. В поддержку этого мнения можно отметить, что законодатель в контексте ст. 190 АПК РФ не употребляет термин "мировое соглашение", а закрепляет возможность участников публичного правоотношения заключить именно "соглашение".
Для разграничения мирового соглашения и соглашения по спору из публичных правоотношений необходимо, вероятно, некоторое внимание уделить отличиям споров, возникающих из гражданских и административных и иных публичных правоотношений. Для гражданского правоотношения характерно юридическое равенство его субъектов (горизонтальные отношения), а для публичных - отношения власти и подчинения между его участниками (вертикальные отношения).
Спор из гражданского правоотношения возникает обычно между сторонами, претендующими на субъективное право или оспаривающими субъективное право другой стороны.
Совсем иной характер имеют споры из публично-правовых отношений, когда граждане и юридические лица вступают в отношения с публичными органами (государственными органами, органами местного самоуправления, должностными лицами и т.д.). Публичные органы не притязают на субъективные гражданские права: спор возникает в результате превышения ими полномочий, неисполнения возложенных обязанностей, неправильного применения закона, нарушения пределов компетенции других органов и т.д. В свою очередь, неисполнение обязанным лицом (гражданином и юридическим лицом) возложенных на него публичных обязанностей (уплата налогов, административных штрафов и проч.) также приводит к спору.
Гражданские правоотношения регулируются нормами гражданского права, публичные - нормами публичного права (административного, налогового, финансового и т.д.). По общему правилу при разрешении споров, возникших из гражданских правоотношений, исключена возможность применения норм публичного права и, напротив, нормы гражданского права неприменимы к публичным, например к налоговым, отношениям.
Сказанное подтверждает невозможность заключения мирового соглашения (гражданско-правовой сделки в определенной процессуальной форме) по спорам, возникающим из публичных правоотношений, и позволяет по-иному характеризовать рассматриваемое соглашение. Вместе с тем, думается, соглашение по спору из публичных правоотношений по своей природе материальное.
Пожалуй, в качестве примера такого соглашения можно привести Постановление Президиума ВАС РФ от 26 ноября 2002 года N 7905/02. Общество с ограниченной ответственностью заявило требование о признании недействительным конкретного пункта резолютивной части решения инспекции МНС, касающегося взыскания с общества доначисленных сумм налогов и пеней за несвоевременную их уплату.
При рассмотрении спора в суде первой инстанции обществом были представлены дополнительные документы, на основании которых инспекцией был произведен перерасчет спорных сумм. Фактически эти документы позволили инспекции уменьшить сумму подлежащих взысканию налогов. Общество согласилось с суммой одного из спорных налогов (налога на добавленную стоимость), исчисленной в результате корректировки по дополнительно представленным материалам, о чем был подписан протокол согласования.
Поскольку подписанный сторонами протокол согласования не был должным образом исследован арбитражным судом и не получил надлежащей правовой оценки, а правильность расчета подлежащей взысканию суммы налога также не была проверена, вынесенные по делу судебные акты были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Таким образом, достигнутое сторонами соглашение, направленное на урегулирование спора и в определенной мере содействующее арбитражному суду в вынесении правосудного решения, не достигло поставленной цели.
Разъясняя положения АПК РФ, касающиеся возможности сторон заключить соглашение по спору из публичных правоотношений, Пленум ВАС РФ в Постановлении от 9 декабря 2002 года N 11 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" указал, что в данном случае применяется правило об утверждении мирового соглашения; соглашение по спору из публичных правоотношений не может быть утверждено арбитражным судом, если оно нарушает права и законные интересы других лиц и его положения противоречат закону. Кроме того, при применении нормы ст. 190 АПК РФ арбитражным судам необходимо исходить из того, что государственные и иные органы, используя примирительные процедуры, не вправе выходить за пределы полномочий, предоставленных им нормативными правовыми актами, регулирующими их деятельность <*>.
--------------------------------
<*> Хозяйство и право. 2003. N 1.

С учетом сказанного можно отметить черты определенного сходства соглашения по спору из публичных правоотношений как с соглашением по фактическим обстоятельствам, так и с мировым.
По существу, соглашение по спору из публичных правоотношений очень близко к отказу от иска или признанию иска, к которому стороны пришли путем заключения соглашения.
В силу этого для заключения соглашения по спору из публичных правоотношений представитель стороны, вероятно, должен обладать полномочиями на отказ от иска или признание иска от имени представляемого лица, что специально оговаривается в доверенности, выдаваемой представляемым, или ином документе, подтверждающем полномочия представителя (ч. 2 ст. 62 АПК РФ).
Разграничить соглашения по спору из публичных правоотношений и соглашения по фактическим обстоятельствам можно по объекту: объект первого - материально-правовые требования, а второго - конкретное обстоятельство (или обстоятельства), имеющее значение для рассматриваемого дела.
Сходство между мировым соглашением и соглашением по спору из публичных правоотношений можно обнаружить в том, что оба заключаются между сторонами уже существующего правоотношения (соответственно гражданского или публичного) и утверждаются арбитражным судом по правилам главы 15 АПК РФ; кроме того, для их подписания представители сторон должны обладать необходимыми полномочиями.
Вместе с тем в отличие от мирового соглашение по спору из публичных правоотношений:
1) не включает в себя гражданско-правовую сделку (мировую сделку), носящую возмездный характер;
2) его стороны не вправе отказаться от императивно установленного законом способа защиты;
3) его утверждение в большинстве случаев не будет основанием для прекращения производства по делу; суд рассмотрит дело по существу с учетом достигнутой сторонами договоренности.
Анализ новеллы арбитражного процессуального закона, касающейся возможности сторон публичного правоотношения заключить соглашение при разбирательстве спора в арбитражном суде, позволяет провести вполне определенную аналогию с конструкцией, которая использовалась в АПК РФ 1992 года. В частности, ст. 106 предусматривалось, что решение принимается арбитражным судом с учетом достигнутого сторонами соглашения, если оно не противоречит законодательству, фактическим обстоятельствам и материалам дела. Комментируя данную норму, специалисты отмечали, прежде всего, различия последствий заключения такого соглашения и мирового соглашения в общем суде. Подчеркивалось, что в отличие от мирового соглашения, предусмотренного ГПК, которое утверждается судом и прекращает производство по делу, соглашение, достигнутое сторонами в процессе разбирательства дела в арбитражном суде, не означает прекращения дела - дело завершается рассмотрением по существу с принятием решения <*>.
--------------------------------
<*> Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: Комментарий / Под ред. В.Ф. Яковлева. М.: Юридическая литература, 1994. С. 22.

Не вызывает сомнений, что термин "соглашение", который используется в ст. 107 действующего АПК РФ о порядке определения размера денежных сумм, подлежащих выплате экспертам, свидетелям и переводчикам <*>, употребляется в значении "согласие". Согласие само по себе не порождает обычных для юридического факта последствий, оно представляет собой лишь условие, при котором законодательство предоставляет определенному лицу возможность совершить конкретные действия <**>. Согласие эксперта и переводчика в отношении определенного судом размера вознаграждения представляет собой непременное условие для возложения публичной обязанности по уплате этого вознаграждения на лицо, заявившее соответствующее ходатайство.
--------------------------------
<*> Под денежными суммами, подлежащими выплате указанным лицам, понимаются возникшие в связи с явкой в арбитражный суд и понесенные последними расходы на проезд, найм жилого помещения, суточные (ч. 1), вознаграждение за работу эксперту и переводчику (чч. 2, 3) а также средний заработок по месту работы свидетелей за время отсутствия в связи с явкой в суд либо компенсация свидетелям (ч. 4).

Примечание.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<**> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М.: Статут, 1997. С. 120.

Сложным по правовой природе является соглашение о распределении судебных расходов, которым участвующие в деле лица устанавливают порядок распределения между ними судебных расходов (ч. 4 ст. 110 АПК РФ). Законодатель установил право лиц, участвующих в деле, распределить судебные расходы по достигнутому ими соглашению, которое может предусматривать отличные от установленных ст. 110 правила. Согласно ст. 110 судебные расходы, понесенные участвующими в деле лицами, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другой стороны; в случае если иск удовлетворен частично, судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований (ч. 1). В силу ч. 2 данной статьи расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах. Государственная пошлина, от уплаты которой в установленном порядке истец был освобожден, взыскивается с ответчика в доход федерального бюджета пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований, если ответчик не освобожден от уплаты государственной пошлины (ч. 3). В соответствии с ч. 5 судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением апелляционной, кассационной жалобы, распределяются по правилам, установленным настоящей статьей.
Наличие соглашения о распределении судебных расходов обязывает арбитражный суд распределить судебные расходы в соответствии с установленным в нем порядком, что находит отражение в судебном акте.
Ранее действовавший арбитражный процессуальный закон под судебными расходами понимал, во-первых, государственную пошлину, а во-вторых, издержки, связанные с рассмотрением дела, к которым закон прямо относил суммы, подлежащие выплате за проведение экспертизы, назначенной арбитражным судом, вызов свидетеля, осмотр доказательств на месте, а также расходы, связанные с исполнением судебного акта (ст. 89 АПК 1995 года).
Согласно ст. 101 ныне действующего АПК РФ судебные расходы также состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом. Вместе с тем АПК 2002 года существенно расширил по сравнению с предыдущим Кодексом состав судебных издержек: к ним отнесены денежные суммы, подлежащие выплате экспертам, свидетелям, переводчикам, расходы, связанные с проведением осмотра доказательств на месте, расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), и другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде (ст. 106 АПК РФ).
Таким образом, судебные расходы состоят из:
- расходов, необходимых для осуществления правосудия (государственная пошлина, денежные суммы, подлежащие выплате экспертам, свидетелям, переводчикам <*>, расходы, связанные с осмотром доказательств, и др.);
--------------------------------
<*> Эксперты, свидетели, переводчики - участники арбитражного процесса, содействующие осуществлению правосудия (ст. 54 АПК РФ).

- сопутствующих расходов (расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь, то есть представителей).
Цель оплаты судебных расходов - побудить стороны воздерживаться от заявления необоснованных требований и ходатайств. Истец, заявив неосновательный иск, понесет убытки, связанные с невозмещением ему судебных расходов; ответчик, по вине которого заявлен иск, принуждается не только к исполнению обязанности, но и, сверх того, к оплате судебных расходов.
Оплата расходов, необходимых для осуществления правосудия, - процессуальная обязанность заинтересованных в деле лиц, их публичная обязанность, прямо закрепленная арбитражным процессуальным законодательством.
Стороны вправе заключить соглашение о распределении судебных расходов, необходимых для осуществления правосудия, однако оно не может содержать в себе правила, которые противоречат нормам арбитражного процессуального закона. Например, недопустимо соглашением о распределении судебных расходов возлагать обязанность по уплате государственной пошлины на лицо, освобожденное от ее уплаты законом; такое соглашение не имеет правовой силы как противоречащее процессуальному закону <*>.
--------------------------------
<*> См., например: Постановление Президиума ВАС РФ от 3 сентября 2002 года N 4390/02 // Вестник ВАС РФ. 2002. N 12.

Соглашение о распределении судебных расходов в части, касающейся распределения между сторонами государственной пошлины и судебных издержек, необходимых для осуществления правосудия, является процессуальным соглашением, которое подчиняется императивно установленным правилам процессуального закона.
Несколько иная картина вырисовывается при рассмотрении данного соглашения в части, касающейся распределения между сторонами сопутствующих расходов.
Обязанность по оплате услуг представителя возникает у представляемого лица в силу гражданско-правового договора, и, следовательно, она является обязанностью не публичной, а вытекающей из частных (гражданских) правоотношений. В том случае, если стороны договорятся освободить от данной обязанности лицо, которому эти услуги были оказаны, и возложить ее на лицо, которое было "повинно" в возбуждении судебного процесса, они вправе заключить гражданско-правовую сделку по переводу долга, которая в силу ст. 391 ГК РФ допустима лишь с согласия кредитора (представителя стороны). Данная сделка не будет рассматриваться в качестве соглашения о распределении судебных расходов.
Законодатель предусмотрел, что к судебным издержкам относятся те расходы по оплате услуг представителя, которые уже понесены стороной (ст. 106, ч. 2 ст. 110 АПК РФ). Следовательно, в соглашении о распределении судебных расходов в части, касающейся распределения между сторонами сопутствующих расходов, речь может идти о возмещении той суммы расходов, которая уже выплачена представителю, но не той, которую представляемый только собирался уплатить.
В действующем АПК РФ реализуется принцип возмещения правой стороне в споре всех понесенных ею расходов, связанных с вступлением либо привлечением ее в судебный процесс, за счет неправой стороны в споре. В связи с этим, несмотря на то что расходы по оплате услуг представителя возникают у сторон вследствие исполнения гражданско-правового договора, упомянутые расходы рассматриваются как непосредственно связанные с рассмотрением дела в арбитражном суде, приравниваются к расходам из публичных оснований и возмещаются с соблюдением предусмотренных арбитражным процессуальным законом правил.
Таким образом, соглашение о распределении судебных расходов в части, касающейся распределения между сторонами сопутствующих расходов, также является процессуальным, подчиненным требованиям арбитражного процессуального закона. Следовательно, соглашение о распределении судебных расходов в целом является процессуальным соглашением.
Проблематично установление правовой природы соглашений, определяющих компетентный суд, к которым следует отнести:
1) соглашение о третейском разбирательстве или третейское соглашение;
2) соглашение о подсудности;
3) соглашение об определении компетенции арбитражных судов в Российской Федерации по делам с участием иностранных лиц.
Правовая природа указанных соглашений - предмет давних дискуссий. Одни из ученых относят их к материальным, другие - к процессуальным соглашениям, третьи определяют данный вид соглашений как соглашения особого рода, не признавая их процессуальными или материальными. Нельзя не согласиться с тем, что соглашения, определяющие компетентный суд, обладают качественным своеобразием, однако их следует относить к группе материальных соглашений. В подтверждение обоснованности данного утверждения необходимо обратиться к категории защиты гражданских прав.
Наибольшее распространение в литературе получила точка зрения, согласно которой право на защиту представляет собой самостоятельное субъективное право, обладающее специфическим содержанием <*>.
--------------------------------
<*> Гражданское право: В 2-х т.: Т. 1 / Под ред. Е.А. Суханова. М.: БЕК, 1993. С. 164 (автор главы - В.П. Грибанов); Гражданское право: Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: ПБОЮЛ Л.В. Рожников, 2001. С. 291.

Всякое субъективное гражданское право подлежит защите, носитель этого права обладает соответствующим правом на его защиту, которое может осуществляться при помощи средств, допускаемых законом. Право на защиту проявляется лишь в ситуациях, когда кто-то оспаривает или нарушает субъективное гражданское право. То есть реально право на защиту начинает "работать" в момент нарушения или оспаривания субъективных гражданских прав. Если носитель субъективного гражданского права полагает свое субъективное гражданское право нарушенным (оспоренным), в то время как факт нарушения (оспаривания) его субъективного права не имел места, право на защиту не может быть реализовано данным лицом. Невозможность осуществления права на защиту налицо и в том случае, когда нарушенное (оспоренное) субъективное право лицо ошибочно полагает принадлежащим ему, тогда как на самом деле оно принадлежит иному лицу. При таких условиях суд откажет названным лицам в защите права - вынесет решение об отклонении исковых требований по причине отсутствия нарушения прав истца.
Вступая в гражданское правоотношение путем совершения двусторонней сделки, стороны обычно определяют в договоре последствия нарушения каждой из сторон принятых на себя обязательств. Чаще всего в результате в договор включают условия о соответствующих мерах ответственности.
Меры ответственности и способы защиты права - не различные, а соотносительные категории <*>, поэтому в число способов защиты, поименованных в ст. 12 ГК РФ, входит, в частности, взыскание неустойки как мера ответственности. Устанавливая в договоре определенный размер неустойки, стороны тем самым конкретизируют способ защиты права, который будет использоваться в случае нарушения условий договора.
--------------------------------
<*> Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность (очерк теории). М.: Городец-издат, 2001. С. 115.

Стороны вправе договориться и о другом: например, ограничить использование какого-либо способа защиты права или применить только один способ, установленный законом для данного вида договора. Так, ст. 468 ГК РФ предусматривает последствия нарушения условия договора купли-продажи об ассортименте товаров. При этом ч. 6 данной статьи устанавливает, что содержащиеся в ней правила применяются, если иное не предусмотрено договором купли-продажи. Таким образом, стороны могут включить в договор правило о том, что при нарушении продавцом условия об ассортименте товара покупатель не вправе отказаться от всех переданных товаров, ограничив тем самым способы защиты прав покупателя.
Кроме того, стороны договорного обязательства вправе закрепить в договоре положение, согласно которому все возникающие между ними споры подлежат совместному рассмотрению, а при недостижении согласия - передаче в компетентный суд. Такое положение не противоречит ст. 9 ГК РФ, устанавливающей, что гражданские права (в том числе и право на защиту) осуществляются гражданами и юридическими лицами по своему усмотрению. По существу, названным положением стороны закрепляют возможность использования неюрисдикционной формы защиты права, а при недостижении положительного результата - юрисдикционной формы. Форма защиты права определяется субъектом применения мер, направленных на пресечение нарушения и восстановление нарушенного права. В зависимости от субъектного состава лиц, осуществляющих защиту права, различают две основные формы: юрисдикционную, которая осуществляется уполномоченными государством органами (суд, арбитражный суд, третейский суд, административный орган и др.); неюрисдикционную, которая осуществляется гражданами и организациями самостоятельно, без обращения за помощью к уполномоченным государством органам.
Своим соглашением стороны могут не только установить форму защиты права (неюрисдикционная или юрисдикционная); они вправе допускаемым законом образом конкретизировать (уточнить) юрисдикционную форму. Речь в данном случае идет об определении соглашением сторон компетентного суда.
Любое из названных соглашений, определяющих компетентный суд, регулирует вопросы формы защиты прав, вытекающих из гражданского правоотношения. Следовательно, такое соглашение является самостоятельным и не находится в зависимости от наличия самого гражданского правоотношения. Самостоятельность соглашения, определяющего компетентный суд, проявляется в том, что отсутствие между сторонами гражданского правоотношения (например, по причине недействительности сделки) не влечет автоматически недействительности соглашения, определяющего компетентный суд.
Надлежащим образом заключенное соглашение, определяющее компетентный суд, является обязательным для сторон. Его обязательность выражается в том, что стороны не могут изменить его в одностороннем порядке: такое изменение допустимо только по соглашению сторон.
В силу ст. 11 Гражданского кодекса РФ защита нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляется судом общей юрисдикции, арбитражным судом или третейским судом. Закон наделил субъектов гражданского правоотношения правом самостоятельно определить, в какой суд - государственный или третейский - они обратятся за защитой нарушенного субъективного гражданского права. Иными словами, выбор между государственным и третейским судом осуществляется сторонами.
В том случае, если вступившие в гражданское правоотношение лица договорятся о том, что возникающие между ними споры должны быть переданы на разрешение третейского суда, они заключают третейское соглашение <*>. Выделяют три вида третейских (арбитражных) соглашений: арбитражный договор - самостоятельное соглашение между сторонами о третейском разбирательстве споров, которые могут возникнуть в будущем или в связи с каким-либо конкретным контрактом (группой контрактов), заключенным этими сторонами; арбитражная оговорка - соглашение сторон об арбитражном порядке разрешения споров, прямо включенное в контракт и ставшее частью этого договора; третейская запись - отдельное от контракта соглашение между сторонами об арбитражном разбирательстве уже возникшего между ними спора.
--------------------------------
<*> Федоров А.Г. Международный коммерческий арбитраж: Учебное пособие. М.: Дашков и К., 2000. С. 38.

Третейским соглашением стороны устанавливают, что могущий возникнуть или уже возникший спор относится к компетенции третейского суда, то есть определяют компетентный юрисдикционный орган, который разрешит спор. Таким образом, третейским соглашением стороны не создают самостоятельного гражданского правоотношения, а конкретизируют юрисдикционную форму защиты права. Положения третейского соглашения, как и само право на защиту, "активизируются" лишь в случае нарушения (оспаривания) субъективных гражданских прав или законных интересов стороны - участника гражданского правоотношения.
В силу Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" основные черты третейского соглашения следующие:
- третейское соглашение заключается между субъектами, связанными гражданским правоотношением <*>;
--------------------------------
<*> Форма и содержание третейского соглашения установлены в ст. 7 Федерального закона от 24 июля 2002 года N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации".

- третейское соглашение может быть заключено сторонами в отношении всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между сторонами в связи с конкретным правоотношением (ч. 2 ст. 5);
- стороны вольны в определении компетентного третейского суда;
- третейское соглашение в отношении спора, который находится на разрешении в государственном суде, может быть заключено сторонами в период до принятия решения по спору (ч. 4 ст. 5).
Передача спора на рассмотрение третейского суда не означает отказа от правосудия; это допускаемое законом для сторон гражданского правоотношения самоограничение права на защиту в государственном суде <*>. Обращаясь за разрешением спора к компетентному третейскому суду, стороны реализуют право на защиту в иной (предусмотренной договором) форме, что не противоречит общим началам гражданского законодательства. Стороны вправе конкретизировать юрисдикционную форму защиты права и в том случае, если в качестве юрисдикционного органа ими был избран государственный суд. Следует особо подчеркнуть, что стороны имеют некоторую "свободу" в отношении определения компетентного государственного суда, которому подсуден возникший между ними спор, но российское законодательство не допускает изменения соглашением сторон подведомственности спора <**>. Так, если в силу правил подведомственности спор подлежит разрешению в арбитражном суде, стороны своим соглашением не могут установить подведомственность данного спора суду общей юрисдикции; такое соглашение будет недействительным.
--------------------------------
<*> См. об этом: Комаров А.С. Основополагающие принципы третейского суда // Вестник ВАС РФ. 2001. N 4. С. 89; Суханов Е. Третейские суды в системе торгово-промышленных палат: состояние дел и перспективы развития // Хозяйство и право. 2003. N 3. С. 74.
<**> Различие между подсудностью и подведомственностью имеет качественный характер, поскольку подсудность не что иное, как понятие, производное от подведомственности, это разновидность подведомственности в применении к судебным органам. См.: Осипов Ю.К. Подведомственность юридических дел: Учебное пособие. Свердловск, 1973. С. 11 - 31.

Итак, стороны вправе заключить соглашение о подсудности <*> (ст. 37 АПК РФ), которое в определенной степени аналогично третейскому соглашению.
--------------------------------
<*> Признается, что соглашение о подсудности может включаться в договор, а также выражаться в иных формах: в письмах, телеграммах, других документах, исходящих от сторон, в том числе составленных после возникновения спора, но до принятия арбитражным судом заявления к своему производству. См.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. Г.А. Жилина. М.: ТК Велби, 2003. С. 105.

Предметом соглашения о подсудности являются не процессуальные права и обязанности, поскольку на момент его заключения они еще не возникли, ибо стороны пока не вступили в процесс по делу. Как и третейским соглашением, соглашением о подсудности стороны устанавливают юрисдикционный орган, полномочный разрешить возникший или могущий возникнуть между ними спор, то есть определяют компетентный государственный суд (здесь - компетентный арбитражный суд). Таким образом, соглашением стороны конкретизируют юрисдикционную форму защиты права.
Отличия соглашения о подсудности от третейского соглашения заключаются в следующем:
- стороны могут изменить лишь территориальную подсудность, предусмотренную ст. 35 и 36 АПК РФ, то есть определить, арбитражный суд какого субъекта РФ компетентен разрешать спор, который уже возник или может возникнуть между ними;
- соглашение о подсудности может быть заключено в период до принятия арбитражным судом заявления к производству, в противном случае такое соглашение не имеет юридической силы (ст. 37 АПК РФ). Хотя АПК РФ допускает отступление отданного правила в тех случаях, когда обе стороны заявили ходатайство о рассмотрении дела по месту нахождения большинства доказательств, то есть, по существу, пришли к соглашению об изменении подсудности. В таком случае дело передается на рассмотрение другого арбитражного суда того же уровня (п. 2 ч. 2 ст. 39).
Прежде чем перейти к рассмотрению третьего вида соглашений - соглашений, предусмотренных ст. 9 АПК РФ, необходимо сделать оговорку об используемых в арбитражном процессуальном законе терминах. В действующем АПК РФ глава 4, устанавливающая правила подведомственности и подсудности дел арбитражным судам, обозначена как "Компетенция арбитражных судов", тогда как глава 3 АПК 1995 года, регулировавшая те же вопросы, именовалась "Подведомственность и подсудность".
Вероятно, можно рассматривать дополнительный термин "компетенция" как излишне "утяжеляющий" арбитражный процессуальный закон или не соглашаться с целесообразностью применения понятия "компетенция" в значении более узком, нежели оно имеет. Понятие "компетенция" достаточно широкое: оно охватывает всю совокупность прав и обязанностей суда, включая и право суда на рассмотрение определенного круга гражданских дел <*>. Компетенцию рассматривают как круг установленных законом властных полномочий органов государства, должностных лиц, общественных организаций, которые в то же время являются и их обязанностями <**>.
--------------------------------
<*> Советский гражданский процесс / Под ред. А.А. Добровольского, А.Ф. Клейнмана. М.: Изд-во Московского ун-та, 1970. С. 100; Советский гражданский процесс / Под ред. А.А. Добровольского. М.: Изд-во Московского ун-та, 1979. С. 87.
<**> Осипов Ю.К. Подведомственность юридических дел: Учебное пособие. Свердловск, 1973. С. 11 - 31; Курс советского гражданского процессуального права: В 2-х т.: Т. 2. М.: Наука, 1981. С. 6.

Иными словами, компетенция любого государственного суда не исчерпывается подведомственностью и подсудностью. К компетенции арбитражных судов отнесено рассмотрение и разрешение правовых дел, возникающих в сфере предпринимательских и иных экономических отношений, а также проверка законности судебных актов по данным делам в апелляционном, кассационном, надзорном порядке и пересмотр их по вновь открывшимся обстоятельствам; обращение в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном судебно-арбитражном деле; изучение и обобщение судебно-арбитражной практики применения законов и иных нормативных правовых актов, регулирующих отношения в сфере предпринимательских и иных экономических отношений; разработка предложений по совершенствованию законов и иных нормативных правовых актов, регулирующих отношения в сфере предпринимательских и иных экономических отношений; ведение судебной статистики в арбитражных судах и проч. Неточность, допущенную в наименовании главы 4 действующего АПК РФ, можно было бы устранить, обозначив упомянутую главу как "Компетенция арбитражных судов по рассмотрению и разрешению дел".
Однако представляется, что подобное нововведение обладает определенными положительными свойствами: в частности, объединяя институты подведомственности и подсудности в единый институт компетенции, оно может облегчить практику их применения.
Кроме того, нельзя не учитывать, что правовые нормы, регулирующие судебную компетенцию в зарубежных странах, объединяются законодательством или доктриной в институты, число и наименование которых различны. Например, признается, что в немецком процессуальном праве понятие судебной подведомственности отсутствует: судебная подведомственность и подсудность как бы объединены в понятие подсудности <*>; эти предписания разнообразны и нередко сложнее, чем соответствующие положения отечественного права. При этом, как отмечают специалисты, они, в сущности, отражают единообразные аспекты именно судебной компетенции <**>. Таким образом, использование в российском законодательстве термина "компетенция" будет способствовать упорядочению решения вопросов, связанных с международной подсудностью.
--------------------------------
<*> Давтян А.Г. Гражданское процессуальное право Германии. М.: Городец-издат, 2000. С. 2.
<**> Елисеев Н.Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран: Источники, судоустройство, подсудность. М.: Статут, 2000. С. 67.

Под международной подсудностью в целях данной статьи понимается компетенция российских арбитражных судов по гражданским делам с иностранным элементом, позволяющая отграничить ее от компетенции государственных судов иных государств.
Единого принципа определения международной подсудности не существует, однако действующие дву(много)сторонние международные договоры нередко устанавливают правила о международной подсудности, позволяющие определить суд, компетентный рассматривать споры в сфере предпринимательских отношений.
Территориальная международная подсудность и внутренняя территориальная подсудность в основном совпадают: территориальная и, следовательно, международная подсудность определяются по общему правилу местом жительства (местом нахождения) ответчика (ст. 247 АПК РФ). Названная статья предусматривает и исключения из общего правила, а кроме того, устанавливает, что арбитражные суды в Российской Федерации рассматривают также дела в соответствии с соглашением сторон, заключенным по правилам, установленным ст. 249 АПК РФ.
Заключая соглашение об определении компетенции арбитражных судов в Российской Федерации по делам с участием иностранных лиц (далее - соглашение об определении компетенции по делам с участием иностранных лиц), стороны вправе отступить от общих правил. Они могут определить компетентный национальный суд, который, не располагая соответствующей компетенцией в силу закона, будет уполномочен соглашением сторон к рассмотрению возникшего между ними спора (пророгация), либо, напротив, стороны договорятся об исключении из компетенции национального суда рассмотрения спора, отнесенного к его ведению законом (дерогация). Не допускается изменение установленной законом международной подсудности по делам, связанным с государственной тайной, по делам исключительной международной подсудности дел, определенной национальным или международным договором, а также по делам особого производства.
АПК РФ предусматривает письменную форму для соглашения об определении компетенции по делам с участием иностранных лиц (ч. 2 ст. 249). Это может быть отдельный документ или составная часть заключенного гражданско-правового договора.
Существо соглашения об определении компетенции по делам с участием иностранных лиц аналогично существу третейского соглашения и соглашения о подсудности: заключая соглашение об определении компетенции, стороны конкретизируют юрисдикционную форму защиты права. Таким образом, общие признаки соглашений, определяющих компетентный суд, распространяются в равной степени и на соглашение об определении компетенции по делам с участием иностранных лиц (самостоятельность, обязательность).
Исходя из сказанного и с учетом того, что категория защиты права является категорией материального права, соглашения, определяющие компетентный суд, следует относить к группе материальных соглашений.
В отличие от соглашений, определяющих компетентный суд, соглашение о применимом праве (ч. 5 ст. 13 АПК РФ) бесспорно относится к группе материальных соглашений.
Возможности сторон гражданского правоотношения, осложненного иностранным элементом, выбрать применимое право - проявление одного из основных начал международного частного права, известного как принцип автономии воли. Данной возможности выбора применимого права посвящена ст. 1210 ГК РФ <*>.
--------------------------------
<*> Подробнее об этом см., например: Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. М.: Юристъ, 2002. С. 421.

С учетом всего сказанного к процессуальным соглашениям следует относить лишь соглашение по фактическим обстоятельствам и соглашение о распределении судебных расходов. К материальным соглашениям, упомянутым в АПК РФ, относятся следующие соглашения: третейское, относительно применимого права, о подсудности, мировое, по спору из публичных правоотношений, об определении компетенции по делам с участием иностранных лиц.
Приведенное в данной статье разграничение соглашений на материальные и процессуальные имеет практическую значимость, поскольку:
процессуальные соглашения не влекут для сторон судебного разбирательства гражданско-правовых последствий;
к процессуальным соглашениям неприменимы положения ГК РФ о расторжении или изменении договора, о недействительности сделок.

Источник публикации: "Хозяйство и право", 2004, N 1

Страницы: [1] 2 3